Рубрики
Больше Культура

В «Зарядье» выступил знаменитый тенор Джозеф Каллейя — Российская газета



Уроженец небольшого острова в Средиземном море Джозеф Каллейя безоговорочно входит в сонм лучших оперных певцов ХХI века. В Москву он приехал в качестве главной звезды своей родной Мальты и дал сольный концерт в рамках гастрольного тура Мальтийского филармонического оркестра, за дирижерский пульт которого встал Константин Орбелян.

Каллейя, решив серьезно заниматься вокалом в 16 лет, пел сначала в церковном хоре и брал уроки у мальтийского тенора Пола Асциака, с которым работает и поныне. Успешная карьера планетарного машстаба началась у него уже в 20 лет. И, как оно часто бывает, произошло это после побед на престижных международных конкурсах Belvedere в Вене и Operalia Пласидо Доминго в Пуэрто-Рико.

Впервые в Москву и в Россию Джозеф Каллейя приезжал в январе 2007 года, запомнившись впечатляющим участием в концертном исполнении оперы Доницетти «Лючия ди Ламмермур» в партии страстного Эдгара Равенсвуда, возлюбленного Лючии — прекрасной Лоры Клейкомб. Потом уже годы спустя последовали два сольных концерта в статусе абсолютной звезды, которая и сегодня, как показал и нынешний вечер, не теряет своей яркости, а, наоборот, приобретает редкие, очень востребованные оперным театром качества. Прежде всего, твердо «заявив» своим выступлением, что, обладая сокрушительным обаянием, его голос имеет редкую способность, как к лирическому, так и драматическому репертуару. И всякие попытки «втиснуть» его талант в строго очерченные рамки определенного вокального амплуа бессмысленны.

И в подтверждение этому представил в «Зарядье» по-настоящему звездную программу, немного эклектичную, но состоящую из хитов, что неизменно приводят в восторг самую разную публику. Дабы сделать реверанс публике, певец даже рискнул исполнить, как и на концерте 2014 года, романс Чайковского «Нет, только тот, кто знал». И получилось у него с большим чувством, подлинной музыкальностью и чуть-чуть подглядывая в «шпаргалку» с русским текстом, который на этот раз поддался ему практически без серьезных помарок. Еще в программе вечера пару песен Тости, а все остальные номера — оперные арии, в основном итальянские.

Единственное замечание, или даже точнее ощущение, что голос 41-летнего тенора чуть «взрословатый» для Ромео из оперы Гуно «Ромео и Джульетты» из-за того, что от природы его голос отличается немного глухим звучанием в нижнем регистре и немного баритональной окраской. Зато все другие арии — вердиевские Герцога из «Риголетто» и Рудольфа из «Луизы Миллер», веристские — Каварадосси из «Тоски» Пуччини и Федерико из «Арлезианки» Чилеа — были исполнены фактически эталонно, как по смысловой и эмоциональной наполненности каждой фразы, так и роскоши кантилены с кульминационно-триумфальными верхними нотами. Вопреки филармоническому формату выступления, из всякой арии получился реальный театр, захватывающий стопроцентной актерской самоотдачей. Публика откликнулась ответным экстатическим восторгом, в благодарность за который получила на бис «Гранаду», O sole mio и «Очи черные».



Source link

Рубрики
Больше Культура

В КЗ «Зарядье» состоится российская премьера оратории «Андрей Рублев»



Партитуру оратории «Андрей Рублев» написал епископ и официальный композитор Ватикана монсеньор Марко Фризина. А решение об осуществлении этого совместного проекта Русской Православной и Римско-католической церквей было принято на заседании Комиссии по культуре в Ватикане.

Мировая премьера партитуры прошла 20 января 2019 года в кафедральном соборе Рима — базилике Святого Иоанна Крестителя на Латеранском холме. Произведение уникально тем, что написано католическим священником к тридцатилетию прославления православного святого в лике святых (2018).

Премьеру в Риме исполняли Московский Синодальный хор, хор Римской епархии и итальянский симфонический оркестр Fideles et Amati.

Первое исполнение в России представят солисты, объединенный состав хоров: Московского Синодального, Хора Московского Богоявленского кафедрального собора в Елохове, Молодежного Синодального хора, а также российский оркестр Voce Anima. Дирижировать премьерой будет сам автор.

Маэстро Марко Фризина — современный итальянский композитор, работающий на стыке жанров классической, церковной и спиритуальной музыки, умело подкрашенной музыкальной палитрой, включающей джаз, панк, рок, популярную киномузыку таких прославленных итальянцев, как Нино Рота и Энио Морриконе.

