Рубрики
Больше Культура

Виктор Бычков: «У меня одних только Витьков было под 50!»



Петербургский актер Виктор Бычков («Особенности национальной охоты», а также -рыбалки, охоты в зимний период), «Кукушка» Александра Рогожкина, «Чужие» Юрия Грымова, «Банкрот» Игоря Масленникова, один из ведущих программы «Спокойной ночи, малыши!») отмечает 4 сентября юбилей. А 7 сентября на киностудии «Ленфильм» состоится его творческий вечер. Накануне «егерь Кузьмич с 13-го кордона» из культовых фильмов 1990-х побывал на «Деловом завтраке» в петербургской редакции «РГ».

Жизнь — игра

4 сентября — ваш день рождения. И в этот день вы поженились с Полиной.

Виктор Бычков: Мы тогда к десяти утра пришли в ЗАГС, чтобы расписаться, а в 11 часов у нас суд был — Полина судилась с театром. Потом сидели в кафе вместе с мамой Полины.

Спросите меня: «Когда у тебя день свадьбы?» — отвечу без запинки. Если бы в один день еще вместить 23 февраля, 8 марта… А потом работать. Шутка, конечно.

Итак, 65…

Виктор Бычков: Моя трепетность к жизни привела к тому, что мне будет 65 лет. Сейчас спор идет — доживут ли люди до пенсии, если увеличить срок выхода. Я своим примером показываю, что можно дожить. Тянитесь! Правда, я на пенсии уже давно. Все время с государством играю. Когда ограничили употребление водки — я перешел на вино. Запретили вино — стал употреблять сидр и пиво. А потом вообще бросил пить. Нельзя курить в общественных местах — а я уже не курю. Ни легкие наркотики, ни кальян не употребляю. Сохраняю себя в чистоте. И это все — игра.

А как расслабляетесь?

Виктор Бычков: Читаю, думаю, смотрю кино, хожу в театр.

Вечер устаиваете на «Ленфильме». Оттуда все и началось?

Виктор Бычков: Хочется поклониться студии, на которой снимался с 1980-х годов. Правда, больше снимаюсь в Москве. То ли студия стала умирать, то ли я не нужен ей…Помню, как два года «Охота» кормила «Ленфильм» в трудные времена, когда цеха едва выживали. И я горделиво шел по студии — «хозяин идет!» Шучу.

Мой первый заход на студию — в 10 лет. Я, ленинградский мальчишка, сам доехал до «Ленфильма», попытался стать актером. Но в коридоре увидел Кирилла Лаврова с сыном. Они оба шли в дубленках — диво в то время! Вопрос со съемками был решен не в мою пользу. А потом я, студент ЛГИТМиКа, стал прорываться на студию, посмотрел премьеру «Отпуск в сентябре» Виталия Мельникова, начал сниматься. Я был последним, кто получил на «Ленфильме» ставку 28 рублей и 56 — за съемочный день (столько получал Кирилл Лавров).

Многое связано с «Ленфильмом» и с ленфильмовцами. Были копейки в кармане — шел на студию, брал кофе, сидел в кафе — вдруг кому-то нужно роль озвучить или сыграть ролюшку. У меня одних только «Витьков» было под 50! Что это значит? Роли нет, тебя приглашают как талисман. И даже в приличных картинах можно было сыграть «Витька». Скажем, у Леонида Менакера. Замечательный был человек, к слову — дядя актера Андрея Миронова. Я играл у него Витька, соседа героини (Наталья Гундарева) в картине «Собачий пир». Леонид Исаакович приехал с фестиваля из Канады и радостно сообщил, обняв меня: «Знал бы ты, как на тебе смеялись!» В той моей сцене надо было вызвать смех, чтобы в следующей, где герои погибают, прочувствовать трагедию. И он мне даже премию выписал! Подвиг со стороны режиссера.

Второй мой заход на «Ленфильм» — в студенческое время, «Последний побег», снимал Менакер. Там первая роль Алексея Серебрякова. Мы играли призывников, которые едут на электричке. Так ярко пели и свистели, что другие актеры не смогли это озвучить, вызвали нас и снявшихся актеров. И мы дважды получили деньги, чего, практически, не бывает.

Я так полюбил озвучание! Видел, как дублировали зарубежных актеров на «Ленфильме» асы озвучания Игорь Ефимов, Александр Демьяненко, они давали хорошие советы.
В фильме Балабанова «Брат» три роли мне достались — моим голосом три актера говорят. Сашу Лыкова озвучил — в «Человеке со свалки». Мы с Лыковым целый год в одной гримерной в театре сидели, так что я легко попал в его голос.

