Рубрики
Больше Культура

Продюсер Матвиенко: больно видеть, что происходит с рыжим из «Иванушек»



Игорь Матвиенко рассказал о том, как жизнь различных солистов группы «Иванушки International» разрушали пагубные привычки и зависимости. В интервью изданию «Аргументы и факты» он заявил, что про пристрастие Игоря Сорина к наркотикам узнал уже после ухода того из группы, а с алкоголизмом Олега Яковлего пытался бороться «разговорами и убеждениями». При этом Матвиенко отметил, что не верит в эффективность штрафов как метода борьбы с пагубными зависимостями.

Продюсер признал, что в настоящее время «тоже медленно убивает себя» Андрей Григорьев-Аполлонов, которого он назвал Рыжим. Матвиенко добавил, что ему «больно видеть, что происходит», и отказался считать недавний развод Аполлонова истинной причиной, подчеркнув, что «это все поводы и оправдания». По мнению продюсера, часто вредные пристрастия могут становиться следствием славы, которая «не делает счастливее, а напротив, опустошает».



Source link

Рубрики
Больше Культура

«Дон Паскуале» петербургского Мюзик-холла на фестивале «Видеть музыку» — Российская газета


Судить по спектаклю на выезде о том, каков он был в родных стенах на премьере, всегда опасно: лебедь легко может обернуться гадким утенком. Так что пишу только о том действе, что развивалось вечером 5 ноября в стенах «Новой оперы» в Москве.

Петербургский Мюзик-холл давал «Дона Паскуале» — комическую оперу Доницетти. Это само по себе интриговало: с одной стороны, «мюзик-холл» буквально — музыкальный зал, почему бы и не опера? Но с этим термином накрепко связался жанр варьете — со столиками, вином и всем таким прочим. Так что фирменная яркость и эстрадный шик мюзик-холла заставляли и от залетевшей туда оперы ждать чего-то необычного — наподобие того Листа, которым дирижировал Утесов в мюзик-холле из «Веселых ребят». То есть ждать решений эксцентрических, бурлескных — в опере-буффа вполне уместных. Были же такие в нашумевших постановках «Летучей мыши», «Севильского цирюльника» или даже «Галантных Индий», которые уж вовсе из барокко, но игрались в Париже с жирафами, перьями и вагонами метро.

Ожидания вдребезги разбились о неоригинальную и совсем не смешную металлическую конструкцию с парадной лестницей a la запасной пожарный выход (художник Петр Окунев). Сбоку притулились макеты старинных кинокамер, за одной дежурил оператор — будущий интриган д-р Малатеста (Тигрий Бажакин). На экране шла нарезка — меланхолический компот из разностильных фильмов от романтического Уайлера до саркастически документального Феллини. Он должен был ввести в атмосферу Рима 60-х, хотя лица Марчелло Мастроянни, Аниты Экберг и Одри Хэпберн столь самодостаточны и гипнотичны, что увертюра Доницетти здесь была сбоку припека. Впрочем, возможно, это был способ отвлечь публику от рекордного числа киксов, которыми «одарили» москвичей громогласные духовые. Оркестр «Северная симфония» в тот вечер разыгрывался трудно, со скрипом и другими посторонними звуками, предвещая недоброе то ли в режиссерском решении, то ли в исполнении: как сказал бы Чехов, великий Доницетти напрасно написал увертюру.

У этого вечера была особенность, несовместная ни с жанром комической оперы, ни с понятием мюзик-холла: было скучно. Худрук театра дирижер Фабио Мастранджело вел свой оркестр без огонька и драйва, ничуть не заботясь о том, чтобы певцы могли его перекричать: их поединок с медными каждый раз завершался оглушительной победой последних. Отчего все виртуозно написанные ансамбли разваливались, еще не начавшись, а знаменитые арии скорее угадывались, становясь слышными лишь с авансцены и только на рискованно звездных верхах. Честь жанра пыталась отстоять, пожалуй, только Анна Викулова в партии Норины — очаровательная, в меру коварная, с приятным, хотя в тот вечер казавшимся небольшим голосом.

