Рубрики
Больше Культура

В Великом Новгороде выступит коллектив корейских барабанщиков


В Великом Новгороде пройдут Дни корейской культуры. Их организует генеральное консульство Республики Корея в Санкт-Петербурге.

Программа фестиваля довольно разнообразная. Здесь и мастер-классы по рукоделию, раскрашиванию лица, корейские народные игры. Жители и гости города смогут познакомиться с азами корейского языка, выучить некоторые слова.

А самым зрелищным станет концерт корейских традиционных барабанов «Таго». В составе коллектива юные артисты, которые сочетают игру на традиционных народных инструментах с современными танцевальными номерами. Они уже дали более двадцати зарубежных концертов.

Дни корейской культуры откроются в Великом Новгороде 15 сентября, в воскресенье. На их открытие приедет генеральный консул Республики Корея в Санкт-Петербурге господин Квон Дон Сок.



Source link

Рубрики
Больше Культура

В Великом Новгороде снесли старейшую городскую баню — Российская газета


Внезапный снос старейшей городской бани в Великом Новгороде вызвал широкий общественный резонанс. Местные краеведы обращались с инициативой о признании здания на набережной Александра Невского объектом культурного наследия, но мэрия не смогла воспрепятствовать сносу.

Баня №1 была построена в 1937 году по проекту известного новгородского архитектора Ильи Кушнира и стала для многих новгородцев культовым и любимым местом. Из-за аварийного состояния здания с марта 2011 баня не функционировала.

Стоимость ремонта оценивалась в 56 миллионов рублей, что депутаты посчитали чрезмерной нагрузкой для городского бюджета, поэтому в 2012 году баня была приватизирована. Собственник планировал построить на месте бани СПА-комплекс стоимостью в один миллиард рублей, но до дела так и не дошло.

Этой весной встал вопрос о присвоении зданию охранного статуса. В мае состоялось заседание совета при инспекции государственной охраны культурного наследия Новгородской области. Члены совета поддержали предложение о включении здания бани в перечень объектов культурного наследия.

Но получить охранный статус баня не успела: 31 июля новый собственник подал в мэрию уведомление о сносе, и уже 2 августа экскаваторы уничтожили портик с четырьмя колоннами, который и представлял основную культурную ценность.



Source link

Рубрики
Больше Культура

В Ростове Великом покажут «Гамлета» и съедят картины — Российская газета



2-4 августа в Ростове Великом пройдет IX Международный фестиваль средневековой культуры «Ростовское действо».

И хотя съедобные картины, которыми можно будет полакомиться на этом празднике, не относятся к заявленной эпохе (их оригиналы написаны в начале XX века), гурманам и любителям экзотики они наверняка понравятся: это пряничные копии восьми фейков русского авангарда из запасников кремля, о которых стало известно в прошлом году — после проведения соответствующих экспертиз. Две подделки попали в музейный фонд еще в 1922 году, а шесть, увы, подарил музею известный меценат. Но музейщики решили картины не уничтожать, а сделать их частью экспозиции, а теперь еще и изготовить на их основе съедобные сувениры.

— Обычно подделки уничтожаются — сжигаются и так далее. У нас они перешли в фонд, чтобы люди могли их увидеть. А теперь мы предлагаем еще и съесть подделки. Это тоже своеобразный способ их уничтожения, — рассказали в музее.

Но в остальном программа фестиваля напомнит о именно «старине глубокой». В ней есть и концерт Сербского Византийского хора «Моисей Петрович» (назван в честь митрополита Моисея, основавшего в XVIII веке в Белграде певческую школу), и выступление хора подворья Оптиной пустыни, и колокольные звоны, и мастер-классы звонарей. Кроме того, все желающие смогут попасть на мастер-классы иконописи и золотного шитья, а также книжную выставку-ярмарку «История государства Российского».

