Рубрики
Больше Культура

Первое впечатление: чем интересна выставка испанских импрессионистов | Статьи


Коррида и пляжи Каталонии, россыпи винограда и старинные замки — все эти мотивы в центре внимания на выставке «Импрессионизм и испанское искусство», которая проходит в Музее русского импрессионизма и уже стала самой успешной в его истории: за первый уикенд экспозицию посетили более 4 тыс. человек. Это тем более впечатляющий результат, поскольку звездных имен среди авторов работ почти нет. Что же привлекает публику?

Нарисовать по-французски

Само понятие «импрессионизм» у нас прочно ассоциируется с Францией. Однако схожие тенденции в последнюю треть XIX века были и в других европейских странах. Живописцы Испании тоже начали выходить на пленэр, пытались ухватить мимолетное ощущение от природы и передать изменчивую атмосферу, отказывались от реалистической прорисовки деталей в пользу воздушности, легкости штриха…

Выставка «Импрессионизм и испанское искусство» в Музее русского импрессионизма, Москва

Выставка «Импрессионизм и испанское искусство» в Музее русского импрессионизма, Москва

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

В каком-то смысле испанцы даже опередили французов: так, у Мариано Фортуни, одного из самых известных художников середины XIX века, уже есть многие мотивы, которые потом будут развиты Мане и Ренуаром (известно, что Мане убеждали стереть подпись с написанной им картины, дабы она могла быть принята за Фортуни). С нескольких небольших пейзажей каталонца и начинается экспозиция в Музее русского импрессионизма.

Стоит признать, работы эти далеко не самые показательные — Фортуни прежде всего ориенталист. Однако для кураторов было важнее не столько показать специфику конкретного художника, сколько проследить эволюцию общего стиля эпохи. И это, пожалуй, самый интересный сюжет: на наших глазах реализм перерастает в импрессионизм, затем в постимпрессионизм и модерн. А тот факт, что авторы здесь практически не знакомы нам — за исключением разве что Фортуни да Хоакина Сорольи, — идет восприятию только на пользу: зритель смотрит не на таблички, а на сами произведения и оценивает их без оглядки на имена.

Здесь есть действительно прекрасные работы. Например, «Арена для боя быков» Рамона Казаса. Самое интересное на ней — трибуны, а вовсе не противостояние быка и тореадора. Праздничную толпу разгоряченных зрителей художник изображает пестрым месивом разноцветных точек и мазков: условно — и в то же время очень правдоподобно по ощущению. Не менее показательна для импрессионизма и «Процессия капуцинов в Фуентеррабии» Дарио де Регойоса: на первом плане здесь вовсе не мистическое шествие, а залитая водой сельская дорога — ну как не вспомнить парижские бульвары на полотнах Моне?

Идеи без границ

Вообще ассоциации с художниками других стран неизбежны. И это особое удовольствие, видя картину, вспоминать, на что она похожа. Например, «Белый павлин» Эрмена Англады-Камарасы просто ошеломляет сходством с Климтом: струящиеся, прихотливые линии и гипнотический, пугающий взгляд женщины на переднем плане — уже не импрессионизм, а модерн с легкими оттенками экспрессионизма.

Еще одна «климтоподобная» работа Англады-Камарасы — пастель «Дама в черном, с цветами» — убеждает, что это вовсе не совпадение. Но и не подражание, поскольку творили они одновременно. Скорее — дух времени, когда одни и те же эстетические идеи приходили в голову живописцам в разных частях континента.

Выставка «Импрессионизм и испанское искусство» в Музее русского импрессионизма, Москва

Выставка «Импрессионизм и испанское искусство» в Музее русского импрессионизма, Москва

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

Не менее явная параллель между некоторыми полотнами де Регойоса («Сети», «Сосновый лес в Улии») и французскими пуантилистами. Как Поль Синьяк и Жорж Сёра, испанский художник складывал изображение из точек, добиваясь ощущения мерцания, переливов цвета.

Брызги красок и морских волн

Один из главных героев экспозиции — Жоаким Мир. Его «Ноктюрн. Замок Бельвер (Мальорка)» был написан буквально на рубеже веков — в 1900-м, а «Пропасть. Мальорка» создавалась в первые годы XX столетия, и это уже не импрессионизм, а нечто иное. В ночном пейзаже конкретики нет вовсе — только темные плоскости разного оттенка, в которых угадываются контуры древней крепости посреди залива, освещенного несколькими скупыми огнями. Тогда как в вертикально вытянутом изображении ущелья линии, напротив, отчетливы, но это не реалистический пейзаж, а символистский образ, покоряющий своей декоративной условностью.

Выставка «Импрессионизм и испанское искусство» в Музее русского импрессионизма, Москва

Выставка «Импрессионизм и испанское искусство» в Музее русского импрессионизма, Москва

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

Таких произведений, которые смотрят в будущее и, в общем-то, уже выходят за рамки импрессионизма (пусть даже с приставкой «пост»), на выставке немало. Стремительная художественная эволюция нескольких десятилетий здесь представлена в концентрированном виде, в одном зале. И потому ликбез получился в известной мере поверхностным, но одновременно и универсальным. Знатоки тренируют память ассоциациями с более известной живописью и наслаждаются модуляциями между стилями, а широкая публика просто любуется образами, наполненными испанским солнцем, жизнелюбием и какой-то особой внутренней свободой.