Сюжетной канвой оратории «Андрей Рублев» послужили «беседы» двух величайших русских иконописцев XV века: Андрея Рублева и его наставника Даниила Черного, создавших росписи Успенского собора во Владимире и скончавшихся почти одновременно около 1430 года. Как утверждают исторические источники, тесная духовная связь двух «сопостников» сохранялась до самой их смерти. «Чудные добродетельные старцы», «любовь к себе велику стяжавше», остались в веках как «всех превосходящи живописцы» и «в добродетелях совершенны» иноки…

Прямая речь

Алексей Пузаков,

художественный руководитель Московского Синодального хора:

— Идея сочинения родилась у монсеньера Марко Фризина после знакомства с киношедевром Андрея Тарковского «Андрей Рублев». С первых звуков произведение захватывает тем, что, наряду с итальянскими текстами, композитор использует и церковно-славянский язык. Все это воплощается в чисто итальянском лирическом современном мелодизме, а также интонациях русских православных песнопений. В основном, — это традиционные монастырские напевы, близкие к старинному обиходу, к изучению которых, композитор подошел серьезно. Создается интересный, и даже неповторимый музыкальный синтез, который легко ложится на слух и помогает слушателю проникнуть в смысл этого произведения: в творчестве Андрея Рублева мы видим ориентиры традиционных христианских ценностей любви и взаимопонимания».

Оратория имеет единую форму без перерывов между частями. Композиционное решение (в котором есть вступление, кульминация и финал) строится на диалогах и размышлениях. Они поддерживаются хоровыми фрагментами в исполнении большого смешанного состава. Особо выделены группы мужского хора, которые как раз и поют древние монастырские обиходные песнопения.

Интерпретация оратории, как бы дополняется самим автором — Марко Фризина является одновременно и композитором, и дирижером, и священником. Это чувствуется в его образе и жесте. Он спокоен и несколько отрешен, все эмоции чувствуются у него внутри: это просветленный лик человека, посвятившего свою жизнь Богу.

Отмечу также, что исполнению оратории «Андрей Рублев» как нельзя лучше отвечает современный зал «Зарядье». Такое человеческое сообщество, когда зрители окружают сцену и музыкантов на ней, дает дополнительный смысл, — все мы как бы находимся в едином духовном созерцании того, о чем нам рассказывает музыка.

Кстати

Проект осуществляется при поддержке Министерства культуры РФ.

Партии в оратории 24 ноября в зале «Зарядье» исполнят: Андрей Рублев — Михаил Туркин (баритон), Даниил Черный — Иван Любимов (тенор), Марфа — Варвара Федотова (сопрано), Мать -Евгения Кузнецова (контральто), Гавриил — Константин Федотов (бас).

Партия органа — титулярная органистка римско-католического кафедрального собора Москвы Анна Ветлугина.

В первом отделении концерта также прозвучат духовные сочинения П. Чеснокова, А. Шнитке, А. Вискова, Митрополита Илариона (Алфеева), Марко Фризины и др.

Справка «РГ»

Монсеньор Марко Фризина родился в Риме в 1954 году. Окончил знаменитую римскую Консерваторию святой Цецилии. Рукоположен в священники в 1982?году. Является основателем и дирижером Хора Римской епархии, с которым принимает участие в наиболее важных богослужениях, в том числе совершаемых Папой Римским. В настоящее время — консультант Папского совета по содействию новой евангелизации и настоятель базилики святой Цецилии в Трастевере. Автор литургических песнопений, музыки ко многим художественным и телевизионным фильмам на религиозные и исторические сюжеты.



Source link

Рубрики
Больше Культура

Задайте вопрос гендиректору концертного зала «Зарядье» — Российская газета



Ольга Эдуардовна Жукова

генеральный директор Московского концертного зала «Зарядье»

Вопросы можно задать в среду, 13 ноября, с 10.00 до 11.00 по московскому времени по телефону 8 800 200 09 09 (звонки бесплатные из всех регионов России). Можно также отправить вопросы уже сейчас по электронной почте [email protected] и по факсу 8 499 257 58 92.



Source link

Рубрики
Больше Культура

В «Зарядье» завершился фестиваль Валерия Гергиева — Российская газета



Первый Московский фестиваль в «Зарядье» представил за шесть дней 12 разных программ, а завершился четырехчасовой гала-программой с участием оркестра Мариинского театра, Дениса Мацуева и лауреатов XVI Конкурса Чайковского. На концерте присутствовал Владимир Путин.