— Нам хотелось наполнить Ростовский кремль частичками той жизни, которая когда-то здесь была, когда архиерейский дом был построен и жил естественной жизнью, — говорит директор музея-заповедника Наталия Каровская. — Ростовский кремль — последний ансамбль древнерусской архитектуры, то есть это такой исход русского средневековья. Поэтому мы показываем разные виды искусства в их живом виде.

Например, музыку устроители фестиваля традиционно обещают «настоящую, не редуцированную через XIX век, а по записям XVI — XVII веков».

— Это тот редкий случай, когда можно услышать музыку, которая нам в принципе мало понятна, но именно эта музыка звучала в храмах до XVII века, именно она с ее сложной гармонией и импровизацией, точно следующей тексту молитвы, послужила основой развития и взлета классической музыки, — поясняет замдиректора музея-заповедника Ольга Рудакова. По ее словам, приезжающие на «Ростовское действо» музыкальные коллективы не только исполняют духовные произведения, но и изучают древние рукописи и восстанавливают их.

Ну а кульминацией действа, как обычно, станет концерт на территории кремля — под открытым небом. В этом году древние стены бывшей архиерейской резиденции выступят ни много ни мало — в роли Эльсинора, и зрители увидят шекспировские страсти во дворце датских монархов.

В отличие от основной программы, которая максимально погружает участников в условное средневековье, спектакль-фантазия «Гамлет» по трагедии Шекспира в переводе Пастернака, со слов Наталии Каровской, «по музыкальному языку приближает средневековье к современности». Более того, жанры в этом случае тоже «переплетутся»: в постановке принимают участие и драматические актеры, и оперные певцы. Роль Гамлета исполнит Илья Лыков («Современник»), Офелии — Ирина Костина («Новая опера»), Гертруды — Юлия Рутберг. А солисты, хор и оркестр «Новой оперы» вместе с Сербским Византийским хором исполнят произведения Амбруаза Тома, Дмитрия Шостаковича, Гектора Берлиоза.



Source link

Рубрики
Больше Культура

Внучка Горького рассказала «РГ» о великом деде, семейных тайнах и ярком будущем — Российская газета


На этих днях мы виделись и беседовали несколько раз. Марфа Максимовна пригласила заглянуть в ее загородную квартиру, в которой витает дух Алексея Максимовича. Вспоминала своего отца Максима и великого деда, поставив точку в спорах о причинах их смерти. Рассказывала о браке с Серго Берией, сыном того самого Лаврентия. И о том, как хочется увидеть, каким будет наше завтра.

…Трудно поверить, но походка у тоненькой и легонькой Марфы Максимовны такая быстрая, что только успевай. Всем напиткам предпочитает кофе, десертам — шоколад с орешками. В ее двух комнатах, что в многоквартирном жилом доме в Подмосковье, прибрано так, что и обувь, как это делает хозяйка, снимаешь сразу при входе. В движениях ловка. Лишь одно выдает возраст: в наших долгих разговорах иногда берет маленькую паузу: прошлое порой уходит из памяти.

В голову мою лезет постоянное: боже, как это в 94 года? Ничего не потерять, сохранить интерес и оптимизм.

Марфа Максимовна Пешкова — один из последних мостиков между прошлым и будущим. Появление на свет в 1925 году (!) в итальянском Сорренто, где провела счастливое детство. Возвращение всей семьи в СССР, жизнь с дедушкой — символом социалистического реализма. Приезд французского писателя Ромена Роллана с русской женой и английского гения Герберта Уэллса. Появление рядом с дедом баронессы Марии Будберг. Приходы в дом главного чекиста Генриха Ягоды и многих других высокопоставленных и прославленных. И странный уход отца, а потом смерть деда. Брак с Серго Берией, сыном Лаврентия. Рождение троих детей. И новая эпоха: устранение Берии-старшего. Превращение из неких небожителей в обыкновенных граждан Страны Советов. Терпеливое привыкание. А потом вновь слом — распад государства, для создания которого ее дедушка столько сделал.

Вопросов, кажущихся мне трудными, не избегает, правда, отвечая коротко. Признается: все плохое забывается и забылось. Предпочитает говорить о счастливых моментах жизни.

