Рубрики
Общество

Суд заочно арестовал американского раввина за невозврат книг из библиотеки Шнеерсона


Тверской суд Москвы заочно арестовал директора библиотеки «Агудас Хасидей Хабад» раввина Шолома Дов-Бер Левина, который обвиняется в невозврате книг из библиотеки Шнеерсона, сообщили в суде.

Срок ареста установлен на два месяца с момента задержания Левина. Раввин обвиняется в невозвращении в Россию культурных ценностей. Левин объявлен в международный розыск.

«Коммерсантъ» отмечает, что Левин невозвратил семь книг, которые могут быть древними еврейскими рукописями. Теперь ему грозит до восьми лет лишения свободы.



Source link

Рубрики
Технология

Неожиданная находка в ИНИОНе: найден ангар с 500 тыс. редких книг


Кто-то случайно или намеренно спас их от пожара

Как научный институт ИНИОН был создан в 1969 году на основе Фундаментальной библиотеки общественных наук АН СССР. Расцвет этого крупнейшего в мире информационного центра пришелся на 1972–1998 годы, когда его возглавлял академик Владимир Виноградов. После, вплоть до 2015 года, — академик Юрий Пивоваров.

Замдиректора по информатике Марк Шнайдерман был одним из основателей коллектива по построению автоматизированной системы общественных наук еще в 80-х годах.

— Наш институт был тогда на первом месте по IT-технологиям в стране, — говорит Марк Борисович. — Поднимаешь трубку, и на проводе сразу Болгария или Куба! Вся информация о новых научных трудах по экономике, политологии, социологии проходила только через нас. Мы непосредственно снабжали ею все правительство, весь ЦК.

— То есть вы в 80-е годы заменяли всем Интернет?

— Можно так сказать (улыбается). Информация стекалась к нам по почте, по отличной телефонной связи, по прямой связи между компьютерами. В то время ведь не было даже жестких дисков, не говоря уже о флешках или электронной почте.

И все вокруг нас крутилось. Сейчас через Интернет мы связываемся с коллегами из-за рубежа гораздо быстрее, но значимость нашей работы от этого не снижается. Да, в Интернете каждый может сегодня найти сам все что угодно. Но вы представляете, какой объем информации о вышедших статьях, книгах, сборниках нужно переварить, чтобы, к примеру, политологу, пишущему о современном состоянии дел Африки или США, найти самые толковые! Мы нужны, чтобы выделять из потока по-настоящему нужное.

— Каков средний процент отобранного вами материала?

— К примеру, по философии, истории наши специалисты берут для обработки всего 25–30% самых важных, по их мнению, статей в журналах, поступающих в ИНИОН.

Почему распался СССР

Ныне 90-летний «ветеран» ИНИОНа Юрий Борко, работающий в настоящее время в Институте Европы РАН, в 70-е годы был руководителем нового научно-информационного отдела стран Европы, США и Канады.

фото: Наталья Веденеева

Юрий Борко

— Непростая была задача в годы «холодной войны» с Западом давать действительно объективную оценку статьям, которые там выходили, — говорит Юрий Антонович. — Мои сотрудники иногда грешили тем, что пытались в рефератах припустить идеологии. Я категорически возвращал такие рефераты, бывало, что по 2–3 раза переделывали.

К примеру, во Франции в 60–70-х годах работал маститый политический обозреватель Мишель Татю. Появляется его статья, явно антисоветская. «Извольте, — говорю я своим подчиненным, — сделайте анализ того, что в ней написано, ничего не привнося от себя». Мой отдел да, пожалуй, еще отдел научного коммунизма (!) были, на мой взгляд, самыми объективными в то время.

— От спецслужб к вам претензий не было за такую объективность?

— Скажем так: до уголовных дел не доходило, максимум, что нам грозило, — устные назидания. Директор наш, академик Виноградов, был блестящим менеджером и в подобных случаях защищал своих.

— Юрий Антонович, вот вы как человек, который держал руку на пульсе всех социально-политических исследований США и Европы в 70-х, скажите, почему же, по-вашему, распался Советский Союз?

— Из-за того, что мы вовремя не реформировали свою экономику. Хотя возможность для этого была. В 1960-е годы мы получили 200 млрд долларов за проданную нефть, которая тогда резко подорожала в определенное время. Мы могли бы использовать эти средства для полной модернизации советской экономики, став образцовой соцстраной «с человеческим лицом». Но вместо этого мы втянулись в новую гонку вооружений, на которую нас провоцировали американцы. А потом цены не нефть резко упали. Не модернизировав и не обновив технологически экономику, мы, имея плодородные поля на Украине, на Кубани, все равно сильно отстали от США и Западной Европы и ежегодно вынуждены были покупать по 30 миллионов тонн пшеницы на Западе.

— Получается, наши политические деятели были обмануты?