Как объяснял идею своего нового фестиваля Валерий Гергиев, в московском Концертном зале «Зарядье» он будет теперь показывать работы Мариинского театра и представлять лауреатов Конкурса Чайковского. Так, по крайней мере, выглядела первая афиша его фестиваля: сценическая версия «Пеллеаса и Мелизанды» Дебюсси, концертные исполнения «Тангейзера» и «Иоланты», симфонические партитуры (Пятые симфонии Бетховена и Шостаковича, сочинения Мусоргского, Прокофьева, Римского-Корсакова, Родиона Щедрина и др.), инструментальные концерты, в которых солировали пианисты Александр Канторов, Мао Фудзита, скрипач Сергей Догадин, рециталы и «гала».

В последний вечер фестиваля в двух программах с оркестром Мариинского театра выступил Денис Мацуев, сыгравший немыслимый для исполнения в один день набор из двух труднейших в фортепианной литературе концертов: Второй Родиона Щедрина и Второй Сергея Прокофьева. Но оба концерта, именно из-за своей головоломной технической сложности, особенно идут виртуозной харизме Дениса Мацуева и даже повышают в его интерпретации «градус» исполнительской скорости, заданный композиторами.

Второй щедринский, написанный в 1960-е годы, своего рода коллаж 12-тоновой техники (додекафонии) и джаза, Мацуев исполняет с Гергиевым (с Мариинским и с Мюнхенским оркестром) давно. Их слаженный тандем ощущается в особом драйве ансамбля, где оба партнера — и пианист, и оркестр — от первой до последней ноты проходят на одном дыхании. В части «Диалоги» тон задает напряженный речитатив рояля, с «высоковольтным» маркато Мацуева, передающимся оркестру. У Мацуева феноменально быстрые фигурации рояля на постоянном форте и изматывающее движение четко артикулированного звука. В части «Импровизации», несмотря на критический для ясного звука темп, у него каждая нота четко впечатывалась в клавиатуру. Агон Мацуева и Мариинского оркестра получился взрывной и эффектный. Каждый поворот щедринской партитуры раскрывался с какой-то патетикой рационального, близкой по духу 60-м годам, увлеченным одновременно наукой и поэзией.

Тест на выносливость — исполненный пианистом в тот же вечер Второй прокофьевский концерт — с харизматичной для Мацуева энергией barbaro, в запредельных темпах, в том же варианте «гоночного» марафона с оркестром, как и в щедринском концерте, с немыслимыми каскадами аккордов на фортиссимо (в знаменитой каденции) и безостановочно мчащейся фортепианной лавиной. Футуристическая прокофьевская музыка должна была завершить новый московский фестиваль Гергиева, но финал организовали иначе: перед президентом РФ выступили молодые музыканты, лауреаты XVI Конкурса Чайковского.



Source link

Рубрики
Больше Культура

В «Зарядье» артисты Мариинского театра исполнили «Иоланту» — Российская газета



Самую философскую оперную партитуру великого русского композитора, посвященную вечной теме человеческого познания и прозрения, Валерий Гергиев записал для компании Philips еще в 1994 году с Галиной Горчаковой и Гегамом Григоряном в главных партиях.

И спустя столько лет, на концерте в «Зарядье», в его трактовке ощущался огромный музыкантский и дирижерский опыт: артикулированность оркестрового звука, богатство контрастов и динамических нюансов, внутренний нерв раскрылись слушателям с первых же минут оперы.

Мрачно-фаталистическое звучание деревянных и медных духовых в оркестровом вступлении гармонично переходило в светлую, полную лучезарной красоты мелодию струнных с переливами арф. Выразительность оркестровой ткани Гергиеву удалось сохранить до самого финала, где торжественное звучание tutti передавало ощущение искрящегося, солнечного счастья.

В партии Иоланты Ирина Чурилова создала очень искренний образ, полный мягкости и душевной красоты. Но и несовершенства вокальной техники давали о себе знать, особенно в верхнем регистре, который у певицы часто звучал расфокусированно и тремолирующе. Сходные проблемы испытывал Станислав Трофимов (король Рене).

Самым ярким за вечер стало выступление Нажмиддина Мавлянова: с его звенящими, полнокровными верхними нотами, резонирующими в огромном пространстве «Зарядья», с пылкой, полной возвышенного романтизма фразировкой, сочетавшей страстную героику и изысканную патетику: эти качества в полной мере раскрылись во вставном романсе Водемона «Нет! Чары ласк красы мятежной…» и в знаменитом развернутом дуэте с Иолантой. На его фоне менее ярко, но крепко и профессионально прозвучали Владислав Куприянов, с романтическим задором исполнивший знаменитую арию Роберта, и Роман Бурденко, с мастерством интерпертировавший таинственно-экзотический по мелодике монолог мавританского врача Эбн-Хакиа. Слаженно и компактно звучал и хор Мариинского театра, завершивший оперу на удивительно светлой ноте.