А какие моменты, Марфа Максимовна, самые счастливые?

Марфа Пешкова: Сначала Сорренто. Потом дача в Подмосковье и мамино к нам с сестрой Дарьей: «Зовите дедушку к обеду». Мы бежали, звали. Дедушка приходил. А так дед все время работал.

По утрам?

Марфа Пешкова: По утрам — любимое время. Но и днем. До поздней ночи засиживался. Иногда мой отец Максим Пешков увозил его куда-то в город на встречи. Дед отправлялся в путешествия — не в заграничные, по стране…

Как Алексей Максимович вас c сестрой называл?

Марфа Пешкова: Марфуша и Дашуня. Он нам имена и придумал. Очень любил. Беспокоился о здоровье — переживал, когда заболевали. Весь в творчестве, заботах, в посетителях и просьбах, а о любимицах не забывал.

А как называли дедушку вы с Дарьей?

Марфа Пешкова: Деда.

Дарья Максимовна вас на три года моложе. Как она?

Марфа Пешкова: На два. Она ничего. Я если и выбираюсь в Москву, то только к ней. Новых ролей у Дарьи нет, она не играет. Но в Театре имени Вахтангова они собираются, обсуждают.

А как получилось у вас сохранить такую форму?

Марфа Пешкова: Само собой. Всю жизнь любила спорт — каталась на велосипеде, у нас на даче играла в теннис, бегала. Вон видите: мы идем, а рядом у дорожки велосипед. Я бы и сейчас села и на педали, но запрещают: «В вашем возрасте опасно для здоровья». Но как раз на здоровье не жалуюсь.

Марфа Максимовна, извините за прямой вопрос. Так он и просится: вы делали подтяжку?

Марфа Пешкова: Никогда. Вот посмотрите — никаких следов и намеков.

Можно вас сфотографировать?

Марфа Пешкова: Ой. Я вся лохматая. Ну, попробуйте для внутреннего пользования. (На новую встречу Марфа Максимовна пришла тщательно причесанная, и мы сделали несколько фото. — Авт.)

Не жалеете, что переехали сюда, бросили Москву?

Марфа Пешкова: Нисколько. Бросила давно. Мы всегда жили за городом.

Читал, что у вас есть двухкомнатная квартира в Испании.

Марфа Пешкова: Не у меня — у сына. Иногда зимой туда наведываюсь.

А можно еще о житейском. Вы здесь совсем одна? Не боитесь, справляетесь?

Марфа Пешкова: Не боюсь. Что мне справляться? Обедать всегда хожу в этот дом отдыха.

Недалеко, но и не близко. А зимой, в слякоть, когда скользко?

Марфа Пешкова: Ничего, люблю ходить. Не нужны здесь страхи. Я все время в движении. Помогает. Но чем старше становлюсь, тем больше хочется общения.

Вы — одна из немногих, кто застал три эпохи…

Марфа Пешкова: …Как вы насчитали целых три?

Первая — от Сорренто — до смерти Сталина в 1953-м. Потом до распада СССР в 1991-м. И третья эпоха — новая Россия.

Марфа Пешкова: Вот вы как считаете. Была я от политики далеко.

А она невольно присутствовала рядом с вами.

Марфа Пешкова: Скорее люди, ее олицетворявшие. Светлана Сталина была моей подружкой, учились в школе, где было много родственников известных людей. Она тяжело пережила смерть матери. Причину от Светланы скрывали. И что застрелилась, ушла не просто так, узнала от чужих. Страшно было ей трудно, опасались, чтобы она с собой что-то не сделала. И стали Светлану окружать сверстниками спокойными, ровными. Отсюда и наше знакомство.

Была Светлана человеком сложным.

Марфа Пешкова: Светлана? Не знаю. Мы с ней много что обсуждали. Она признавалась: когда узнала, что мать покончила с собой, очень изменилась. Пропала в ней любовь к России, все хотела уехать в Америку и своего потом все-таки добилась.