— Они были глупы.

«Деньги на строительство ИНИОНа выделены адресно»

Увы, исходя из той ситуации, которая сложилась сегодня вокруг российской науки, с ее чудовищным недофинансированием, не очень-то похоже, что и некоторые современные политики существенно поумнели с советских времен. Нет, на словах, конечно, делается много. Послушать их, так в стране из-за начавшейся несколько лет назад научно-технической революции давно не должно быть обездоленных, болезни века должны отступить, мы, а не американцы, должны к 2024 году собираться высаживаться на Луне и т.п. Но это мечты, потому что революцией в российской научно-технической сфере и не пахнет. В 80-е в «загнивающем» Союзе хотя бы прислушивались к специалистам, работающим в сфере общественных наук, руководство стремилось к тому, чтобы нести людям правдивую, объективную картину мира. Сейчас и в этом, видимо, надобность исчезла. Иначе почему ИНИОНу до сих пор не построили здание взамен сгоревшего? Обещают сделать это только к 2022 (!) году.

Сегодня у института пятый по счету врио директора — экс-замдиректора Института мировой экономики и международных отношений, член-корреспондент РАН Алексей Кузнецов.

Почему руководители меняются, так и не будучи утвержденными в должности, — отдельный вопрос, требующий, вероятно, таланта прорицателя. У сотрудников только одна версия — стремительная ежегодная ротация врио директоров происходит из-за нежелания последних прогибаться перед начальством, которое, по их мнению, ведет к тому, чтобы сильнейший институт прекратил свое существование.

Но он вопреки всему живет. Несмотря на трудные условия работы, сотрудники, ютящиеся во временно предоставленном после пожара здании бывшей Академии сельскохозяйственных наук на улице Кржижановского, обеспечивают успешное выполнение государственного задания и в сфере научных исследований, и в рамках работы библиотеки (читателям доступны свыше 3 млн книг, журналов, газет в залах постоянно работающих 18 филиалов ИНИОНа в академических научных институтах). В такой ситуации было бы логичным представить себе, что чиновники всячески помогают институту работать, профильное Министерство науки выбивает льготы по оплате ЖКХ, в общем, холит и лелеет бедных погорельцев…

Смотрите фоторепортаж по теме:

Пожар в ИНИОН


В реальности же все происходит с точностью до наоборот. С 2018 года инионовцам не то что не помогают, им мешают работать: пытаются выселить из временного прибежища, заставив переехать на другой конец Москвы и подселиться к Всероссийскому институту научной и технической информации РАН, расположенному в районе метро «Сокол». Общественники не хотят «сливаться» с «технарями» по целому ряду причин: во-первых, новое здание далеко от большинства их филиалов, которые сейчас от них в шаговой доступности, во-вторых, сам переезд потребует миллионы рублей, которых у ИНИОНа нет, в-третьих, само здание ВИНИТИ — аварийное, ученым предлагают занять 11–12-й этажи, но вот незадача: лифты там не работают. И, наконец, в-четвертых, всех сотрудников терзают смутные сомнения о том, не хотят ли их под видом временного слияния объединить с ВИНИТИ по-настоящему да там, на «Соколе», в итоге и оставить, а в заново построенном здании на Нахимовском проспекте выстроить очередной торгово-развлекательный центр? Если бы после реформы РАН ФАНО, а после министерство, не занималось «слиянием и поглощением» множества других институтов, может, мыслей таких и не возникало бы, а тут поневоле задумаешься… Вот зачем, к примеру, нового директора Кузнецова с весны упорно склоняли к тому, чтобы он передал имеющиеся у ИНИОНа права застройщика на сгоревшее здание на Нахимовском?

— Эти права хоть как-то гарантируют нам, что здание после ремонта вернут нам, — говорит директор Кузнецов. — И мы не собираемся с ними расставаться. К примеру, сейчас до нас доходят слухи, что первый этаж нашего нового здания института будет отдан под рестораны, а читательская зона будет начинаться с третьего. Этих ресторанов я, правда, не видел в планах на застройку. Очень хотелось бы, чтобы эти слухи не подтвердились.

— Ваши права застройщика имеют срок действия?

— Они бессрочны. Разрешение на строительство выдано до 2022 года.

— А если строительство затянется?

— Строители обещают, что сделают в срок. Но не все зависит от нас: деньги на строительство — в руках министерского ДЕЗа. Я верю в то, что министр Михаил Михайлович Котюков, которому выделили 6 с лишним миллиардов рублей на строительство ИНИОНа, будет рассматривать эту задачу как приоритетную. Деньги на строительство выделены адресно, на многих уровнях власти понимают, что ИНИОН — это бренд, который необходимо сохранить. Тем более что коллектив института, оправившись от пожара, активизировал работу, мы пытаемся внедрять современные технологии в библиотеке, кардинально обновили свой веб-сайт. Читая лекции и постоянно выступая с докладами, мы видим, что запрос на аналитически обработанный поток информации вновь появился в обществе, особенно среди молодежи.