Фото: Елена Лапина / предоставлено пресс-службой фестиваля «Видеть музыку».

Но всех, включая оркестр, заглушало соло режиссера. Маститый Ханс-Йоахим Фрай на этот раз не утруждал себя изобретением оригинальных концепций, заковыристых мизансцен и прочей мишуры современной оперной режиссуры. Просто одел актеров в партикулярные пиджаки условных 60-х и даже не стал располагать их так, чтоб всегда было видно зрителям — поставил лицом к публике и заставил петь, как в концерте. Только порой Норина выедет в красном кабриолете, который толкают партнеры, или в вечернем туалете из «Сладкой жизни» зачем-то проползет между ног скрюченного радикулитом дона Паскуале (Николай Каменский), а Малатеста без особых причин попрыгает вокруг. Иногда красавчик Эрнесто небрежно наметит контуры жуира питерских тусовок (Савелий Андреев) — но все это никак не сложится ни в образы Рима 60-х, ни в буффонные характеры Доницетти: кажется, актеры не понимают, что и зачем они предпринимают на сцене, выстроенной столь прозаично, что выглядит голой. Действо, как фонограмма в плохом кино, то и дело расходилось с собственным смыслом: к примеру, заинтригованный старик Паскуале долго умоляет красотку Норину сбросить вуаль, чтобы рассмотреть ее достоинства, — и это странно, ибо вуали нет, все достоинства видны с первой ноты, а газовая накидка на плечи и прежде их не скрывала.

Иными словами, режиссура поражала только тем, что ее как бы не было. Оркестр и солисты — только тем, что безуспешно пытались перекричать друг друга. Дирижер — только тем, что извлек тоску даже из искрометного Доницетти. Привлеченные со стороны Уайлер и Феллини — только тем, что попали не в свою компанию. Публика — только тем, что, почти не реагируя на истерически смешные коллизии либреттиста Руффини и звездные номера Доницетти, к финалу все-таки проснулась и устроила гостям ритуальные овации. А опера «Дон Паскуале» — только тем, что имела мало отношения к тому, что произошло на сцене «Новой оперы» 5 ноября.

Впрочем, возможно, мы были свидетелями того, как вставший не с той ноги Лебедь стал выглядеть Гадким утенком. Тогда — наше сочувствие театру, а фестивалю «Видеть музыку» — спасибо за возможность увидеть разнохарактерную панораму нашей оперной реальности такой, какая есть.



Source link

Рубрики
Политика

В Кремле отказались видеть проблемы в расследовании дела Голунова


Нельзя сказать, что дело о задержании журналиста «Медузы» Ивана Голунова затягивается, заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

Он подчеркнул, что комментировать ход дела неправильно. Но тем не менее в Кремле несколько месяцев — это незначительный срок для следствия. При этом четко установленных сроков для того, чтобы считать следствие затянутым нет, ответил Песков.

Результаты расследования «дела Голунова» будут доложены российскому главе Владимиру путину, добавил Песков.



Source link

Рубрики
Больше Культура

На фестивале «Видеть музыку» представили «Поругание Лукреции» — Российская газета



Московский театр «Новая опера» показал в рамках фестиваля музыкальных театров России «Видеть музыку» постановку оперы Бенджамина Бриттена «Поругание Лукреции». Партитуру, созданную композитором в 1946 году на сюжет из истории древнего Рима и звучавшую в те годы в антифашистском ключе (о человеческом зле и противостоящих ему гуманистических ценностях), поставили режиссер Екатерина Одегова, художник Этель Иошпа и драматург Михаил Мугинштейн. Музыкальный руководитель спектакля — британский дирижер Ян Латам-Кениг (главный приглашенный дирижер Новой оперы).

