Рубрики
Больше Культура

Актёры МХАТа им. Горького одержали первую победу в тяжбе с руководством театра


Суд удовлетворил финансовые требования несогласных с политикой Боякова

Действо началось у здания Пресненского суда, попасть в который оказалось не так просто. Внушительных размеров очередь мало продвигалась по причине особенно тщательного досмотра приставов, придирчиво водивших металлодетекторами едва ли не по самым нежным местам. Оно и понятно, после инцидента с самоубийством экс-начальника отдела ФСИН, пронесшего в суд оружие, ещё и не так будут проверять даже бабушек с тросточками.

Тем не менее, мхатовское заседание всё же состоялось. Представитель истцов, председатель Московского профсоюза работников культуры Лидия Фомина открывает своё выступление с заявления о первопричинах конфликта, а именно – нежелании актёров МХАТа им. Горького видеть на сцене Академического театра матерные спектакли, которые появились с приходом нового худрука Эдуарда Боякова. Оттого, по словам Фоминой, и случилась история с требованием всем перейти с бессрочных на срочные договоры. Когда же часть артистов отказалась, их стали снимать с ролей, не платить надбавки, лишать премий, то есть дискриминировать.

— Я разговаривал с Татьяной Шалковской, артисткой нашего театра и супругой помощника худрука Валентина Клементьева, — рассказывает актёр Алексей Бирюков — Она агитировала меня перейти на срочный договор. Прямым текстом говорила: «Лёш, ты же понимаешь, что если этого не сделаешь, то лишишься и работы, и денег.

В общем, так и случилось. Бирюков почти не играет. Более того, оказывается, к нему были претензии со стороны режиссёра и коллеги по сцене Александра Дмитриева по поводу спектакля «Леди Гамильтон» с формулировкой «недобросовестное отношение к роли», Бирюков в правдивость подобных заявлений не верит. Дмитриева знает давно, заменял его в спектаклях. Когда же тот выступал в качестве постановщика, то всегда, если ему что-то не нравилось, собирал актёров и высказывал своё недовольство напрямую.

В свою очередь, другие мхатовцы Андрей Зайков, Ольга Дубовицкая и Юрий Болохов, к которым также обнаружились претензии со стороны всё того же Дмитриева и главы мхатовского профсоюза, актёра Михаила Кабанова, вместе с другими несогласными припомнили последнему спектакль «Мастер и Маргарита». В нём Кабанов играет Воланда и, по словам коллег, часто забывает текст, а в сцене Бала Сатаны артист даже забыл про свой выход.

Откровения продолжились с вызовом свидетеля — заслуженной артистки России и Карелии Лидии Матасовой. Во МХАТе она больше двадцати лет, и за это время, по её словам, крайне редко артистам выносили столь серьёзные замечания. Разве что могли уволить за появление в нетрезвом виде. Так, поведала Матасова, «за пьянку» убрали из театра Валентина Клементьева.

– Я лично просила Татьяну Васильевну Доронину вернуть Клементьева в театр, — говорит Матасова, — и его вернули.

Эмоции на процессе кипят через край. Антон Наумов в своём выступлении объясняет ценность актёрской профессии:

– У меня отец-инвалид, бабушка 91 год, безработная гражданская жена и несовершеннолетний сын. Получаем мы небольшие деньги. Отдаём этому театру душу, силы, здоровье!

Что касается представителя ответчика, то Фёдор Кириллов убеждён, что именно «несогласные» раздувают конфликт, чтобы дискредитировать новое руководства театра во главе с худруком Бояковым, у которого просто другое, отличающееся от них, видение творческого процесса. «Приказов снятия актёров с ролей не было, — говорит он, повторяя утверждение Валентина Клементьева на прошлом заседании, — кроме того, в оценочной комиссии 19 человек. Нельзя же всех людей запугать и принудить! (Раздаются голоса в зале: «Ещё как можно! – авт.)

Судья Юлия Зенгер, изучив все материалы дела, отправилась выносить решение. Раздумье заняло около часа. В итоге требование истцов выплатить им необходимые надбавки и премии было удовлетворено, всего 709,5 тысячи рублей, плюс компенсация морального вреда в размере трех тысяч рублей. Только вот осталось неизвестным, вернутся ли артисты на свои роли.