фото: Наталья Веденеева

Новый врио директора ИНИОН Алексей Кузнецов

Неожиданная находка после пожара

— Кстати, в строительном плане институт упоминается?

— Да, там написано, что в здании будут осуществляться две функции: научный институт и при нем библиотека с читальными залами на 300 человек. Общая площадь здания увеличится до 38,5 тыс. квадратных метров. В новом здании полезных площадей будет больше за счет того, что строители сделают ниже потолок третьего этажа и жилым станет четвертый, технический этаж. Там будет музей редкой книги, куда мы поместим полмиллиона редких, не пострадавших от пожара книг.

— Где они хранились?

— Вы не поверите, они лежали в неохраняемом ангаре во дворе института. Было бы интересно разобраться, почему не было найдено для них более подходящего места хранения.

— Что это за книги?

— Это трофейные книги XVII–XIX веков, газеты начала XX века. Сейчас мы отправили их на наш склад на Кантемировской улице, где хранятся и книги, спасенные после пожара. Кстати, туда же мы сейчас складируем временно и часть из 5 тысяч полученных нами после пожара иностранных книг (фонд постоянно пополняется).

— Получается, что временно новинки будут спрятаны от читателей?

— Не все. Примерно 2,5 тысячи нам удалось распределить по нашим филиалам, где была возможность их принять.

— А сам склад в нормальном состоянии?

— Не совсем. Недавно мы получили предписание от МЧС. Будем устанавливать пожарную и охранную сигнализации, менять часть электропроводки, перекрывать часть крыши, ремонтировать лифты (здание 5-этажное). Но оно, в отличие от здания на Кржижановского, где все работало, почему-то не считалось аварийным. При этом склад не приспособлен изначально для книгохранения, тем более хранения редкого фонда, несмотря на принятые нами меры по высвобождению здания от сторонних организаций и очистке от мусора. Мы должны обеспечить сохранность и работу с фондом. Зданию необходима система газового пожаротушения и вентиляции. Фонд нужно готовить к перевозке в новое здание, для этого фонд должен пройти специальную обработку, на которую средств не выделяют. После предписания МЧС нам выделили 15 миллионов рублей на устранение недостатков, но этих денег мало. Кроме того, не забывайте, что у нас есть еще и замороженные книги, хранящиеся в Котельниках. Вот за их хранение мы платим из своих денег более миллиона в год (раньше было еще больше, т.к. нынешний вариант самый дешевый). Министерство готово взять оплату на себя, если мы точно посчитаем количество единиц хранения. А это невозможно, поскольку зачастую книги представляют собой единую, слепленную в большой ком массу. И почему подведомственные профильному министерству организации до сих пор не разработали правильную систему реставрации поврежденных книг?

— А какие реальные недочеты в здании на Кржижановского? Почему там до сих пор не решил их тот же ДЕЗ, который за это здание должен отвечать?

— Зданием управляет другая подведомственная министерству организация, ФГУП «Управление служебными зданиями» (УСЗ). Там главным образом надо было провести пожарную сигнализацию. Они это давно могли бы сделать сами без отселения сотрудников. Но вместо облагораживания сотрудники УСЗ непонятно зачем содрали на всех этажах паркет. И демонстрируют теперь везде фотографии с разобранным паркетом как главное свидетельство аварийности. Ну ладно, подумали мы, будем стоять до конца, все равно переезжать нам некуда, и вместо паркета положили… линолеум. Наш офис сейчас выглядит очень «стильно»: встречает вас большая новая мраморная лестница, а после сразу — линолеум.

— Вы сами не пытались что-то сделать с противопожарной сигнализацией?

— Пытались. Когда нам выдали деньги на ремонт склада, я просил у министерства разрешение выделить из этой суммы 3 миллиона на наше нынешнее жилище. Но нам было отказано в оперативном управлении зданием на Кржижановского.

— В итоге все равно настаивают на переезде в ВИНИТИ?

— Получается, что так. Вернее, мы постоянно узнаем об освобождающихся площадях на юго-западе Москвы, но нам говорят, что они не для нас. Мы уже было сами нашли помещение поближе, у метро «Калужская». Но там надо платить за аренду по 15 млн в год. «Вы же сами не сможете этого делать, — говорят нам, — у вас денег нет». А я отвечаю: «Может быть, и были бы, если бы нам ежегодно не сокращали ассигнования без объяснения причин по 30 млн рублей». Речь идет о выделении финансирования в рамках госзадания.

— Вам никак не объясняют причину урезания?