Мрачный свет, свинцовые волны Тибра на заднике-экране, темный помост, на котором, как в античном театре, появляются актеры, пустое пространство, не забитое бытовыми деталями, символический огромный крест с белой мужской рубашкой вместо распятия (еще не случившегося в том мире), клубки веревок, которые плетут женщины, словно древние мойры и парки, прядущие нити судьбы, ощетинившийся острыми шипами, прорывающими землю изнутри, мужской мир насилия и войны. Это мир спектакля Екатерины Одеговой и Этель Эошпы, поставивших «Поругание Лукреции» как философскую, символическую и одновременно психологическую драму, суть которой остается актуальной и в древние времена, и в бриттеновскую эпоху, и в современности, переполненной конфликтами, войнами и непрекращающимся насилием. Об этом — все творчество Бриттена, в каждой своей опере защищающего ценность хрупкой человеческой души.

В основе «Поругания Лукреции» — история, известная из повествования Тита Ливия о том, как в 510/508 году до н. э. сын тирана, правителя Рима Секст Тарквиний пленился красотой Лукреции и взял ее силой. Обесчещенная Лукреция заколола себя на глазах мужа, и смерть ее подтолкнула к бунту в Риме, свергнувшему царскую власть. Образ Лукреции стал в европейской культуре символическим, он вдохновлял Шекспира, Чосера, Генделя, Тициана, Рубенса, Лукаса Кранаха-старшего, Рембрандта… Но Бриттен увидел в Лукреции не доблестную матрону, а трогательно любящую женщину, которую муж — римский полководец Луций Коллатин, занятый войнами, от насилия не защитил. В спектакле агрессивный мужской мир жестко противопоставлен женскому: шипы и металлические перья военных доспехов — клубкам и цветам, чистым белым рубахам, одну из которых Лукреция дает нежданному ночному гостю — Тарквинию, появившемуся в доме, чтобы завладеть ее красотой.

Трудная для сценического воплощения сцена насилия выстроена без отвратительного натурализма, лаконично, в абсолютной координации с музыкой Бриттена. Между тем Лукреция (меццо-сопрано Гаяне Бабджанян), поначалу принявшая во сне Тарквиния (бас Дмитрий Орлов) за собственного мужа, не смогла противостоять насильнику с накачанным обнаженным торсом, в какой-то момент сама поддавшись его напору. И в этой постановочной версии логика ее самоубийства выглядит так, что, испытывая отвращение к себе, к тому, что уничтожило целостность ее любви, она не смогла принять прощение мужа (бас Алексей Антонов).

В финале, в сцене страданий, «страстей» Лукреции ее кормилица Бьянка (Александра Саульская-Шулятьева) и служанка Люция (Кристина Бикмаева) собирают в букеты огромные прекрасные цветы — пионы, хризантемы, орхидеи, которые Лукреция укладывает могильным холмом вокруг себя. Она уже приняла решение, и даже появление Коллатина с римским полководцем Юнием (баритон Илья Кузьмин) изменить ничего не может.

В спектакле агрессивный мужской мир четко противопоставлен женскому

Историю Лукреции комментирует хор, прописанный Бриттеном на двух солистов — сопрано (Наталья Креслина) и тенор (Георгий Фараджев). Подобно Евангелисту в пассионах певцы проясняют происходящее на сцене, вступая в действие и, как они сами определяют свою роль, являются посредниками между тем, что происходит на сцене, и публикой в зале. Бриттен сознательно ориентируется здесь на христианскую традицию, стилизуя барочные приемы старой английской оперы — Перселла, Генделя. Его «Лукреция» написана в камерном формате, рассчитанном на состав из восемь певцов и тринадцать музыкантов оркестра. Но этот скромный инструментальный масштаб не обедняет звуковые возможности партитуры, а, наоборот, выводит на первый план каждую деталь оркестрового языка, полного тончайших звуковых решений — от хрупких фигураций арфы, воинственных фанфар, взвивающихся на крещендо струнных, до полновесных tutti всего состава, где солистом на фортепиано выступает дирижер Ян Латам-Кениг. Работа дирижера здесь безупречна, завораживающе красива по звучанию и абсолютно точно работает на идею спектакля, утверждающего главную ценность человеческого общества — гуманизм, отказ от насилия.

