Рубрики
Политика

Не воюйте с младенцами: важные факторы схватки власти и Навального



На российской государственной машине лежит большая ответственность

В середине прошлой недели знакомые из коридоров власти прислали мне на телефон ставшее с тех пор знаменитым видео: мужчина в красных шортах и черной футболке сначала руководит действиями хорошо организованной колонны протестующих на несанкционированном митинге 27 июля (или «накачивает толпу прыжками и кричалками в стиле майдана», как сказано в видео), а потом берет на руки чужого младенца, «которого он использует как реквизит, чтобы прикрыться грудничком от полиции». Помню, как я тогда с изумлением подумал: что же это за родители, которые позволили так использовать своего ребенка? Сейчас на этот вопрос получен очень четкий ответ — или, вернее, ответка. Прокуратура требует лишить «подвергших опасности здоровье и жизнь мальчика» супругов родительских прав.

Не чересчур ли это? Даже если версия прокуратуры о мотивации поведения родителей мальчика стопроцентно справедлива — обратите внимание на это «если» — даже при таком условии это однозначно чересчур. Впрочем, чего это я заладил — чересчур да чересчур? Не то это слово, не достаточно оно сильное применительно к данной теме. Предложение прокуратуры переворачивает ситуацию с ног на голову. То, что до этого выглядело как циничный и жестокий поступок со стороны несистемной оппозиции, превращается в не менее циничный и жестокий поступок со стороны власти.

Зная людей, которые рулят сейчас от лица государства внутриполитическими процессами в России, я уверен: чрезмерно ретивых исполнителей вовремя подкорректируют. «Жестокого и циничного поступка со стороны власти» не будет. Но тема для разговора все равно есть. Все последние недели я пытался понять: почему власть позволила условной команде Навального так мощно переиграть себя на информационном поле? И вот к чему я пришел: путинская властная вертикаль сочла «мелочью» то, что в конечном итоге оказалось совсем не мелочью. Выборы в Московскую городскую Думу воспринимались на командных высотах российской политики как событие чисто местного масштаба, не способное оказать влияние на обстановку на федеральном уровне.

Оценка оказалась не верной. То, что еще недавно казалось местным и частным, заслонило сейчас собою практически весь российский политический горизонт. Обращу поэтому внимание еще на одну мелочь, которая на самом деле никакой мелочью не является: в плане безукоризненного соблюдения закона на российской государственной машине лежит несравнимо большая ответственность, чем на условной команде Навального.

Я уже давно наблюдаю за российской несистемной оппозицией. И поэтому для меня не является «открытием Америки» то обстоятельство, что Навальный не жалеет ни себя, ни других. Митинговать в рамках согласованной с властями протестной акции? С точки зрения нашей несистемной оппозиции это скучно, занудно и бесполезно. Команде Навального нужен хайп и кипеж. И она раз за разом пытается такой кипеж организовать, радушно приглашая народ на несанкционированные акции, где их с большой долей вероятностью могут встретить не менее «радушные» силовики. Таким Навальный был, такой он есть и таким он и будет. Хорошо или это? По моему твердому убеждению, нет и еще раз нет. Но вот какой с Навального спрос? Его никто никуда не избирал. Он не занимает никакой государственной должности и и поэтому отвечает только перед самим собой, а еще перед законом. Чувствуете разницу с российской государственной машиной?

Я эту разницу очень хорошо чувствую. Чувствую — и считаю: страна вправе ожидать от власти соблюдения более высоких стандартов поведения. Если верить высокопоставленным чиновникам, подобные стандарты безукоризненно соблюдаются. Каждый раз, когда я общаюсь со своими облеченными властью собеседниками после очередной несогласованной уличной акции, мне обязательно указывают на «выдержанность и корректность действий сотрудников силовых структур». Я прекрасно понимаю мотивы подобных заявлений. Если гражданская власть не будет поддерживать и защищать силовиков, то и силовики не будут поддерживать и защищать гражданскую власть. В подобную ловушку в свое время попал Горбачев. В подобную ловушку категорически не собирается попадать Путин.

Но путинской вертикали власти не стоит попадать и в другую, не менее опасную ловушку. Ей ни в коем случае не стоит выдавать силовикам карт-бланш на абсолютно любые действия. Поддерживаемая властями кандидат в депутаты Московской городской Думы, проректор Высшей школы экономики Валерия Касамара является сейчас объектом ненависти и мощного психологического прессинга со стороны несистемной оппозиции. Но вот что она написала в социальных сетях по итогам несанкционированного митинга 27 июля: «Произвольные задержания только раздражают людей, действующих ненасильственными методами. Необходим коренной пересмотр правоприменительной практики в отношении митингов, демонстраций и других публичных акций. Эта практика не должна носить репрессивного характера».

Эти слова Валерии Касамары, которая тщетно пытается сейчас добиться освобождения ошибочно, по ее мнению, арестованного за участие в уличных беспорядках, студента своего ВУЗа, можно трактовать по-разному. Скажу поэтому, как их трактую я. Требовать от силовиков «и пальцем не трогать» организаторов и активных участников — по меньшей мере наивно. Если ты осознанно играешь в эту игру, ты не должен удивляться последствиями. Если власть не ведет себя как власть, она очень быстро перестает быть властью. Однако равным образом проведение в каком-нибудь районе столицы несанкционированной уличной акции — не повод для того, чтобы хватать всех без разбору, не взирая на степень вины или ее отсутствие. Конечно, в «пылу схватки» ошибки неизбежны. Но эти ошибки должны исправляться. Должны — но всегда ли они исправляются?

От ответа на этот вопрос будет зависеть очень многое в плане дальнейшего развития внутриполитических процессов. Мне кажется, что и моральный, и политический перевес в конечном итоге окажется у той стороны конфликта, которая в наибольшей степени продемонстрирует свою адекватность, свою готовность признавать и исправлять свои ошибки, свое уважительное отношение к людям, а не стремление их использовать и «перемалывать». Ну а самый «юный участник» июльской протестной акции, я надеюсь, останется с родителями — останется и будет посещать новые протестные акции только в сознательном возрасте и только по своему выбору.

Читайте материал «Во власти уверены: нынешнее уличное противостояние — только начало»



Source link