Читайте также: «Несогласные» артисты МХАТа снова пришли в суд



Source link

Рубрики
Больше Культура

Дмитрий Волкострелов назначен новым худруком Центра им. Мейерхольда в Москве 


Дмитрий Волкострелов назначен новым художественным руководителем Центра имени Всеволода Мейерхольда (ЦИМ), ранее эту должность занимал Виктор Рыжаков, заявили в столичном департаменте культуры.

Рыжаков же занимал должность худрука с 4 января после смерти Галины Волчек. Директором театра при этом остается Елена Ковальская.

Волкострелов в 2013 году становился лауреатом премии «Золотая маска», также он курировал казанские театральные лаборатории «Свияжская АРТель» и «Аннигиляция».



Source link

Рубрики
Больше Культура

В театре им. Моссовета сыграли триллер про психопата


«Просто бросьте в человека любовью, и вы увидите, как она в нем отзовется»

Под крышей театра больше нет сцены, нет актеров и зрителей. Там — медицинский кабинет психиатрической клиники. Пока озадаченные зрители занимают места по обеим сторонам от импровизированной комнаты, юноша в белой толстовке нервно болтает ногами, сидя на офисном столе. На нем лежит с десяток бумажных слоников — как намек на название пьесы: «Песнь слона». Это первая и самая известная работа канадского драматурга Николя Бийона, которая никогда прежде не ставилась в России.

Героев всего трое: Майкл Аллен (Павел Усачев), пациент больницы и высокоактивный социопат, доктор Гринберг (Дмитрий Савкин), директор клиники, и мисс Петерсон (Лилия Волкова), старшая медсестра и единственный друг больного. В программке, правда, указано еще одно имя — доктора Лоуренса, который внезапно исчезает после очередного сеанса со своим сложным молодым пациентом. Именно суточное отсутствие Лоуренса на рабочем месте становится причиной внутреннего расследования, а затем — неожиданных личных разговоров между обеспокоенным директором и 23-летним «американским психопатом».

«Мы были любовниками… Да, а в столе у доктора есть доказательства. Думаете, вру? Видите, я там голый, а ведь мне только 15 лет», — с саркастической ухмылкой рассказывает парень. Неужели это правда или всего лишь психологическая уловка? «Вы знали, что у слонов матриархат? А еще доктор дает мне конфеты за хорошее поведение», — не унимается Майкл. Стоп! Причем здесь слоны? Какие конфеты? И что у вас с доктором Лоуренсом?

Спектакль идет только час, но за это время маленькое пространство сцены «Под крышей» сужается до размеров комнаты с холодным медицинским светом. Действие держится исключительно на трех артистах, которые метают друг в друга репликами, как при финальной партии в пинг-понг. Разгадка истории не заставит себя долго ждать. Хотя любителям психологических триллеров она явно покажется банальной. Но понять это можно, только лично посмотрев спектакль. Ведь что может быть хуже, чем услышать «убийца — садовник» еще до начала истории?

Фото: mossoveta.ru

Марк Вдовин, 27-летний актер театра им. Моссовета, в интервью «МК» рассказал о смене профессии и выборе пьесы.

— Почему свой режиссерский дебют вы начали с психологического триллера?

— Конечно, я не искал его специально. Лера Гуменюк, прекрасный переводчик, предложила мне эту пьесу. Я понял, что хочу поработать с ней, но не как ассистент, а как самостоятельный режиссер. В процессе репетиций мы решили, что это должен быть спектакль, причем сделанный не столько театральными средствами, сколько актерскими работами. Мы специально расположили зрительские места друг напротив друга, чтобы залу в какой-то момент было неуютно. Будто они находятся в клетке, тюрьме, кабинете психиатра и становятся невольными свидетелями этой истории. Ведь в жизни мы тоже частенько становимся свидетелями какой-то драмы.

— Вы прежде всего актер. А роль Майкла, пациента-психопата, — настоящий подарок для артиста. Почему вы не захотели сами играть в спектакле?

— Сначала мне ее предложили именно как актеру, но я быстро понял, что не хочу играть в этой пьесе, несмотря на то, что все три персонажа очень классные. Мне захотелось высказаться через нее как режиссеру.

— Что таким образом вы хотели сказать зрителю?

— Сегодня Инстаграм, Фейсбук, постоянные тусовки, очень быстрый ритм жизни сделали из людей эгоистов. Мы перестали замечать тех, кто рядом с нами. Летя стремглав к своей цели, кому-то что-то вовремя не сказав, мы даже не заметим, как человек покончит жизнь самоубийством. Поэтому главная фраза пьесы для меня — «Просто бросьте в человека любовью, и вы увидите, как она в нем отзовется».