Кстати

Опера Бенджамина Бриттена «Поругание Лукреции» поставлена в Москве впервые. В последнее десятилетие на московской сцене происходит настоящий бриттеновский «бум». Его оперы поставлены в Большом театре («Билли Бад»), в Музтеатре Станиславского и Немировича-Данченко («Сон в летнюю ночь»), на сцене Камерного театра Покровского («Блудный сын»), в Театре Сац («Ноев ковчег», «Тайна семьи Уингрейв»), в «Новой опере» («Поворот винта»).



Source link

Рубрики
Общество

«Недоучка» Грета Тунберг вскрыла нежелание людей видеть будущее природы


Даже пещерный человек был более приспособлен к климатическим изменениям

Как редактор сайта, посвященного Арктике, я сама в течение некоторого времени собираю разные точки зрения на глобальное потепление.

Естественно, что люди, дающие ответы, обращаются к показателям, понятным для них. Точный ритм потепления мы не можем предсказать уже хотя бы потому, что регулярным метеорологическим наблюдениям за климатом планеты немногим более ста лет. То есть очень мало лет.

Однако палеонтолог скажет, что «последнее по счету оледенение в Европе закончилось всего 10–20 тысяч лет назад», что в Антарктиде когда-то росли леса, и предположит, что «вернуть лежащий мертвым грузом углерод обратно в биогеохимические циклы» — миссия человечества.

Географ или историк может сказать, что в Киевской Руси климат был, вероятно, схож с нынешним.

Океанолог, изучавший проводку судов по Северному морскому пути, скажет, что в 20–40-е годы XX века потепление уже было, но потом сменилось похолоданием.

Все они, вероятно, будут правы, но их правота имеет для нас неодинаковое значение.

Правота палеонтолога — это правота человека, лежащего в воздушном кармане под лавиной и думающего, что когда-нибудь масса снега сдвинется либо растает и человек окажется на поверхности. Вполне возможно, что когда-нибудь так и будет, но по сути это мудрое рассуждение бесполезно.

В эпоху, когда в Антарктиде росли леса, человечество не жило на планете Земля. Даже в пору Киевской Руси не было городов и трубопроводов, построенных на мерзлоте, не было и густонаселенных территорий, отвоеванных у Мирового океана. Возможно, на теплой Земле будущего существовать будет куда прекраснее, чем на нынешней, но какие катаклизмы предстоит пережить человечеству, пока (и если) оно доберется туда, — это вопрос, который должен бы интересовать не только экологов.

Парадокс, но чем лучше люди научаются управлять создаваемым вокруг себя микроклиматом — тем больше они зависят от природы. В наше время на Шпицбергене можно жить практически с теми же бытовыми удобствами, что и в средней полосе, а яркое освещение приполярных городов призвано возмещать недостаточность светового дня. Но любая катастрофа (то есть нечто выходящее за строго очерченные рамки) поставит город на грань выживания… а кочевники, живущие в чумах, могут остаться в чумах, как сотни лет назад.

В этом смысле пещерный человек, одетый в шкуры, был более приспособлен к климатическим изменениям, чем жители современных городов: при потеплении он мог сбросить шкуры и откочевать вслед за едой.

Другой вопрос, который заботит общественность: оказывает ли современное человечество своей деятельностью существенное влияние на климат. Иными словами: есть ли что-то, что мы можем изменить, — и нужно ли это менять? Тут, как ни странно, ответы еще более разнятся. Впрочем, почему странно? Во-первых, от ответа на этот вопрос зависят непосредственные интересы слишком многих — и трудно осуждать людей за то, что ближайшие двадцать лет им важнее, чем ближайшие сто. Думаю, именно здесь коренится желание некоторых ораторов назначить «дату конца света» совсем близко. Во-вторых, — осознайте это — нам элементарно не с чем сравнивать. Мы никогда не «возвращали углерод в биогеохимические циклы» с такой скоростью. В последние тридцать-пятьдесят лет она гораздо больше, чем все влияние людей на природу, которое было раньше, но велика ли эта скорость с точки зрения планетарной? Мы не знаем. В планетарном масштабе увеличение углекислого газа в атмосфере вроде бы не столь значительно, но безопасно ли это незначительное для человечества — уязвимого, с каждым поколением все меньше приспособленного для жизни вне привычной энергозатратной среды обитания? Мы не знаем и этого.