С отцом Светланы общались?

Марфа Пешкова: За столом, когда я к Свете в гости приходила. Принимал он гостей радушно. Никаких с нами серьезных разговоров. Был Сталин доволен, что дочка со мной. Светлана очень уж разбрасывалась. Характер такой: хотела то туда, то сюда. Эмоции у нее проявлялись. Я, наоборот, была очень спокойной, уравновешенной. Поэтому мы друг другу подходили. Она меня заводила, я ее — успокаивала.

Марфа Максимовна, вы упомянули отца. А как он умер? Помните? Что это было?

Марфа Пешкова: Нянька у нас была немка Магда Александровна. Она все время с нами, а с родителями мы, особенно с папой, реже. Папа был всегда очень занят и почти всегда при деде, при машине. Ему поручалось привозить гостей, которые хотели встретиться с дедушкой. Или решил Алексей Максимович кого-то увидеть, куда-то заехать. И отец постоянно с ним рядом.

А как же тогда Крючков — помощник официальный?

Марфа Пешкова: Ну, Крючков больше по литературным делам, по связям с тем миром, где печатают, издают. Мне в 1934-м было лет мало. Если хотите заглянуть в неприятное прошлое, то потом у меня, уже взрослой, создалось впечатление: отец кому-то мешал. И его напоили. Что-то в питье добавили.

Яд?

Марфа Пешкова: Может, снотворное. Я даже помню папу в тот последний его майский день. Когда он только садился на ту скамейку, где заснул ночью и замерз, хотела я сесть рядом. А он мне: «Погуляй, погуляй». И потом заснул. Когда принесли отца в дом, сразу поняли — ему совсем плохо. Так мой папа ушел. Диагноз поставили — воспаление легких.

Кто помог уйти вот так жестоко? Сталин? Нарком внутренних дел Ягода?

Марфа Пешкова: Мы считаем, Ягода. Потому что он очень хотел жениться на моей маме. А свою жену он фактически запирал дома, чтоб она вокруг всего этого не поднимала шум. Все старался сделать тайно.

И что ваша мама?

Марфа Пешкова: Никакой взаимностью не отвечала. Вообще им не интересовалась. И уход отца — это месть Ягоды. Я лично так думаю. Но точно сказать, что и как было, уже невозможно. И возможным никогда не станет. Все это мы между собой с Дарьей обсуждали, когда стали взрослыми. А тогда были слишком юны.

А уход Алексея Максимовича Горького? Он был естественным?

Марфа Пешкова: Я полагаю, да. Болел, лежал в постели. Мы каждое утро к нему бегали. И деда не выздоровел.

Очень много разговоров о баронессе, будто бы отравившей Горького конфетами.

Марфа Пешкова: О Марии Игнатьевне Будберг? Нет, это не она. Умная была женщина. С дедушкой начали встречаться еще в молодости. А уже под конец появилась у нас в доме по его, к сожалению, настоянию. Хотел, чтобы она приехала. Считаю, что привязанности было к ней больше с его стороны. А она создала свою семью в Англии. Потом Будберг тоже к нам приезжала.

Вы сохранили с ней отношения?

Марфа Пешкова: Да. Хорошие.

Никаким агентом она не была?

Марфа Пешкова: Конечно, не была. Жила в Лондоне с семьей.

И не только со своей. С Гербертом Уэллсом тоже.

Марфа Пешкова: Видно, была человеком интересным. Очень приятна в общении. А многие другие, когда дедушки не стало, приезжать к нам перестали. И политические деятели, и писатели в том числе. А раньше было столько, что дедушка иногда даже прятался. Ему всегда надо было что-то сделать, с кем-то договориться, кого-то к чему-то подготовить. Сколько было просьб: можно хоть на минуточку, мы вашего времени не займем.

Но Алексей Максимович Горький многим людям помогал.

Марфа Пешкова: В основном после возвращения из Италии помогала моя бабушка.

Но с привлечением мужа.