— Официально — нет. Ходят слухи, что это наказание за наше нежелание съехать на «Сокол». И это при том, что ИНИОН входит в 20 лучших общественно-научных институтов страны по числу грантов РНФ и РФФИ, выпускает по 30 статей в журналах, индексируемых Web of Science и Scopus. Да, нас отнесли ко второй категории институтов, но что вы хотели от научной организации со сгоревшим зданием? Однако наши сотрудники продолжают работать. 30 публикаций в год (помимо тысячи русскоязычных статей и обзоров) на 115 научных сотрудников — для гуманитарного института это очень хороший результат.

— Позвольте вас спросить, а за чей счет вы провели юбилейный банкет?

— Фуршет организован на внебюджетные деньги. Нам наконец удалось получить первые средства от продажи доступа к нашим библиографическим базам.

— Какая у вас зарплата в институте?

— Пока шестой месяц у меня лишь голый оклад — 61 тысяча рублей. Я не о том, что бедствую, в науке я состоялся. Но за полставки чтения лекций в МГИМО мне платят значительно больше!

— У вас есть служебная машина?

— Что вы! У нас есть, конечно, старый 10-летний автомобиль «Ауди», оставшийся еще со времен Юрия Сергеевича (Пивоварова. — Авт.). Но денег на его обслуживание, бензин, страховку — нет. Не говоря уже о водителе, это же по деньгам — зарплата двух научных сотрудников!

— Стройка нового ИНИОНа уже идет полным ходом, вы наблюдаете за ходом работ?

— Да, даже с пригорка, и тем более с верхних этажей соседних зданий видно, что уже в значительной мере отстроено книгохранилище. Оно расположится на минус первом и нулевом этажах. Думаю, в срок строители должны уложиться.

Хотелось бы надеяться на это и нам. Даже несмотря на то, что Миннауки порой совершает действия, которые разубеждают в его намерении поддерживать российскую науку.



Source link

Рубрики
Больше Культура

Писатель Виктор Кокосов подарил Старорусской библиотеке шесть книг



Петербургский писатель и публицист Виктор Кокосов принял участие в акции «Городу Достоевского — книга в подарок». Он передал для Старорусской городской библиотеки имени Ф.М. Достоевского шесть своих книг, посвященных героическим страницам российской истории, в том числе малоизвестным.

«Сорок восьмой» не подвел! (повесть о крылатом друге)» — это книга о фронтовых буднях уникальной воинской части — специальной роты голубиной связи, существовавшей в годы Великой Отечественной войны.

— Голуби воевали и погибали, перенося зажигательные снаряды на аэродромы противника, доставляя важные донесения и даже работая разведчиками. Тем самым они вносили свой вклад — и немалый! — в дело Победы над немецко-фашистскими захватчиками, — рассказывает Виктор Кокосов.

Его книга стала первым в истории художественным произведением о голубиной роте. «Сорок восьмой» — это номер реального голубя, чей подвиг лег в основу повествования. Осенью 1944 года во время боев в Прибалтике он был выпущен командиром советской разведгруппы со спецдонесением, дважды атакован по пути немецким ястребом (враги их специально держали для охоты на голубей-разведчиков и диверсантов Красной Армии), но сумел уйти от хищника и доставить важные сведения в расположение советских войск.

Другая повесть — «Операция «Русская прививка» — рассказывает о провале секретной операции спецгруппы СД в 1941 году. По заданию Гитлера она изучала вопрос: как привить лучшие боевые качества и менталитет советских бойцов солдатам вермахта. Ее руководители бесславно завершили свой путь под Ленинградом и Москвой. Собранные ими материалы были частично уничтожены, частично оказались в руках партизан. К слову, «Операция…» будет интересна старорусскому читателю еще и тем, что в повести упоминается Старая Русса. Под этим городом водил войска в атаку один из персонажей книги — командующий 11-й армией генерал-лейтенант Василий Морозов.

Сборник «Право на мужество» — тоже о Великой Отечественной войне. Он включает в себя историко-документальную повесть «Правда о Второй ударной», а также очерки о подвигах ветеранов

— Бойцы Второй ударной армии, чей подвиг многие десятилетия незаслуженно замалчивался, ценой своих жизней дважды спасали осажденный фашистами Ленинград, — рассказывает Виктор Кокосов. — Первый раз армия почти полностью легла в боях с частями Линдеманна, второй раз — остановила победоносную до того армию Манштейна.

Тему героизма защитников Ленинграда Виктор Кокосов поднимает и в сборнике очерков «Правда о Второй ударной. Очерки о защитниках Ленинграда».

Еще один сборник, посвященный Великой Отечественной войне, носит название «Живи, любимый город!». Его автор писал специально для школьников. Герои коротких рассказов — подростки, работавшие в осажденном Ленинграде наравне со взрослыми, а также юноши и девушки, которые не достигли призывного возраста, но все-таки попали в воинские части, где проявили чудеса храбрости. По словам Виктора Кокосова, книгу уже используют на уроках мужества в некоторых школах и библиотеках Петербурга.