Между тем

Сегодня первый Московский фестиваль в «Зарядье» закроется выступлением Дениса Мацуева, оркестра Мариинского театра с Валерием Геогиевым и лауреатов XVI Конкурса Чайковского. В программе музыка Родиона Щедрина, Дмитрия Шостаковича, Сергея Прокофьеваи др.



Source link

Рубрики
Больше Культура

Путин приехал на концерт оркестра Мариинского театра в «Зарядье»


Президент России Владимир Путин в День народного единства посетил концерт Симфонического оркестра Мариинского театра в концертном зале парка «Зарядье».

Концерт под управлением Валерия Гергиева, в котором принимают участие лауреаты XVI Международного конкурса имени П.И. Чайковского, проходит в рамках I Международного московского фестиваля «Зарядье», открывшегося в Москве 30 октября.

В программе вечера заявлены Симфония № 5 Дмитрия Шостаковича и Концерт для фортепиано с оркестром № 2 Сергея Прокофьева в исполнении оркестра Мариинского театра и пианиста Дениса Мацуева.

Кроме того, зрителей ждет выступление победителей конкурса им. П.И. Чайковского.



Source link

Рубрики
Больше Культура

«Страдивари-ансамбль» выступил на фестивале в «Зарядье» — Российская газета


В Концертном зале «Зарядье» в рамках Первого международного Московского фестиваля «Зарядье» выступил «Страдивари-ансамбль» Мариинского театра - коллектив солистов оркестра, играющих на старинных, уникальных по звучанию струнных инструментах, созданных мастерами кремонской школы: Амати, Страдивари, Гварнери, Гваданини и Гофриллера.

Слушать великолепные музыкальные инструменты Мастеров в зале, который сам является «музыкальным инструментом» — особое удовольствие. На концерте присутствовал Ясухиса Тоёта, известный акустический мастер, работавший над акустикой зала «Зарядье». Мастер подтвердил, что создание зала действительно напоминает создание музыкального инструмента и что каждый зал получается особенным, их невозможно сравнивать между собой, как невозможно сравнивать собственных детей.

Концерт стал камерным музыкальным изыском среди полномасштабных симфонических концертов в программе Фестиваля — богатая нюансами монохромная тембровая палитра струнных, популярные традиционные для струнных ансамблей произведения (Серенада для струнных Петра Ильича Чайковского, Сюита «Из времен Хольберга» Эдвард Грига), стильная «безделушка» для маэстро Гергиева, привыкшего управлять огромными оркестровыми массами.

«Страдивари-ансамбль» на этот раз был больше похож на солидный струнный оркестр — по 4 пульта скрипок, что давало очень насыщенный полнокровный звук теплых «фирменных» мариинских струнных в густых туттийных эпизодах, протяженных мелодиях. Комплимент не только исполнению, но, прежде всего, — акустике зала: каждый голос в имитациях, перекличках и полифонических разделах был слышен отдельно, сохраняя свою тембровую окраску, не сливаясь в однородное звучание. В тихих и лирических моментах сохранялась удивительная прозрачность и четкость линий. Может быть, хотелось чуть большей графичности и точности линий в унисонах, монохромный карандашный рисунок или рисунок пером должен быть, наверное, более тонким. Но возможность следить за линиями и нюансами игры тембров однородных инструментов было наслаждением для слуха.

В Фортепианном концерте № 1 Дмитрия Шостаковича палитра струнных дополнилась контрастными ударным фортепиано и яркой трубой. Солисты — лауреат II премии XIII Международного конкурса имени П. И. Чайковского и солист Петербургского дома музыки Мирослав Култышев, а также Тимур Мартынов, великолепная труба Мариинского оркестра.

Это концерт Шостаковича в каждом музыканте пробуждает дух ребячества, игры, живого спонтанного музицирования, столько в нем драйва и юношеского «хулиганства». Этой энергией заражаются даже серьезные музыканты, казалось бы, не склонные к юмору и иронии. Не стал исключением и Мирослав Култышев, музыкант романтического склада, пианист, более философский, «размышляющий», нежели «играющий»: острая артикуляция, подчеркнутые акценты, заводная энергия. Сольной каденция в финальной части с подчеркнутыми синкопами и акцентами звучала почти по джазовому.