Марфа Пешкова: Иногда, когда к нам с этим приезжали, он ходил в плохом настроении, раздраженный. Были люди, с происходящим в той, как вы говорите, эпохе несогласные. Их высылали. А бабушка старалась вернуть обратно или пыталась спрятать в нашей же стране. Иногда тех, кого не так широко знали, отправляли куда-нибудь в деревушку. Пожить там, пока уляжется и забудется.

Алексей Максимович так поддерживал большевиков. И деньги им давал, и имя свое. Потом долгое лечение в Капри, жизнь в отрыве, возвращение сюда. И разочарование.

Марфа Пешкова: Именно разочаровался. Вы правильно подобрали слово. А деньги давал не большевикам, считал, что помогает людям. Хотел, чтобы народ был счастлив. Разочаровался, увидев, что не получилось. А ведь многие верили.

А вы?

Марфа Пешкова: Не в детстве, во взрослой жизни — не очень. Столько отрицательных моментов.

Если откровенно, теперь, когда пролетело столько лет: ошибся ли Алексей Максимович, дав уговорить себя вернуться с Капри в РСФСР?

Марфа Пешкова: Дедушка любил Россию. Он здесь в Нижнем Новгороде родился — Родина. Не смог бы остаться в Италии. Много думал, прежде чем снова приехать. Решение нелегкое. Для него — единственно возможное.

Марфа Максимовна, мы все еще остаемся в сталинской эпохе. Замуж за Серго Лаврентьевича Берию вы вышли по большой искренней любви?

Марфа Пешкова: Еще со школьной любви.

С вашей стороны?

Марфа Пешкова: Мы с ним все так на переменах переглядывались. Он на меня, я — на него. Заканчивая десятый, понимали, что друг другу мы уже нравились. Последовала школьная вечеринка, и Серго старался быть около меня. Я на это — с удовольствием. Был он очень красивый, а тогда внешность для меня еще имела большое значение.

И вы были прекрасны.

Марфа Пешкова: Говорят, что симпатичная, но он — просто красавец.

Светлана Сталина к Серго дышала неравнодушно. Обиделась?

Марфа Пешкова: Не думаю. В школе все было несерьезно. Серго бывал на даче у Светланы, приглашали и меня. Был у нее еще один друг. По-моему, дальний родственник. С Серго после школы друг друга не теряли, все время встречались то тут, то там. Училась я в институте у Никитских Ворот.

А вы знали, что отец Серго деятель, ну, скажем, необычный?

Марфа Пешкова: Понимаете, ко мне он относился очень хорошо. Видимо, был доволен, что его сын выбрал меня. Мы с ним встречались только у них на даче и только по воскресеньям. Единственный его свободный день. Много слухов о его женщинах, о круглосуточных авантюрных похождениях. Но вы вдумайтесь: откуда на это время? Он всегда в городе, работает до ночи, вызывает его постоянно Сталин, к чему надо быть готовым в любое время суток. И он в своем особнячке.

Особнячок известный. Говорят, много там чего происходило. Берия — не Ежов, но и на его совести людей немало.

Марфа Пешкова: Большая жизнь и политика. Дома всегда улыбчивый, внимательный, любил пошутить. Общаться с ним было легко, производил хорошее впечатление.

Сейчас, когда многое о Лаврентии Берии известно, как на него смотрите?

Марфа Пешкова: Никак. Стараюсь свое мнение не менять. Мне в его семье было хорошо, Нина Теймуразовна (жена Берии. — Авт.) тоже очень ко мне хорошо относилась. Жила с тремя нашими детьми на даче. Изредка выезжали с мужем, просила: «Давай все-таки познакомь меня с городом Москва». Серго смеялся.

Наступил 1953 год. Сегодня запущена новая версия: Лаврентия Берию арестовали и сразу же в особняке убили.

Марфа Пешкова: Не в особняке, а во дворике того самого дома. Возможно, пытался убежать. Мне даже место показали — на улице около забора.