Source link

Рубрики
Больше Культура

Худруку МХТ им. Чехова не доверили экспертизу по делу Серебренникова



Сергей Жеванович мог быть необъективным – ранее он выступал поручителем одного из фигурантов

Во вторник суд опросил четырех кандидатов. Одним из них оказался именитый театральный режиссёр Сергей Женовач. Однако практически сразу стало понятно, что худрук столичного театра, которого позвала сторона защиты, вряд ли будет выбран в качестве эксперта:

-Вы лично знакомы с подсудимыми, поддерживаете ли товарищеские или дружеские отношения? — спросила судья.

-Талантливые люди…Конечно, знаком, — ответил кандидат.

Чуть позже выяснилось, что Женовач не только хорошо знаком с обвиняемыми, но и был поручителем Алексея Малобродского, когда тот ещё содержался в СИЗО. Более того, Женовач обращался лично к министру культуры Владимиру Мединскому с просьбой о походатайствовать за Малобродского.

-Сформировано ли у вас мнение о виновности или невиновности подсудимых? — спросил гособвинитель.

-Есть своё отношение… есть некие предчувствия, — честно ответил Женовач.

Ещё трёх кандидатов на роль экспертов предоставил суд и сторона обвинение. Все они оказались более, чем заинтересованными лицами. Первым выступил в суде Андрей Порватов — высокопоставленный чиновник, некогда замдиректора московского департамента культуры, театровед, кандидат искусствоведения. Тут же выяснилось, что у Порватова с Серебренниковым имеется давний конфликт, о котором кандидат умолчал. Ещё в 2011 году Серебренников едко прокомментировал отставку Порватова из московского Департамента культуры. Тогда Серебренников выразил недовольство управлением московским театрами и заявил, что «театр стал поставщиком событий для криминальной и скандальной хроники».

К слову, режиссёр уже в зале суда вспомнил этот эпизод и свой нелестный комментарий в адрес чиновника. В тоже время Алексей Малобродский заявил, что Порватов был среди тех людей, кто предложили ему уволиться по собственному желанию из «Школы драматического искусства» в 2011 году. По словам Малобродского, он отказался предоставлять площадь театра для телевизионной компании на безвозмездной основе и из-за этого впал в немилость. Кроме того, дочь Порватова до прихода Серебренникова в театр им.Гоголя служила в этом театре и была в оппозиции к новому худруку. Ещё двоих кандидатов прислало, как посчитали обвиняемые, руководство МХАТ им. М.Горького, а именно Эдуард Бояков. Заместитель исполнительного директора по финансовым и правовым вопросам театра Елена Баженова и юрист Фёдор Кириллов — приехали в Москву с Урала всего 4 месяца назад и устроились в театр к Боякову. Любопытно, что если Баженова работала главбухом всей сферы культуры Екатеринбурга, то юрист Кириллов в недавнем прошлом руководил ЧОПом. Примечательно, что мужчина спокойно воспринял своё разоблачение и пояснил суду, что до получения диплома юриста был заместителем начальника ЧОПа, а после получения высшего образования стал его руководителем.

Когда стали рассматривать кандидатуру сотрудников театра им. Горького, выяснилось, что их непосредственный начальник не раз довольно критично высказывался в адрес Серебренникова. Сам режиссёр напомнил суду, что Бояков все время обвиняемых «поливал нечистотами». Более того, по словам Серебренникова, Бояков «всю жизнь делал то, что ему говорят».

В итоге сторона обвинения попросила суд назначить в качестве эксперта Порватова. Все остальные, по мнению следствия, или не обладают соответствующими знаниями, или необъективны, так как подписывали письма в защиту обвиняемых, или были лично знакомы с ними.

Сторона защиты остановила свой выбор сразу на трёх кандидатах. По мнению адвокатов и обвиняемых, объективную и качественную экспертизу смогли бы подготовить Дмитрий Трубочкин (кандидатуру доктора искусствоведения рассматривали ранее), ведущий специалист одной из старейших оценочных российских компаний

Наталья Строкова или замдиректора института экономики РАН по научной работе, член Совета по культуре и искусству при Президенте РФ, член союза театральных деятелей Валентина Музычук.