Но на бис пианист исполнил все-таки более органичный для своей исполнительской природы романтически-мятежный этюд Скрябина (op. 8 № 12).



Source link

Рубрики
Больше Культура

Мао Фудзита сыграл Моцарта на фестивале в «Зарядье» — Российская газета


С двумя моцартовскими программами на новом Московском фестивале в «Зарядье» Валерия Гергиева выступил лауреат II премии XVI Конкурса Чайковского японский пианист Мао Фудзита. Именно Моцартом Мао Фудзита уже на первом туре XVI Конкурса Чайковского очаровал жюри и публику, сразу попав в первую линию претендентов на главную премию.

Он сыграл тогда Сонату № 10 до-мажор, и ощущение какого-то невербального чуда от его исполнения осталось у всех, словно он воспроизвел моцартовскую исполнительскую манеру. Поразила в его игре легкость и чистота пассажной техники, импровизационность и точность в развитии фразировки, филигранная «орнаментальная» техника, певучесть и ясность контрастов, лучезарный темперамент. И его не случайно прозвали «солнечным Мао», от его игры действительно исходит что-то светлое, неперегруженное драматизмом, гармоничное, ясное. Тогда, на Конкурсе многие хотели бы услышать в финале Моцартовский концерт в его исполнении, но он выбрал Третий рахманиновский, к которому пока его путь только разворачивается.

Между тем, Мао Фудзита, студент Токийского колледжа, действительно обладает уникальной индивидуальностью, которая очень нужна на сегодняшней концертной сцене, переполненной виртуозами, с их радикально быстрыми и громкими исполнительскими концептами.

Сыграть сольную программу и концерт Моцарта на первом Московском фестивале в «Зарядье» предложил Мао Фудзите Валерий Гергиев. И хотя это не такая простая задача выступать с моцартовской монопрограммой, где каждое сочинение требует «лупы» от исполнителя, где невозможно прикрыться ни бурной фортепианной фактурой, ни головоломной техникой, ни даже исполнительским темпераментом, Мао Фудзита собрал интереснейший моцартовский «сюжет» из Сонат (№ 8,10,18), Вариаций на тему менуэта Дюпора, Фантазии ре-минор и Концерта № 20. Идея его выбора состояла в том, чтобы представить разные фортепианные жанры у Моцарта. Хронологически все эти сочинения оказались в линейке опусов 1780-х годов, созданных в Вене (кроме парижской 8-й Сонаты ля-минор 1878 года). И каждое из них Мао Фудзита исполнял с каким-то особым «моцартовским» шармом, которое не поддается описанию, но как, своего рода, моцартовский миф, образ, существует в сознании.

В Фантазии ре-минор (1982) у пианиста был удивительный баланс динамики, контрастов меццо-форте и пиано, смелая педаль и невесомый звук, спокойные темпы. В Девяти вариациях на тему Жан-Пьера Дюпора (1789) — каллиграфические пассажи, безмятежная красота, искрящийся звук, изящно артикулированные на стаккато аккорды.

Сонаты — №18, ре-мажор («Охотничья», 1789), №8, ля-минор, №10, до-мажор (1783), Фудзита исполнял так же, как и всю программу, без темных, драматических красок, с дистиллировано ясной фактурой, где была и нежность в звуке, и хрустальные трели, и отточенность пальцевой техники. К концу программы ощущалось, что Фудзите «тесновато» в этой программе, и он буквально ударил на «бис» жесткий виртуозный парафраз на тему «Турецкого марша» Аркадия Володося.

Во второй вечер пианист выступил с оркестром Мариинского театра и Валерием Гергиевым, исполнив 20-й ре-минорный Концерт Моцарта (1785). Как и все другие моцартовские сочинения в исполнении Мао Фудзиты, музыка этого Концерта была у него лишена темных, беспокойных красок, трагического драматизма, наоборот, поражала прозрачностью звука, удивительным образом не пропадавшего на фоне оркестра (кстати, очень чутко державшего баланс с солистом).

Невесомые пассажи, какая-то фарфоровая гладкость звука, сложнейшее искусство простоты и абсолютная ясность звуковой материи, но главное — светящееся качество звука. Каденция же к Концерту, написанная Мао Фудзитой, оказалась близкой более романтическому шопеновскому стилю. К слову, программу из Моцарта (сонату № 18) и Шопена (сонату № 3) пианист записал на NAXOS.