Еще в институте я участвовал в «Порохе», первом фильме Виктора Аристова, озвучил… колку дров. Помню, купил билеты, привел однокурсников на премьеру. Все ждут, когда я появлюсь на экране. Матросик рубит дрова, звучит возглас: «Эх!» Это был я!

Это и на театр переползло. Играл, например, не на сцене, а за кулисами, железнодорожника, подающего реплики. В зале смех, а я в темноте всегда кланялся. Это игра. В любой профессии надо искать манки, создавать трепетность. Как в любви, в ухаживании.

Какие профессии вы освоили в жизни помимо актерской?

Виктор Бычков: Был астрооптиком на ЛОМО, делал зеркала для телескопов. Такелажником. И грузчиком — кстати, высокого разряда. Работал на газовом производстве — углекислотном заводе, таскал баллоны. И на станции защиты животных водителем.
Клеил багетные рамки, когда играли спектакль «Записки сумасшедшего» в Финляндии.

С чего началось актерство?

Виктор Бычков: В пионерском лагере ставили «Сказку о попе и о работнике его Балде», и мне доверили роль попа. В самый неподходящий момент у меня выпала подушка (накладной живот). Помню, все так смеялись! Вот тогда я и почувствовал страсть к актерству.

Когда учился в школе, все время что-то играл, изображал, из-за чего страдала моя мама.

В 15 лет я учился в ПТУ и прочитал объявление о наборе в театральную студию при ДК профтехобразования. Год ходил в массовке. Первая большая роль — Зяблик, мечтатель, фантазер, в пьесе Арбузова «Город на заре». Потом была армия. А после службы увидел «Преступление и наказание» в Театре имени Ленсовета…

В театральный институт поступил накануне 25-летия. Первая роль в Театре имени Ленсовета — в «Левше» Игоря Владимирова, моего учителя, — туляк, человек из хора. Я учился тогда на первом курсе. Видел на сцене Алису Фрейндлих, Алексея Петренко, Анатолия Равиковича, Леонида Дьячкова. На моих первых гастролях — в Иваново в 1979 году — Алиса Бруновна вводила меня в «Трубадура» на роль придворного, Владимир Матвеев — в «Левшу». Вместо Сергея Мигицко, уехавшего на гастроли в Финляндию, играл роль в «Дульсинее Тобосской».

Много играл. Лекции не пропускал. Был старостой курса. Еще ходил в киноуниверситет. Влюблялся (был холостой). В моих сутках было 48 часов.

Национальные особенности

А потом «Охота» Рогожкина случилась…

Виктор Бычков: Мы сразу стали знаменитыми. Тосты из фильма тут же пошли в народ. Лучший фильм года. На «Кинотавре» в Сочи Гран-при, на других фестивалях, премия имени Козинцева за лучшую режиссуру. Но это был 1995 год, кино тогда никому не нужно было. Кассеты не продавались. Я попал в больницу с язвой, умирал. А в Финляндии егеря Кузьмича назвали национальным героем.

Рогожкин писал эту роль на вас?

Виктор Бычков: Да. Но Андрюша Краско считал, что я перебежал ему дорогу — он хотел сыграть Кузьмича. Но он был в армии. Правда, позже Андрей сыграл в «Операции «С Новым годом» санитара Эпштейна Андрея Ивановича, это Кузьмич, в принципе.

«Братство кольца» сложилось? В Питере ваши партнеры — актеры Сергей Русскин, Семен Стругачев. В жизни, как в фильмах — встречаетесь, выпиваете?

Виктор Бычков: Нет, жизнь нас развела. Мы все очень разные. Одно время мы с Булдаковым и Стругачевым ездили с концертами «Ну мы, блин, даем!» по стране. А на похороны Леши Булдакова приехал я один.

Многие режиссеры и продюсеры записали вас в актеры одной роли, а вот Игорь Масленников разглядел…

Виктор Бычков: Пять лет после Кузьмича и год после «Кукушки» никаких предложений не было. С Масленниковым мы часто пересекались — и на телевидении, и сколько раз проходил я мимо его студии «Троицкий мост», которая находилась на «Ленфильме». Я был не интересен ему, у каждого художника свои герои. И вдруг Игорь Федорович пригласил меня на роль стряпчего Рисположенского в свой фильм «Банкрот» по мотивам пьесы Островского «Свои люди — сочтемся!» И удивился, что Бычков, оказывается, хороший актер.