Выслушав все доводы сторон, судья удалилась в совещательную комнату. И вскоре озвучила своей решение: все постановки «Седьмой студии» будут оценивать Ольга Королева и Елена Баженова в рамках повторной комплексной экспетизы, которая была назначена судом 19 декабря 2019 года. Королева с 2013 года была помощником художественного руководителя Московского Губернского театра. В 2017 году приглашена на должность заместителя художественного руководителя Малого театра.

Читайте также: Кирилла Серебренникова заново судят за хищения в «Седьмой студии»



Source link

Рубрики
Общество

«РуссНефть» и РГУ им. И.М. Губкина продолжают совместный образовательный проект



За 10 лет 500 школьников прошли обучение на подготовительных отделениях в регионах

Обучение будущих абитуриентов на региональных подготовительных отделениях (РПО) университета будет проходить в городах Саратове и Радужном.

Преподаватели РГУ проведут две выездные сессии для выпускников школ, что позволит им максимально эффективно подготовиться к сдаче ЕГЭ и поступлению в вуз.

Обучение на подготовительных отделениях проводится при поддержке компании «РуссНефть», входящей в Группу «Сафмар» Михаила Гуцериева. В 2019 году РПО уже в десятый раз откроют двери для школьников и соберут 56 ребят из регионов присутствия компании.

Подготовку к поступлению смогут пройти не только дети из семей сотрудников холдинга, но и школьники из удаленных от региональных центров районов Саратовской области и Ханты – Мансийского АО.

Кроме посещения очных занятий, ребята будут вести самостоятельную подготовку по материалам, предоставленным Учебно-научным центром довузовской подготовки университета, после чего пройдут проверочное тестирование.

Совместный проект с университетом является частью просветительской программы Группы «Сафмар» и направлен не только на подготовку отраслевых кадров, но и на повышение образовательного уровня школьников. За 10 лет более 500 школьников прошли подготовку на РПО.



Source link

Рубрики
Больше Культура

На сцене БДТ им. Товстоногова башкирская «Зулейха открывает глаза» — Российская газета



В рамках Театральной олимпиады в Петербурге показали спектакль Башкирского академического театра драмы «Зулейха открывает глаза». Роман Гузель Яхиной не случайно привлекает внимание режиссеров (сейчас, например, по нему снимается телесериал).

Но режиссер Айрат Абушахманов, который воспользовался инсценировкой Ярославы Пулинович, переведенной на башкирский язык, сделал спектакль-притчу. Эпический размах действия он сумел уложить в два с половиной часа сценического времени и при этом вытащил из романа Яхиной такие смыслы, которые были вовсе не очевидны для читателя, увидевшего в произведении молодого автора только семейную драму.

Смысл легенды в том, что птицы искали царь-птицу Сямрук

Не случайно, что в 2017 году этот спектакль был удостоен специальной премии «Золотой маски».

— Первое, что меня зацепило — суфийская легенда о царе птиц — Шах-птице, ее рассказывает Зулейха своему сыну Юсуфу, — говорит режиссер. — Смысл легенды в том, что птицы искали царь-птицу Сямрук, которая наделена безграничной властью над другими («возможность убивать и миловать»). Достигнув царства великой птицы, они слепнут от яркого света, а когда начинают видеть, то понимают, что ее нет, это обман, иллюзия, миф. И великая птица, наказывающая и прощающая, она в каждом в отдельности и во всех них. Любая вертикаль авторитарна и репрессивна.

Спектакль Абушахманова весь построен на метафорах, и зачастую они говорят сердцу зрителя больше, чем множество слов. Декорация — несколько хлипких, словно наспех, из горбылей, сколоченных помостов да подвешенные доски над ними — практически не меняется. Но этот тотальный неуют отчетливо передает и тряский холод вагонов, будто в насмешку названных теплушками, и жуть сибирской тайги, которую предстоит обживать переселенцам.

Спектакль и начинается с этого — с поезда, везущего в непонятную даль «врагов народа». А сцены прежней, отнюдь несладкой жизни Зулейхи (Ильгиза Гильманова), приходят ей на память то ли в полубреду, то ли во сне. Прекрасна в этих сценах Танзиля Хисамова, блестяще сыгравшая свекровь Упыриху.

Под статьей и Хурматулла Утяшев в роли законного мужа героини Муртазы. И когда в Сибири он является ей в виде огромного медведя — это тоже психологически понятно и оправданно: ведь Зулейха ведет нескончаемые беседы со своим прошлым, с духами и богами, составляющими суть истории ее народа.