Экологи говорят: за последние сто лет потепление составило 0,8 градуса, если оно составит 2 градуса — изменения могут быть катастрофическими. Возможно, они ошибаются?

В краткосрочной перспективе люди делятся на тех, кому выгодно игнорировать экологов, и тех, кому выгодно, чтобы они могли видеть лучше. При этом сама юная Грета может «не видеть дальше своего курносого носика», как с удовольствием пишут о ней в России. Но если забыть о ней и посмотреть хотя бы на себя (не будем пытаться обнять весь мир), нельзя не увидеть, что мы — уязвимы. Торжествующая концепция нескольких десятков агломераций, которую продвигают современные урбанисты, сделает нас не менее, а более уязвимыми: население, сконцентрированное в огромных городах, утратит всякую адекватность в представлении об окружающей среде.

Вот вам еще один парадокс: бывая на посвященных Арктике конференциях, я часто — да можно сказать всегда — слышу восхваления традиционного образа жизни коренных народов Севера: они так естественны, так близки к природе, так способны к выживанию, нам надо у них учиться… Но ровно в то же самое время мы отбрасываем свои собственные практики выживания, накопленные также за много поколений. Мы делаем свой образ жизни все более и более «нетрадиционным», одновременно называем это «прогрессом, который нельзя остановить» — и ругаем себя за оторванность от природы, говорим «а вот посмотрите на коренных…». Воля ваша, есть в этом нечто нездоровое.

Еще мой отец ежедневно ходил в школу пешком за семь километров. Сегодня я слышу, что подобные подвиги могут совершать только «дети коренных народов, живущие на природе, у которых это в крови». Хочу быть понятой правильно: я ни в коем случае не призываю вернуться к образу жизни слиянного с природой пещерного человека, а в том, что детям далеко ходить в школу нет ничего прекрасного. Но мне кажется, что мы утратили чувство реальности, чувство своего положения в пространстве-времени, разучились видеть хотя бы на пятьдесят лет назад и не научились видеть на пятьдесят лет вперед. Если мы не хотим ходить строем в деспотическом мире, который грезится многим, когда они слышат чересчур напористую «недоучку Грету», — мы все равно должны иметь собственное представление о будущем, более гармоничное и менее эгоистическое, чем оно есть сейчас.

Читайте также: Стерлигов назвал Грету Тунберг «бесноватой», обвинив в мировом заговоре



Source link

Рубрики
Больше Культура

В Москве открылся фестиваль «Видеть музыку»


Свои постановки на мероприятии представят 33 театра

33 театра представлены на фестивале, который будет работать в ежедневном режиме до 11 ноября на самых разных московских площадках: в РАМТе, «Геликоне», «Новой опере», в Театре имени Н.Сац, в Большом театре. Помимо 12 московских и 4 санкт-петербургских, в фестивале примут участие 17 региональных театров. И это, конечно, самое интересное и самое ценное в программе.

Фестиваль, который принципиально работает без экспертных советов, отдавая самим театрам право решать, чем им поделиться с взыскательной столичной публикой, можно считать самым репрезентативным театральным проектом России, который реально и объективно отражает состояние разных жанров национального музыкального театра. Здесь нет диктата личных вкусов и групповых интересов экспертного сообщества. Театры везут то, чем они гордятся, что пользуется успехом у местной публики. Жизнь показывает: на что с удовольствием ходят зрители в Омске, нравится и в Москве. А награда спектаклю и его создателям — не призовое место и не изящная статуэтка, а просто аплодисменты публики.

Президент Ассоциации музыкальных театров Георгий Исаакян. Фото предоставлено пресс-службой фестиваля.