Шестая книга — не о Великой Отечественной. «Струги на Неве» — это художественный исторический роман, повествующий о войне со шведами, которую царь Алексей Михайлович вел в 1656-1658 годах.

— Хотя на протяжении ее русскими войсками были одержаны многие славные победы в Прибалтике и на Неве, эта война почти не привлекала внимания писателей, — говорит Виктор Кокосов. — А ведь ее цель была немалая: за полвека до Петра Великого его отец Алексей Михайлович пытался широко распахнуть дверь в Европу.

Справка «РГ»

Акция «Городу Достоевского — книга в подарок» организована «Российской газетой» и газетой «Старая Русса» при поддержке журнала «Звезда». Ее цель — оказать всемерную поддержку Старорусской городской библиотеке имени Ф.М. Достоевского в преддверии празднования 200-летия писателя. Акция заключается в сборе и передаче в фонды библиотеки научно-популярной, художественной, мемуарной, справочной, детской литературы и документальной прозы, с тем чтобы в фондах было представлено все книжное многообразие мира, в том числе и с точки зрения географии. Задача — сделать небольшую районную библиотеку популярным местом живого интеллектуального общения.

Акция продлится весь 2019 год — в это время на базе Старорусской городской библиотеки регулярно проходят встречи с известными литераторами, актерами и общественными деятелями.

Итоги акции будут подведены в Старой Руссе 11 ноября 2019 года — в день рождения Достоевского и «Российской газеты». К акции уже присоединились известные писатели — журналисты «РГ» Николай Долгополов, Павел Басинский, Лев Данилкин, Владимир Снегирев, Валерий Выжутович. Несколько своих книг передал в дар библиотеке председатель Российского детского фонда писатель Альберт Лиханов, а также президент Федерации дзюдо Санкт-Петербурга, заслуженный тренер России Михаил Рахлин.

Участниками благотворительного проекта стали Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина, Коми республиканская типография из Сыктывкара, Морской литературно-художественный фонд имени Виктора Конецкого, рок-музыкант, лидер легендарного «Наутилуса» и группы «Ю-Питер» Вячеслав Бутусов, фронтмен группы «Калинов мост» Дмитрий Ревякин, председатель Калининградского городского Совета депутатов Андрей Кропоткин, Псковское региональное отделение Союза писателей России, Генеральное консульство Японии в Санкт-Петербурге, оргкомитет Международного фестиваля балета Dance Open, председатель Государственного Совета Республики Коми Надежда Дорофеева, скульптор Григорий Ястребенецкий, художник Павел Лемтыбож, владелец галереи Kunsthandel Zechling Вернер Цeхлинг (Австрия), Нарынская гимназия №2 имени Чкалова (Киргизия), Гатчинская школа №9 (Ленинградская область), вологодский писатель Андрей Малышев, петербургские писатели Игорь Шушарин, Юрий Звягин, Анатолий Аграфенин, Елена Колина, журналистка и писательница из Перми Любовь Соколова, член Союза художников России и преподаватель Художественно-промышленной академии имени Штиглица Маргарита Широковских, а также предприниматели Старой Руссы Валерий Васильев, Алексей Лойкуц.



Source link

Рубрики
Больше Культура

Для книг и фильмов оставят только маркировку «18+» — Российская газета



Книги и фильмы больше не будут маркироваться «0+», «6+», «12+», «16+» — эти ограничения уберут как избыточные и заменят их на рекомендации для родителей. Такова основная мысль нового законопроекта, который призван сделать шедевры кино и литературы доступными для детей. Документ, подготовленный с учетом замечаний кабмина, представил думский комитет по культуре.

Законопроект, о котором идет речь, в мае внесли в Госдуму члены профильного комитета во главе с его председателем Еленой Ямпольской. Получив замечания правительства, которое в целом поддержало инициативу, депутаты подготовили новый вариант. Теперь документ будет перевнесен в ГД.

Как и предполагалось в прежней версии, для произведений литературы и искусства сохранится только маркировка «18+», а излишние промежуточные ограничения исчезнут. Вместо «цифровых» обозначений организаторы мероприятий и учреждения культуры будут вправе использовать менее конкретные указания — «Для семейного просмотра», «Для дошкольников», «Не рекомендовано для детей» и так далее. Такие рекомендации можно будет размещать на афишах, билетах, на экране, в электронной форме и т.п.

Почему надо убирать промежуточные маркеры? Депутаты указывают на то, что издатели и прокатчики по-разному трактуют возрастные ограничения, в результате одно и то же произведение при публикации или показе может иметь разные «значки». Доходит и до абсурда. Например, в Москве 15-летнему школьнику не продали книгу Виктора Гюго. Книготорговцы попросту боятся штрафов в размере до 50 тысяч рублей. Таким образом классическое произведение оказывается приравненным по степени «опасности» к пачке сигарет.