Театр и «Дядя Витя»

В названии других театрах, где вы потом работали, — слово «комедия»: акимовский театр Комедии, «Комедианты», «Приют комедианта». Все-таки комедийный жанр привлекал больше других?

Виктор Бычков: Что есть, то есть — конечно, комик. Теперь в театре Комедии работает моя дочь — Арсения Бычкова.

Моя лучшая драматическая роль — на втором курсе, этюд «Польша 1939 года», я изображал хромого, у него ребенок на руках. Выстрелы, мама ребенка убита… Моя однокурсница потом призналась: «Витя, я так плакала!». Актер интересен, когда режиссер открывает в нем что-то новое, незнакомое.

Еще Сергей Овчаров доверил мне роль Воблушкина, глуповского жителя, либерала, в фильме «Оно» по «Истории одного города» Салтыкова-Щедрина.

Вас поразило предложение стать ведущим популярной передачи «Спокойной ночи, малыши!»?

Виктор Бычков: Продюсер программы увидел меня на вручении «Золотого Орла» за «Кукушку». Попав в вип-зал, я, тогда молодой, подхватил на руки Джину Лоллобриджиду, легендарную актрису, поставил на стул, встал на колени перед ней, поцеловал ее руку. Она была в восхищении…

Было нескольких «пилотов» (проб). После них мне устроили испытательный срок. Как думаете, сколько он длился? Почти пять лет! Жалко деньги было платить.

Мы с женой Полиной пришли в программу со своей концепцией, она стала писать сценарии. Я четыре года ездил на съемки со своими костюмами.

Вам самому было интересно или это чисто коммерческая история?

Виктор Бычков: Конечно, интересно!

Вы проходили пробы в фильм Спилберга «Индиана Джонс и Королевство хрустального черепа» на роль русского в понимании Голливуда.

Виктор Бычков: Да. Но роль сыграл актер Жижикин. На мою пробу мне ответили, что таких добрых русских не бывает. Хотя я злого сыграл, отрицательного. Капуста висела на подбородке, икра красная капала, самогонку настоящую пил. Такой кулак, враг народа. Станиславский бы сказал: «Верю!» Кому мы нужны в Голливуде?

Несколько лет назад вы стали писать короткие юмористические «рассКузики», которые публиковали на своем сайте. Книгу выпустили?

Виктор Бычков: В какой-то момент решил рассказывать истории про то, какой я смешной, неуклюжий, какие нелепые ситуации со мной бывают. Мои шутки, курьезы. «РассКузики» разные — не все веселые, бывают и грустные. Есть идея собрать «плевки в вечность» в книгу. Много замечательных людей я застал, со многими общался. На театре — великие актеры, «старики», они рассказывали смешные и трагические истории. Это мое накопление, культурный слой.

Вы ушли из театра. Что делаете, когда нет работы, съемок?

Виктор Бычков: Накапливаю энергию. Бывает тоска, тяжело. Корпоративы какие-то есть, праздники. Веду правильный образ жизни. Вокалом занимаюсь.

Порой жена смотрит по ТВ фильм, в котором я мог бы сняться (предлагали, но сыграл другой актер), и говорит: «Господи, вот это — дача. И это еще одна дача». А потом: «Ну и хорошо, что не снялся там!» Эксплуатация актеров, одно и тоже, гонка… Прежде чем сыграть в «Кукушке», я набирал вес. Ел батон и варенье. Читал фэнтези. Из дома выходил только по ночам. Накапливал…Как потом сказал мне критик Разлогов: «Витя, я смотрел «Кукушку» и только на 20-й минуте понял, что это ты».

На ТНТ начался новый комедийный сериал «Жуки». Ваша роль?

Виктор Бычков: Сыграл там отца Александра. Второй раз в жизни — священника (еще был «Граф Монтенегро»). Смешной материал, добрый. Здорово придумали — столкновение деревни и города. В деревне все и всё о тебе знают, не скрыться. Такой врачеватель душ в этой местности, психоаналитик, «аптека» — к нему приходят за помощью. С Богом разговаривает, крестит, прощает, выслушивает, отпевает …

Р.S.

— У любого актера есть три золотых работы. Мне повезло: я сыграл три главные роли — американец Боб в «Экскурсанте» Виктора Бутурлина (1985 год), когда я проснулся знаменитым, Кузьмич в «Особенностях..», капитан Красной Армии в «Кукушке». Мне дали три шанса, я их использовал. Но не монетизировал — это не главное в моей жизни. Хотя Кузьмич мне помогает жить, что правда. Это золотой ключик, любую дверь открывает, даже нарисованную.



Source link