В фестивальной афише этого года представлены и оперы, и мюзиклы, есть даже балет (немного), спектакли для взрослых, детская программа. И в этом году — новшество: студенческая программа, в афише которой работы мастерских ГИТИСа — Георгия Исаакяна, Дмитрия Бертмана, Александра Бармака и Лики Руллы, а также мастерских Александра Петрова (в РГИСИ, Санкт-Петербург, и Казанской консерватории).

Фестиваль открылся премьерным спектаклем «Белый Клык», который привез в Москву Санкт-Петербургский театр «Зазеркалье». Мюзикл Анастасии Беспаловой на текст Льва Яковлева по мотивам одноименной повести Джека Лондона поставила ученица худрука «Зазеркалья» Александра Петрова — молодой режиссер Ольга Фурман. Довольно жестокая история о необычном звере, полуволке-полусобаке, глазами которого увидена Америка времен «золотой лихорадки», получила воплощение в крепком русском мюзикле, ведущем свою традицию от наших классиков жанра — Максима Дунаевского и Владимира Дашкевича. Талантливый музыкальный материал, основанный, с одной стороны, на жанрах и стилистических приемах R&B и симфо-рока, а с другой — на этническом и фольклорном музыкальном материале, прекрасно работающий оркестр под управлением Аркадия Штейнлухта, увлеченно играющие артисты. Некоторая наивность костюмов — уж очень буквальные карнавальные наряды волков и собак — в конце концов, вписалась в общую позитивную картину: спектакль ведь рассчитан на детей, которым надо, чтобы волк был волком, а не какой-то метафорической абстракцией. А вот костюмы индейцев и вовсе удались на славу (художник Начын Шалык). Маленькие зрители смотрели на сцену как завороженные, переживая за судьбу Белого Клыка (Кирилл Павлов) и его мамы Кичи (Мария Мукупа). И, конечно, нельзя не отметить Сауле Искакову в роли Шаманки — удивительную актрису, обладательницу академического сопрано, владеющую характерными вокальными приемами.

Программа фестиваля только началась. Зрителей ждут встречи с артистами из Самары, Волгограда, Алтая, Омска, Уфы, Нижнего Новгорода, Республики Коми, Саратова, Казани, Якутии, Екатеринбурга, Калининграда, Крыма, Оренбурга, Иркутска, не говоря уже о Москве и Питере.

«МК» будет знакомить читателей с самыми интересными событиями фестиваля, в котором кроме спектаклей еще будут проводиться мастер-классы, дискуссии и конференции.



Source link

Рубрики
Экономика

Моногорода хотят видеть себя в нацпроектах



Организаторами сессии выступили администрация Кемеровской области, администрация г. Новокузнецка, ВЭБ.РФ, МОНОГОРОДА.РФ, Министерство экономического развития РФ, Фонд социально-экономической поддержки регионов «СУЭК-РЕГИОНАМ», Интерфакс, МШУ «Сколково». В мероприятии приняли участие 250 представителей из 47 российских моногородов, а также губернатор Кузбасса Сергей Цивилев, зампредседателя ВЭБ.РФ, генеральный директор МОНОГОРОДА.РФ Ирина Макиева, депутат Госдумы РФ от Кемеровской области Дмитрий Исламов. Серьезная делегация прибыла из столицы, в ее составе — группа экспертов Московской школы управления «Сколково», выступивших в качестве модераторов на дискуссионных площадках, представители Минэкономразвития, Минстроя, Минпромторга, Минприроды, Министерства просвещения и Минздрава, РЭЦ, Корпорации МСП, ВЭБ-инфраструктуры и ВЭБ- лизинга.

Непосильная ноша?

По данным областного департамента экономического развития, все 24 кузбасских моногорода принимают участие в 12 национальных проектах, общая сумма финансирования которых на 2019 год составила около 18 миллиардов рублей. Наиболее активное участие города принимают в нацпроектах «Жилье и городская среда», «Культура», «Демография», «Здравоохранение», «Цифровая экономика», «Малое и среднее предпринимательство». Но этих проектов могло быть значительно больше, если бы не целый ряд трудностей, с которыми приходится сталкиваться монотерриториям при подаче заявок.