Глава комитета рассказала, что «провела рейд по книжным магазинам» и убедилась, что в нашей стране детям фактически запрещено читать книги, начиная с Библии. Например, «Мастер и Маргарита» у некоторых торговцев — «12+». Получается, детям, по сути, «разрешают только раскраски». «Это просто сумасшедший дом! Надо снять этот барьер между детьми и культурой, — обратилась к коллегам Ямпольская. — Давайте освободим Пушкина, Бунина, Есенина от маркировки. О каком новом технологическом укладе мы можем говорить, если мы запрещаем нашим детям читать?»

Один из примеров формального подхода — возрастная маркировка способна реально ограничить доступ ребенка только к печатной продукции, а не к книге, выложенной в интернете. Так что нынешняя практика негативно отражается на книготорговле и отучает детей и подростков от взаимодействия с бумажной книгой, подчеркнула Елена Ямпольская. А при выпуске фильмов в прокат порой происходит и занижение, и завышение знака информационной продукции — в зависимости от ожидаемого объема кассовых сборов, отметила депутат.

К тому же, ограничения типа «0+» путают родителей. Они думают, что фильм походит малышу, а на самом деле, такую маркировку ставят на вполне «взрослых» советских фильмах — просто потому что они «невинны и чисты», сказала Ямпольская.

Надо снять барьер между детьми и культурой

Она подчеркнула, что речь в законопроекте идет именно о рекомендациях, а не об ограничениях. «А родители пусть сами решают, смотреть ли ребенку фильм, читать ли книгу, или пойти ли с ним на выставку», — добавила парламентарий.

Однако ограничение «18+» остается, то есть то, что была запрещено для детей по закону, остается запрещенным, особо отметила Ямпольская. По ее словам, у надзорных органов в случае принятия законопроекта освободится время, чтобы следить за соблюдением установленных норм.

В новой версии из законопроекта исчез ряд положений — в частности, о полном освобождении от возрастной маркировки фильмов, созданных ранее 1991 года на территории, относившейся к Российской империи или СССР. Впрочем, депутаты не отказались от этой идеи — она будет обсуждаться при подготовке инициативы ко второму чтению, рассказала Ямпольская.

В новой редакции законопроект позволяет избежать неоднозначной трактовки закона о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию.

Инициаторы провели консультации с руководителями учреждений культуры, с людьми искусства и правообладателями. Они поддержали инициативу, назвав знаки «0+», «6+», «12+» и «16+» избыточными для произведений литературы и искусства.

В министерстве культуры сообщили журналистам, что поддерживают инициативу профильного комитета Госдумы.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере «РГ»



Source link

Рубрики
Спорт

Автор книг о «Спартаке» дал рецепт выхода из кризиса



В минувшие выходные «Спартак» в домашнем матче уступил «Уралу» (1:2), и это было третье поражение красно-белых подряд. При этом руководство клуба уже заявило, что менять рулевого не планирует. Вопросы про ситуацию в «Спартаке» «МК» задал нашему эксперту Владимиру Степанову, автору книг о «Спартаке», писателю, племяннику легендарного капитана «народной команды» 30-х годов Владимира Степанова:

 

«Даже Константин Иванович Бесков считал, что для создания команды необходимо три года. Понимаю, что сегодня это невозможно. Тем не менее тренеру в любом случае нужно время. В этом году подготовка на предсезонном сборе была с одной командой, а с начала сезона она оказалась совсем другой, причем в последнем матче полузащитник из Чехии Алекс Крал только впервые вышел на поле. Перед этим он и другие игроки еще выступали за сборные своих стран, поэтому понятно, что о какой-то сыгранности говорить трудно. На мой взгляд, настрой на матч с «Уралом» оказался недостаточным. Поскольку «Спартак» до этого несколько раз проигрывал этой команде, то и настрой на нее должен быть не меньше, чем на ЦСКА или «Зенит». Команда Парфенова играла уверенно и спокойно. Она готовилась к «Спартаку». Все тренеры, которые когда-то имели спартаковское прошлое, хотят показать товар лицом. У них есть реваншистские настроения. В конце концов, они могут оказаться приглашенными в свой родной клуб. Если говорить о будущем, я бы не будоражил ситуацию. Надо дать Кононову время. Часто журналисты на пресс-конференциях пытаются задеть тренера вопросом, когда он уйдет. Насколько я знаю изнутри команды, обстановка в ней нормальная. Это залог всего остального. Впереди еще много игр».



Source link

Рубрики
Больше Культура

Одну из первых отпечатанных на Руси книг теперь можно увидеть в электронном виде



В Волгограде сотрудники региональной библиотеки имени Максима Горького оцифровали 430-летнюю книгу для богослужения «Триодь постная». Напечатанная в 1589 году, она является не только ровесницей города, но и второй печатной книгой на Руси.