В полной мере это позволяет почувствовать эпилог и одновременно кульминация экспозиции — полотна Хоакина Сорольи, на которых изображены веселящиеся дети на берегу моря. Стоя у картин, почти физически ощущаешь брызги, вылетающие из-под босых ног ребятишек, слышишь их смех и шум прибоя… И становится не так уж важно, сколько стоят произведения (подсказка: в десятки раз меньше, чем у французских импрессионистов) и каким «измом» это окрестить.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ



Source link

Рубрики
Спорт

«Впечатление, что в «Спартаке» идет предпродажная подготовка»



Только за это лето красно-белые недосчитались Луиза Адриану, Фернанду, Сальваторе Боккетти, Зе Луиша, Ханни Дениса Глушакова, Дмитрия Комбарова.

Что происходит со «Спартаком» и какой предстанет команда по итогам нынешней перестройки? Об этом «МК» спросил известного футбольного агента и нашего постоянного эксперта Алексея Сафонова:

– Пока есть движение на выход. Команда освобождается. Только удивительно, что с этим так затянули. «Спартак» уже участвовал в летнем Кубке «Матч-Премьер», а теперь придут совсем новые игроки. Получается, что к сезону готовились одни, а сейчас они уходят. Я еще не сталкивался с таким ни в одном клубе, чтобы во время трансферного окна ушло ¾ состава, а новых пока практически не набрали. Есть разговор, что придет Шюррле. Пришел Понсе, но он пока не впечатляет. Единственный, кто соответствует уровню, это Бакаев.

– Чем может объясняться такая трансферная политика?

– Федун молчит, а короля, как известно, играет свита. Там новый спортивный директор. У него своя методика. Пока игра и результат не впечатляют. Надо посмотреть, кого они возьмут. Со стороны создается впечатление, что идет предпродажная подготовка, когда продают дорогостоящие активы, а потом и клуб. Конечно, футбол – это бизнес. Бывают такие предложения, от которых невозможно отказаться. Но, на мой взгляд, Зе Луиш, Фернанду, Луис Адриану сильнее того же Понсе. Взяли Бакаева – хорошее приобретение.

Как себя проявит Шюррле не знаю. Он уже немолодой игрок и в последнее время не блистал. Пока нет такого, что в «Спартак» приходят футболисты, как Халк, Витсель, Веллитон, которые сразу готовы приносить результат. Айртон допускает ошибки. Сейчас уровню чемпионского «Спартака» соответствуют только трое – Джикия, Зобнин и Бакаев. Остальное непонятно. Кажется, что освобождают команду для следующего тренера.

– Выходит, Кононов не справляется?

– Может, ему не доверяют в руководстве. На бумаге доверие есть, а на деле вставляют палки в колеса. Бывает, когда игрока увольняют из команды, ему об этом сообщает не главный, а второй тренер. Так и здесь. Как у Остапа Бендера: эра немого кино прошла, а звукового еще не началась. Пока игроков убирают, а тех, кто нужны Кононову, не берут. Мирзова взяли, но на месяц позже, чем просил тренер. Есть впечатление, что придет какой-то новый тренер, и под него соберут команду. Но это со стороны кажется, а как на самом деле, я не знаю. Прийти может любой. Команду надо было собрать давно. Понятно, что у каждого специалиста свои вкусы и предпочтения. Как говорится, кто платит, тот и заказывает музыку. Что Федун хочет, то и творит со своей командой.

«Спартак» – московский клуб. Зарплаты там большие. Не верится, что нормальный игрок туда не пойдет. Может, кто-то тормозит. Трудно сказать. Начался сезон. У «Спартака» больше всего болельщиков в России. Конечно, преданные поклонники поддерживают свою команду и в трудную минуту. Все хотят, чтобы команда боролась за место в Лиге чемпионов, призовые места, а пока происходят только непонятные метаморфозы. Каждую неделю, а то и день кто-то на выход. Тем более, сейчас им еще играть в Лиге Европы.

– Появлялась информация, что Федун отдаст команду фактически под власть болельщикам.

– Уже отдает. На мой взгляд, теперешние трансферы не поддаются логике.

– Когда мы увидим новую команду в окончательном виде?

– До 2 сентября в России трансферное окно. До этого будут брать игроков. Команде нужно как минимум два-три месяца, чтобы сыграться. Сейчас придет разношерстная публика. И что дальше? Любому тренеру нужно время, чтобы коллектив сыгрался. Например, в «Сочи» перешла большая группа из «Зенита», но они играли вместе хотя бы год, знают друг друга, адаптировались. Зенитовцев пришел целый блок. А в «Спартак» хотят шведа Ларссона, немца Шюррле. Дай Бог, чтобы у Кононова получилось найти к ним подход. Но если бы он знал, что так будет с комплектованием, может, и не пришел бы тренировать «Спартак».

Конечно, тренеров гораздо больше, чем команд. Никто не хочет остаться без работы. Но «Спартак» – «народная команда». Давление там идет со всех сторон. Когда у тебя разваливают команду, возникают проблемы: психологические и чисто игровые. Все тренеры рано или поздно уходят. Не знаю, кто из тренеров мог бы спокойно работать в такой ситуации и давать результат.

– Обоснованы ли в таком случае чемпионский амбиции «Спартака»?

– Амбиции выше амуниции. Сейчас у всех будет разная степень готовности. Кто-то на легкости сыграет два-три игры. Функционально вся команда перед сезоном должна выполнять определенный объем работы. А в итоге у одного так, у другого – иначе. У любого спортсмена есть спад и пик формы. Они даже сбор вместе не проходили. Скажу честно, Кононову не позавидуешь.



Source link