Между тем, Следующие концерты Мао Фудзиты в России состоятся в Петербурге в Концерном зале Мариинки в Концерте лауреатов XVI Конкурса Чайковского (14 ноября) и на фестивале «Лики пианизма» (21 и 22 декабря). В программе: Моцарт, Бетховен, Шопен, Третий концерт Рахманинова.



Source link

Рубрики
Больше Культура

На открытии Музыкального фестиваля «Зарядье» выступил Александр Канторов — Российская газета


Известно, что Гергиев представляет лауреатов Конкурса Чайковского на разных мировых площадках — от Петербурга, Мюнхена, Лондона, до Карнеги-холла в Нью-Йорке. Теперь у молодых музыкантов появится и возможность выступить с Мариинским оркестром и с сольными программами в новом московском зале «Зарядье». Среди участников первого фестиваля — Александр Канторов (Франция), Сергей Догадин, Мао Фудзита (Япония), Анастасия Кобекина, Айгуль Хисматуллина, Айлен Притчин и другие. Программу открытия посвятили французской музыке: прозвучали «Болеро» Равеля, Фантастическая симфония Гектора Берлиоза и Пятый фортепианный концерт Камиля Сен-Санса. К слову, этот же концерт Сен-Санса исполнял в прошлом году в Москве Люка Дебарг — так же, как и Канторов, ученик Рены Шерешевской, ставший открытием Конкурса Чайковского. О том, чем привлекателен этот Концерт Сен-Санса для пианистов, как меняется творческая жизнь молодых музыкантов после конкурса Чайковского, «Российской газете» рассказал Александр Канторов:

Вы играли вашу родную французскую музыку, концерт Сен-Санса. Насколько я знаю, вы давно исполняете этот концерт, играли его под управлением своего отца?

Александр Канторов: Да, Сен-Санс один из моих любимых композиторов. Цикл его фортепианных концертов невероятно разнообразен. Каждый из концертов как будто написан другим композитором. Есть некая общая легкость и похожие пассажи, но все равно в каждом концерте чувствуется абсолютно разный подход. Пятый концерт очень забавный и экспериментальный. Первая часть пасторальная, как в бетховенской «Пасторальной симфонии», в которой изображается природа, с таким деревенским флером, с более эмоционально окрашенными и романтическими мелодиями. Однако, композитор постоянно трансформирует темы, добавляет вариации. Во второй части мы понимаем почему концерт называется египетским. Здесь явно прослеживается влияние путешествий Сен-Санса. И он привез много набросков из путешествий. Прослушиваются египетские, армянские китайские мотивы. Сегодня это звучит очень забавно. Но я думаю, что он сам хотел все совместить в этом концерте. Он создал новые для своего времени звучания. Также он пустился в некие музыкальные крайности с гонгом, цимбалами, так что все звучит довольно забавно. А последняя часть напоминает цирк, с его взрывной энергией и особой свежестью. Должно быть смешно и игриво.

Как изменилась ваша жизнь после конкурса Чайковского?

Александр Канторов: С одной стороны, внешне она очень изменилась: на уровне бизнеса, администрирования, организации такого большого количества выступлений. У меня образовалось много концертов и увлекательных событий. Благодаря этому появилась возможность выступать и общаться с невероятными людьми, с которыми я раньше не был знаком, и это все прекрасно. С другой стороны, поскольку моя музыкальная карьера все время движется вперед, мне приходится прилагать усилия, чтобы совместить ее с общением с друзьями и семьей. Когда я возвращаюсь после концертов, я стараюсь уделить время и внимание своей личной жизни. Поэтому сейчас я должен быть более организованным, нежели обычно, поскольку по своей природе я этим качеством не отличаюсь (смеется). Концерты, путешествия занимают сейчас большую часть. Темп очень интенсивный. Но мне трудно жертвовать тем или иным. Приходится помнить о всех сферах жизни и искать оптимальное решение, хотя это непросто. Хочется сохранить свое личное пространство и немного времени для себя. Конечно, часть меня всегда полностью посвящена искусству. Я все время думаю о музыке, что-то всегда происходит в моем уме. Но я стараюсь рационально разделить работу и отдых, найти хороший баланс между этими сферами.

Вы уже дали много сольных концертов и концертов с Гергиевым и в России, и в Европе. В каких городах и странах вы уже выступили?