Как сообщает пресс-служба главы области, отпечатанная в XVI веке «Триодь постная» является уникальным экземпляром творения мастера орнаментального рисунка Андроника Тимофеева (Невежи).

Ученик российского первопечатника Ивана Федорова, после 20-летнего перерыва, в 1587 году приступил к устройству государственной типографии в Москве. Первой книгой им была напечатана «Триодь постная», на создание которой ушло около двух лет.

По данным библиотеки, орнамент для книги вырезан самим Невежей и опирается на каноны московской рукописной книги первой половины XVI века.



Source link

Рубрики
Больше Культура

Миланская издательница рассказала о культуре «тихих книг» — Российская газета



Одним из главных отличий XXXII Московской книжной ярмарки от предыдущих станет активное участие в ней коллег из Болоньи, представляющих Болонскую ярмарку детской литературы. Они привезли большую выставку «1001 лучшая детская книга», показывающую лучшие современные образцы этого жанра (точнее, этих жанров) со всего мира, что даст посетителям возможность разборчивее относиться к тому, что они видят в книжных магазинах. И проведут большую программу для профессионалов — издателей, писателей и прежде всего художников, чтобы попытаться понять, как сделать так, чтобы эти изумительные книги российские читатели могли видеть не только на выставках. И главное, чтобы книги российских авторов стали так же привычны в книжных магазинах всего мира, как стали уже привычны книги испанских, американских, корейских авторов.

Silent book, «тихая книга», то есть книга без слов, — одно из самых авангардных направлений современного западного книгоиздания. Ему в ходе ММКЯ посвятят конференцию и творческую мастерскую, в которых примет самое активное участие Патриция Дзерби — создательница небольшого изысканного издательства Carthusia. Под его крылом уже шесть лет проводится конкурс авторов-художников, «говорящих» картинками, прошлогодней победительницей которого стала художница из Йошкар-Олы. Перед встречей в Москве мы позвонили синьоре Дзерби в Милан.

Как отличить silent books, с одной стороны, от комиксов и графических романов, а с другой — от альбомов иллюстрированных каталогов?

Культура «тихих книг» только формируется и она прямо-таки пугает взрослых людей по всему миру

Патриция Дзерби: Есть разные подходы к тому, как делать silent books. Мы в одноименном конкурсе и в нашей издательской серии, родившейся как раз для того, чтобы издавать сперва победителей, а потом и финалистов конкурса, рассматриваем их прежде всего как историю, рассказанную автором-иллюстратором при помощи изображений. Это «путешествие через образы», без единого слова. Так, на мой взгляд, функционирует правильная «тихая книга». При этом повествовательные манеры могут быть разными. В книге Il Rumore («Шум») ее автор Лука Ралли использует привычный для себя язык комикса. Но вы увидите, что визуальные языки в «тихих книгах» могут быть самыми разнообразными!

Привезете «Шум» в Москву?

Патриция Дзерби: Разумеется! Мы привезем в «физическом виде» книги победителей всех шести лет нашего конкурса Silent books и множество иллюстраций. А для специалистов мы с коллегами проведем большую конференцию «Сила тихой книги», на которой обсудим, как издавать и продавать такие книги.

А насколько «переводимы» такие книги? Понятно, что слов переводить не нужно, но ведь в каждой культуре свой визуальный язык, свой менталитет…

Патриция Дзерби: Это зависит от качества и, скажем так, гармоничности каждой конкретной истории, рассказываемой визуальным языком. Хорошая silent book по качеству изображений может не уступать альбому. Так, книга аргентинки Марианны Руис «Пока ты спишь» — это история для самых маленьких, но она понравилась и взрослым. И поэтому имела огромный успех не только в Италии, но в США, Китае, Испании и всех испаноязычных странах. Культура «тихих книг» — это молодая культура, она только формируется и она прямо-таки пугает взрослых людей по всему миру.

Пугает?!

Патриция Дзерби: Страшно пугает! Они чувствуют себя «обезоруженными» — так они привыкли доверять писаному слову! Но зато дети их просто обожают! И подростки тоже. На конференции мы как раз продемонстрируем все возможности, которыми «тихие книги» обладают, все пути, которыми они рассказывают истории. Даже если они пугают взрослых.

Аргентина далека географически, но довольно близка Италии по духу. А можно ли назвать, скажем, русского автора silent book, который снискал бы в Италии успех?

Патриция Дзерби: Ну конечно! Анастасия Суворова, совсем юная художница, приняла в прошлом году участие в нашем конкурсе и выиграла! Ее книга Immagina («Вообрази») — это очень мощная и поэтичная история о силе воображения.

Сейчас мы обитаем в мире «Инстаграма». Silent books — часть этого «постгутенберговского» мира?