Участники шести дискуссионных площадок выявили основные проблемы. Одной из главных оказалась численность населения. В Кемеровской области почти все моногорода являются малыми. А некоторые нацпроекты, к примеру, «Безопасные и качественные автомобильные дороги», предполагают ограничения по численности населения. И города, в которых проживает меньше 500 тысяч человек, в этих проектах изначально участвовать не могу. Также для подачи заявки во многие нацпроекты необходимо разработать проектно-сметную документацию. Большому городу проще изыскать ресурсы на эти цели, а небольшим территориям эти требования непосильны. Тем более что государственные субсидии на эти цели отсутствуют – об этом на сессии сообщил представитель Минэкономразвития.

Многими также было отмечено непонятное и сложное описание процедуры вхождения в нацпроекты, завышенные требования к городам-кандидатам, отсутствие банка идей и квалифицированных кадров для их реализации.

Чтобы преодолеть эти ограничения, участники предложили приоритизировать моногорода по ряду критериев в ходе приема заявок и снять для них жесткие ограничения, что позволило бы снизить отсев участников еще на этапе подачи заявок. Все озвученные предложения будут направлены в проектные офисы при федеральных министерствах для учета при формировании планов реализации нацпроектов.

Эксперты против инертности

«Мы хотим, чтобы все моногорода, в том числе Кузбасса, увидели себя в национальных проектах, — прокомментировала выступление представителей дискуссионных площадок зампредседателя ВЭБ РФ, генеральный директор Фонда развития моногородов Ирина Макиева. – Мы готовы рассказывать, как максимально использовать федеральные ресурсы для развития. Но для этого нам необходимо понимать потребности городов. Когда мы провели анализ по всем нацпроектам, получилась очень маленькая цифра. Жители моногородов составляют 10% всего населения страны, а средств по нацпроектам до них доходит всего 1,5-2%. Нас этот вопрос очень беспокоит. Когда мы начали выяснять причины, оказалось, что в большинстве случаев города просто не заявляются в нацпроекты, потому что не верят в успех. Мы собрались сегодня, чтобы сформулировать запрос от глав моногородов. В проекте новой госпрограммы появился третий раздел, который называется «Моногорода в нацпроектах». Так мы увидим картину по каждому городу, тогда общие проблемы выйдут на первый план. Активная позиция самих моногородов играет здесь одну из ключевых ролей».

Помощь в действии

В свете тех положительных перемен, которые успели произойти с моногородами за 10 лет действия прошлой программы, эти слова не выглядят пустыми обещаниями. В частности, для предпринимателей, ведущих бизнес в моногородах, уже сейчас введены беспроцентные займы сроком до 15 лет на сумму от 5 до 250 миллионов рублей, которые выдает Фонд развития моногородов. Для улучшения городской экономики и городской среды запущен проект “Место притяжения”, который не просто подразумевает благоустройство улиц в моногородах, а создание событийных центров притяжения с высокой концентрацией малого и среднего бизнеса. Ряд новых мер поддержки появится и с утверждением новой госпрограммы: льготный лизинг для обновления городского транспорта, бесплатное строительство инфраструктуры для комплексной жилой застройки, рефинансирование кредитов и поддержка проектов государственно-частного партнерства.

Существенную помощь моногородам оказывают также и сами градообразующие предприятия. В частности, АО «СУЭК», которое ежегодно инвестирует значительные ресурсы в территории своего присутствия. «Реализуя масштабную социальную программу, мы постоянно вынуждены выходить за пределы территорий своих предприятий, — отметил замдиректора по связям и коммуникациям АО «СУЭК» Дмитрий Голованов. — Поэтому нам очень важно синхронизировать свои социальные программы с программами, которые реализует муниципалитет при поддержке федеральных и региональных органов власти. К примеру, в этом году мы приступили к строительству спортивно-оздоровительного комплекса «Горняк» в Ленинске-Кузнецком. Предполагается объем инвестиций порядка 300 миллионов рублей. Также компанией был построен храм, аллея Шахтерской славы, детская многофункциональная площадка. При этом мы готовы оказывать муниципалитетам не только финансовую, но организационно-методологическую поддержку и помощь в их взаимодействии с федеральными органами власти».