Александр Канторов: После конкурса, мы уже дали 10 концертов — в Европе: Миккели (Финляндия), где у Гергиева свой фестиваль, Баден-Бадене, Швейцарии, Бельгии. Мы также выступали в Москве и Санкт-Петербурге с Мариинским оркестром. Что касается сольных выступлений, совсем недавно я играл концерты в Карнеги-холле в Нью-Йорке, где Валерий Абиссалович представлял победителей конкурса Чайковского. Также у меня были сольные концерты в Париже. В России, кроме Петербурга и Москвы, выступал в Сибири с оркестром, был сольный концерт в Екатеринбурге и Владикавказе. В общем, много путешествий.

Вас уже знают в России и вы уже немало поездили по стране. Какие у вас впечатления от России?

Александр Канторов: Я был поражен многогранностью и разнообразием вашей страны. В каждом регионе отличаются традиции и менталитет, словно много разных стран, соединенных вместе. Очень ярко выражена привязанность к культуре и традициям, и это дает стимул в жизни. По моим ощущениям люди очень прямые и открыто выражают то, что чувствуют. А также они веселые. Особенно это заметно в музыкальном мире Москвы и Петербурга. Существует, правда, какой-то творческий беспорядок в организации концертов. Никто не знает, чего ожидать, и вдруг, как по волшебству, все оказываются на сцене в нужный момент, и начинается концерт. Просто в Западной Европе все гораздо более структурировано, не так, как в Японии, конечно, но все же. На самом деле это прибавляет адреналина, потому что не позволяет тебе расслабиться на сцене. В общем, я замечательно провожу время в России.

Вы часто исполняете русскую музыку. У вас к ней особая привязанность, и думаю, вовсе не потому, что у вас русские корни и русский педагог.

Александр Канторов: Да, конечно. Мой первый учитель Игорь Лазько был русским. Он привил мне любовь к русской музыке, которую я часто исполнял и слушал. Мне кажется, в программу моего первого сольного концерта русской музыки вошло большинство произведений, над которыми я работал вместе с ним. Что-то есть в открытости мелодий. Довольно редкий случай для современной музыки. В этой музыке проявляется открытость русской души, настоящие переживания. И, конечно, колокола, которые точно были огромной частью жизни — и для свадеб, похорон и так далее. Ну и разнообразие музыки потрясающее — балет, опера, слушаю их в качестве дополнительной информации к фортепианным концертам.

Вы выросли в музыкальной семье. Ваш отец скрипач и дирижер. И вы хорошо знаете не только фортепианную, но оперную и симфоническую музыку.

Александр Канторов: Да, даже гораздо больше симфоническую, чем оперную, а также скрипичную. Даже еще не будучи знаком с именами композиторов и основами нотного анализа, я получал знания о музыке и ее понимание, просто слушая, как занимается мой отец. Я мог напевать целые концерты и сонаты, даже не зная, кто их написал. А также я хорошо запомнил его манеру игры, чувство паузы, звучание и подход к музыке. Сейчас я осознаю и чувствую его влияние.

Вероятно, ваша особенная певучесть фортепианной игры происходит от пения скрипки?

Александр Канторов: Да, ведь на скрипке пение более натурально. И мы, пианисты, пытаемся это воспроизвести. Конечно, игра моего отца на скрипке мне очень в этом помогла. Человеческие интонации является основой музыкальной фразы, если ты бездушно нажимаешь на клавиши, это упускается. И даже технические ошибки, которые могут быть, когда вдруг играешь не вовремя, или мимо — тоже создают эффект человечности, естественности, естественной эмоции. Также по самой природе звука — многое легче создать голосом или игрой на скрипке, чем на фортепиано.

Что вам помогает в подготовке программы? Вы слушаете записи, читаете книги?

Александр Канторов: Общение с людьми. Часто бывает, что есть какое-то произведение, которое я очень хочу сыграть, о трактовке которого у меня уже есть определенные идеи, видение. И разговариваю с моими друзьями-музыкантами, среди которых много интересных и умных, у которых значительные знания о музыке. Мне кажется, что сольная программа должна иметь интересное решение — и в компоновке программы, и в трактовке произведения. Вместе мы обнаруживаем новый способ услышать произведения. В общем, у друзей часто бывают отличные идеи. Я прислушиваюсь, дополняю свои.

Наверняка ваши родители смотрят ваши выступления и следят за вашими путешествиями.