Патриция Дзерби: «Тихие книги» существуют издавна. Вспомните средневековые европейские миниатюры, как церковные, так и светские, в которых тоже рассказывалась некая история через картинки, буквицы и колонтитулы. Но в отличие от «Инстаграма» для silent books недостаточно одной картинки-вспышки. «Тихая книга» — это все-таки книга, в ней должна рассказываться история. «Тихие книги» по-настоящему универсальны. На ярмарке в Москве мы это продемонстрируем.

Что нового на ММКЯ?

Ярмарка открылась, как обычно, в первую среду сентября на привычном месте — в 75-м павильоне ВДНХ. Но это едва ли не единственное, что в ней осталось по-старому. Все остальное — по-новому. Что именно — устроители рассказали журналистам накануне.

Первое и самое заметное — крупнейший в Восточной Европе книжный форум немного поменял название. Отныне краткое имя события не ММКВЯ, а ММКЯ. Выпало, как легко догадаться, слово «выставка». Впрочем, как объяснил Андрей Гельмиза, в этом году возглавивший дирекцию ярмарки, это просто возвращение к изначальному варианту. И, что немаловажно, приведение в соответствие с международной аббревиатурой Moscow International Book Fair.

Такое внимание к международному контексту не случайно: пропавшее «В», можно сказать, с лихвой компенсируется прибывшим «Б»: дирекция ММКЯ начинает долгосрочную программу сотрудничества с Болонской ярмаркой детской книги — крупнейшей в мире. Договоренность об этом была достигнута в апреле (после предварительных консультаций, инициированных Роспечатью), а сейчас, в сентябре, на центральном стенде будет представлена большая выставка «Нарисованные миры: 1001 выдающаяся книга», подготовленная экспертом Международного совета по детской книге (IBBY) Грацией Готти. Такая стремительность, подчеркнула директор Болонской ярмарки Элена Пазоли, оказалась возможна не только потому, что Роспечать — многолетний экспонент в Болонье, но и потому, что крупные издатели проявляют интерес к России и ее пока еще малоизученному рынку.

Кстати, среди отобранных тысячи (и одной) лучших детских книг со всего мира 15 — изданных в России. Что не так уж плохо, учитывая колоссальную конкуренцию.

Второе «Б» нынешней ярмарки — Беларусь, прибывшая в качестве страны — почетного гостя. Что, как напомнил гендиректор «Беларуськниги» Александр Вашкевич, означает предоставление 200-метрового стенда. На нем выставят лучшие из изданных в Беларуси в прошлом году 200 тысяч книг, большей частью — на русском.

В 2019 году ЮНЕСКО объявило Всемирной столицей книги эмират Шаржда (ОАЭ). Неудивительно, что город получил спецприглашение в Москву и везет не только книги, но и пьесы, мастер-классы.

Еще одним новшеством станет большая профессиональная программа для иллюстраторов.

Но неужели во всем этом пиршестве затерялась книга «обычная»? Конечно, нет, успокоила Татьяна Восковская, куратор основной программы ММКЯ. По традиции издательства представят свои новинки, пройдут встречи с топовыми авторами и привлекшими внимание новичками.



Source link

Рубрики
Больше Культура

Названы самые популярные жанры книг среди россиян — Российская газета



По данным опроса ВЦИОМ, больше половины россиян — 53 процента — предпочитают читать «живые» книги, а не их интернет-версии. При этом чаще читают книги женщины (59 процентов), молодежь в возрасте от 18 до 24 лет (83 процента) и от 25 до 34 лет (61 процент), а также лица с высшим образованием (68 процентов).

Самые читающие по возрастам — люди старше 60 лет (в среднем семь книг за три месяца) и те, кто не пользуются интернетом (девять книг за три месяца). Среди жанровых предпочтений граждане чаще выбирают книги по истории, биографии и исторические романы (30 процентов). Далее идут книги для детей (28 процентов) и учебная литература — справочники, учебники, научная и профессиональная литература (тоже 28 процентов). Вслед за хитами расположились детективы, книги по домоводству и приусадебному хозяйству (22 процента), фантастика (21 процент) и классическая русская и зарубежная литература (20 процентов). Почти не читают россияне ужасы (3 процента), книги по психологии (3 процента) и религиозную литературу (2 процента).

Любимые авторы у россиян — Пушкин (9 процентов), Толстой (6 процентов) и Достоевский (5 процентов). Реже читают Лермонтова (4 процента) и Булгакова (4 процента). При этом более трети опрошенных не смогли рекомендовать к прочтению конкретного автора (35 процентов). И очень важное наблюдение исследования: книга, по мнению подавляющего большинства россиян, еще и хороший подарок (73 процента). Большинство тех, кто так считает, дарят книги своим детям (51 процент), друзьям (48 процентов), родным (41 процент), коллегам (28 процентов), знакомым (15 процентов).



Source link