Огромное внимание компания СУЭК уделяет также работе с одаренными детьми. «Благодаря фонду Андрея Мельниченко, основного акционера нашей компании, уже работают три центра для одаренной молодежи, где готовят по техническим специальностям с лучшими преподавателями, с серьезным оснащением: в Кемерово, на базе КузГТУ и КемГУ, а также в Ленинске-Кузнецком. На следующей неделе планируется в Киселевске открытие подобного центра. Это настоящий социальный лифт», — рассказал Дмитрий Голованов.

Есть чем гордиться

Благодаря программе поддержки моногородов три кузбасских города – Новокузнецк, Таштагол и Анжеро-Судженск — имеют все шансы при пересмотре списка моногородов не попасть в него, так как на градообразующих предприятиях этих населенных пунктов на сегодняшний день работает менее 20% трудоспособного населения. «Это не означает, что перечисленные города стали благополучны и решили все свои проблемы, — пояснила Ирина Макиева. – Это статистические показатели: уменьшилась зависимость от градообразующего предприятия, созданы альтернативные производственные направления, новые рабочие места. А значит, есть тенденция к улучшению, которую нужно сохранять, поддерживая малый и средний бизнес, чтобы экономика этих городов становилась еще более устойчивой».

«Я выделяю в этой программе город Новокузнецк, который получил статус ТОСЭР в марте прошлого года и уже имеет 32 резидента и 8 резидентов на подходе, — добавил губернатор Кузбасса Сергей Цивилев. — И город Прокопьевск, который только в конце декабря прошлого года вошел в программу ТОСЭР, и уже имеет 8 резидентов и 6 на подходе. Очень эффективно работает поддержка Фонда моногородов. И считаю, что смысл нашего сегодняшнего совещания заключается в том, чтобы будущая программа развития моногородов стала еще более успешной и принесла пользу всей нашей стране».

Во всех кузбасских моногородах отремонтированы центральные улицы, обновлены 103 объекта городского благоустройства, появились свыше 30 новых машин скорой помощи, отремонтированы более 20 поликлиник. По инициативе Фонда развития моногородов управленческие команды всех моногородов региона прошли обучение в Сколково и РАНХиГС. Во время обучения для каждого моногорода была разработана собственная региональная программа развития, которая позволила учесть социально-экономические особенности городов. Кемеровская область — единственный регион страны, где действует клуб глав моногородов, который обеспечивает обмен лучшими практиками. Совместная работа управленческих команд позволила создать в моногородах региона более 53 тысяч рабочих мест, привлечь порядка 224 млрд рублей инвестиций и сформировать активную позицию монотерриторий Кузбасса.



Source link

Рубрики
Технология

Ученые показали, как Землю могут видеть инопланетяне



Специалисты из США показали модель того, как Земля могла бы выглядеть, если бы ее изучали жители других планет через телескопы на расстоянии в несколько световых лет.

В журнале Science говорится, что эксперты использовали 10 тысяч снимков третье планеты от Солнца. Они были получены специалистами Nasa при помощи спутника Deep Space Climate Observatory.

Такой метод позволит понять, есть ли на Земле океаны и облака. При этом он не позволит получить точное изображение экзопланеты.



Source link

Рубрики
Политика

Варшава хочет видеть у себя больше военных США



По словам министра иностранных дел Польши Яцека Чапутовича, власти страны поддерживают решение об увеличении военного контингента из США.

«Наше правительство продолжает сотрудничество с США в рамках соглашения по увеличению присутствия американских военных на территории Польши. Это очень важный вопрос, от этого зависит безопасность всего региона», — приводит его слова ТАСС.

Ранее в Минобороны Польши сообщили о том, что на территории страны будет создано шесть точек, где будут дислоцироваться подразделения США.



Source link