А кто же тогда сидел на скамье подсудимых, если не Берия? А письма к Хрущеву и товарищам по партии, в которых умолял пощадить, простить.

Марфа Пешкова: Не знаю… Очень он хотел, чтоб у нас с Серго детишек побольше было.

Детей у вас, по-моему, трое.

Марфа Пешкова: Да, две дочки и сын. После всего этого велели Серго поменять фамилию. Он взял фамилию мамы, Нины Теймуразовны, — Гегечкори. А мне и менять было нечего: я при замужестве оставила свою — Пешкова.

Зачем придумали эту смену?

Марфа Пешкова: Чтобы все пальцем не показывали: вот идет сын этого… К чему портить жизнь. Он после тюрьмы, высылки обосновался в Киеве. Многие и не знали, кто он и что он. После развода я снова задумалась: как бы уехать в Италию — в Сорренто или на остров Капри. Столько перемен, и пришли такие мысли. Мечтала познакомиться с итальянцем. Не получилось. Потом я все эти мысли бросила: дурочка, ну, попаду туда, а дальше что?

А как ваши с Серго дети?

Марфа Пешкова: Наш сын — в Киеве, дочка Ниночка — в Финляндии, а сейчас работает в Москве. Надюшка — здесь. Нет, не в Подмосковье, в городе.

Разрыв с Серго это ваше сознательное решение, ни с какой политикой не связанное?

Марфа Пешкова: Какая политика? И как сознательное? Появилась дама-блондиночка, и кто-то мне шепнул.

Вы потом выходили замуж?

Марфа Пешкова: Официально — нет. Я Серго очень любила, тяжело пережила разрыв. Но иначе не могла.

Вижу, и сейчас говорить нелегко. Давайте о другом. Всю жизнь жил в центре. Надолго уехал в командировку, приехал в новую страну и на улицу с новым названием: не улица Горького, а Тверская. Я даже обиделся. А вы как на это смотрите?

Марфа Пешкова: Я смотрю плохо. История за то название улицы, на которой прошло много-много всяких событий. Менять не стоило. Вспоминала наш дом в Сорренто. И выбралась туда в теперешнюю, как вы говорите, эпоху. Собирала по крохам. И поехала с тургруппой, выбирала, чтобы поближе к югу. Они на экскурсию по Неаполю, а я на такси — и в Сорренто. В доме нашем живут англичане. А перед домом — бюст Горького, установили, когда дедушка уехал. И бюст так и остался.

Меня задело: «собираю по крохам». А разве нет авторских за издания Алексея Максимовича?

Марфа Пешкова: Что вы. Были несколько лет после его смерти. Считается, авторские на пять лет. Но мы даже не знали об этом, год у нас проскочил. Четыре года, да, получали. Мама много чего продавала. Подарки, вазочки всякие. Все ценное. Но кое-что осталось. Да я вам покажу. А некоторые вещи деда, рукописи переходили в музей, с которым я три десятилетия сотрудничала.

Что скажете о нашем сегодня?

Марфа Пешкова: Сегодня читаю газеты, журналы. Смотрю две программы телевидения, чтобы быть в курсе всех новостей. Люблю «Время покажет». Иногда «Пусть говорят». А тут у нас идет обмен новостями и интересными статьями.

Видел вырезки у вас дома. С компьютером в дружбу не вступили?

Марфа Пешкова: Мы с ним с этой дружбой опоздали. Собираемся, гуляем, обсуждаем. Есть темы. Раньше боялись вслух, сегодня говорим свободно.

Преимущество эпохи.

Марфа Пешкова: Она мне очень интересна. Даже больше, чем прошлое. Так хочется узнать, что будет, куда пойдем. Прошлое осталось в прошлом. А за сегодня наступает завтра.

Кредо

Совет от Марфы Максимовны

У меня нет никакого настроя, как и никаких рецептов на настрой. Об этом даже не думаю. Живу так, как мне удобно. В последние годы стараюсь не делать ничего лишнего.



Source link