Александр Канторов: Да, сегодня они слушали трансляцию концерта по каналу Medici, после чего я с ними созванивался. Конечно, если я выступаю в Париже, они всегда приходят. А так, у них своя жизнь, они не очень много путешествуют и не сопровождают меня в турне, но если концерт транслируют по интернету, обязательно слушают.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере «РГ»



Source link

Рубрики
Больше Культура

На фестивале «Зарядье» представили оперу «Тангейзер» Вагнера — Российская газета


На Первом фестивале «Зарядье» Валерия Гергиева представили самое масштабное полотно форума — «Тангейзер» Вагнера. Оперу, полномасштабная премьера которой в Мариинском театре состоялась летом нынешнего года, в Москве исполнили в концертной версии. Оперы Рихарда Вагнера, основанные на философских преданиях и написанные без запятых и точек, — необъятные титанами, подступиться к которым отваживаются совсем не многие российские театры. Единственное исключение — Мариинский театр, где талантом и волей Валерия Гергиева Рихард Вагнер, можно сказать, обрел свою российскую резиденцию.

Только в Мариинском театре есть своя постановка полной тетралогии «Кольцо нибелунга». И только здесь в России Пласидо Доминго исполнял «Парсифаля». Поэтому появление в афише Первого форума в «Зарядье» вагнеровской оперы — вещь знаковая, и в определенном смысле, даже обязательная. К тому же, именно «Тангейзер» этим летом стал дебютом Валерия Гергиева в Мекке Вагнера — в Байройте.

Хотя, конечно, исполнение «Тангейзера» в гастрольном формате фестивального марафона требует от музыкантов колоссальных усилий, мариинцы с честью выдержали испытание. В представлении были задействованы Ирина Чурилова (Елизавета), Юлия Маточкина (Венера), Владислав Куприянов (Вольфрам), Дмитрий Григорьев (Герман), Роман Арндт (Вальтер), Евгений Уланов (Битерольф). Но «состязание певцов в Вартбурге» (это вторая часть названия данной вагнеровской оперы) за явным преимуществом выиграл Сергей Скороходов (Тангейзер). У него прекрасно получается пройти путь от легкого, гедонистического восприятия жизни до всепоглощающего, уничтожающего разочарования, когда приходит осознание того, что идеал априори недостижим. При этом его вагнеровский вокал технически и стилистически практически безукоризнен, и эмоционально превосходно передает все внутреннее напряжение переживаний. Таким образом Сергею Скороходову удается уникальное для русского тенора дело — явить исполнение, с которым и о выступлениях в этой труднейшей партии на лучших мировых сценах можно серьезно задуматься.

Особый разговор о дамах. Венера Юлии Маточкиной — страстная, чуть брутальная. Певица явно на пути к большим вагнеровским вершинам: недавно она удачно дебютировала в партии Кундри в «Парсифале», но в случае с Венерой — партии, написанной для драматического сопрано, ее красивому меццо пока все же сложно совладать особенно в верхнем регистре. И трогательный, нежный голос Ирины Чуриловой по своим характеристикам не очень подходит для вагнеровского музицирования, к тому же для певицы (и не для нее одной) немецкий язык пока заметно труден для пения. Кстати, 4 ноября в «Зарядье» Ирина Чурилова исполнит одну из лучших своих партий — Иоланту в одноименной опере Чайковского.

А гигантская мощь вагнеровской философской сути сосредоточена все же в «симфоническом» исполнении этого «Тангейзера». Будто на одном дыхании, в стремительном темпе (177 минут музыки) провел его Валерий Гергиев. Магическое звучание оркестра в финале, наполненное и страхом, и просветленностью, и любовью, заставил забыть восторженную публику, что время неумолимо приближается к полуночи и новому дню фестиваля, отданному Страдивари-ансамблю Мариинского театра и юным победителям различных международных конкурсов.

«Тангейзер» же, исполненный в «Зарядье», можно услышать на интернет-канале medici.tv, который вел прямую трансляцию. Увидеть же спектакль можно на Новой сцене Мариинского театра, где теперь есть девять из десяти (кроме «Нюрнбергских мейстерзингеров») опер так называемого «байройтского канона», принятого на Зеленом холме. И это, безусловно, феноменальное достижение.

Прямая речь

Сергей Скороходов, исполнитель партии Тангейзера:

— Это моя третья вагнеровская партия после Лоэнгрина и Эрика в «Летучем голландце». Тангейзер стоит особняком в этом ряду. Эту роль построить гораздо сложнее — если Лоэнгрин спустился с небес, это цельный и неизменный характер, Эрик выдал эмоции, в Тангейзере много всего. Он разбивается в прах в конце. Самое сложное — выстроить роль психологически. Надо все выверить до мелочей. Потому что потерять голос на этой партии — очень просто, а все пропеть, показать все переживания и остаться с голосом — это задача.

Да, опера — о певце и артисте. Любовь и музыка занимает в его душе и в жизни первое место.

Подготовила Наталья Кожевникова



Source link