Великолепно придумана сцена чудесного спасения беременной Зулейхи во время катастрофы с баржей. Тоненькая, хрупкая актриса взмывает на прицепленных тросах вверх. И ее барахтание в воздухе, с абсолютной точностью воспроизводящее барахтание в воде тонущего человека — яркий образ жизни всех тех, кого репрессии сорвали с места.

В сцене родов, когда жизнь матери и ее сына спасает доктор Лейбе (Ильдар Саитов), нет кукол-новорожденных. Вместо них — полупрозрачный воздушный шар, который Зулейха держит так, словно принимает в руки лучшую награду в мире, надежду на спасение. И когда в финале сын уезжает из поселка ссыльных, с новыми документами, выписанными «злым красноармейцем» Игнатовым на свою фамилию, сжимая в руке вроде бы совсем ненужный кружевной зонтик мадам «из бывших», которая учила его французскому языку, понимаешь: возможно именно это наследие как никакое другое станет спасительным в его жизни.

В спектакле не раз повторяется эпизод: какие-то люди не то в костюмах санитаров, не то в одеяниях химзащиты выходят, чтобы нанести на лица поселенцев мазки серой краски. Те и не сопротивляются: порядок есть порядок. Но когда Зулейха впервые приходит к любимому и влюбленному в нее Игнатову, они умывают друг друга, смывая с лиц эту краску. И это — потрясающая сцена не внешнего — внутреннего очищения человека. Освобождения их душ от всякой скверны.



Source link

Рубрики
Больше Культура

Театр им. Станиславского и Немировича-Данченко впервые обратился к хореографии Нуреева


Это первое в России обращение к хореографическому наследию легендарного танцовщика и балетмейстера, талант которого покорил весь мир, а судьба потрясает воображение. Сегодня про него в нашей стране ставят спектакли, пишут книги (только за несколько лет переведено пять его биографий, а недавно вышел и роман), создают балеты и снимают фильмы. Фестивали, носящие имя танцовщика, ежегодно проходят в Казани и Уфе. К его 80-летию Большой театр выпускает один из самых красивых и скандальных спектаклей за всю свою историю — балет режиссера Кирилла Серебренникова, композитора Ильи Демуцкого и хореографа Юрия Посохова «Нуреев». Но вот Нуреева как хореографа у нас в стране не знают. Между тем его постановки балетов классического наследия — основа мирового балетного репертуара и такого театра, как Парижская опера. Да и вообще Нуреев на Западе считается классиком и фактически создателем этого самого классического репертуара, столь же значимым, как, например, у нас Мариус Петипа.

Ученик Нуреева и нынешний худрук балетной труппы Музыкального театра — этуаль Парижской оперы Лоран Илер, благодаря деятельности которого за прошедшие несколько лет МАМТ уверенными темпами становится все более и более по-европейски продвинутой компанией с современным репертуаром, — наконец-таки уравновесил это культивируемое им в театре современное направление масштабной постановкой классического балета. «Дон Кихот», по убеждению Илера, — «лучший балет Нуреева: и по драматургии, и по концепции, и по технике танца». Для француза это не только дань уважения своему учителю и выдающемуся артисту, «но и возможность сделать еще один шаг вперед, познакомить балетную труппу и московского зрителя с новой манерой и техникой танца».

До нуреевского «Дон Кихота» в театре Станиславского почти 40 лет (с июля 1981 года) шел классический «Дон Кихот», основанный на хореографии Александра Горского (в редакции худрука балета этого театра в 70–80-е годы Алексея Чичинадзе), и замена этого любимого в театре спектакля на «самопальную» нуреевскую хореографию вызвала в определенной части балетной труппы раздражение и непонимание. У нас долгое время было принято считать, что попавшие на Запад «перебежчики» в лице Нуреева, Барышникова и Макаровой помнили в классических балетах только партии, которые они исполняли сами, и своевольно заменяли в своих редакциях классическую хореографию на хореографию собственного пошиба, искажая таким образом классическое наследие.

Как показала автор наиболее авторитетной биографии Нуреева Джули Кавана, для Венского театра в 1966 году, где артист впервые представил этот балет западному зрителю, ему удалось раздобыть снятый пиратским способом фильм, тайно посланный его учителем Александром Пушкиным через канадскую танцовщицу Анну-Марию Холмс, которая тогда училась в Ленинграде. Более того и Пушкин, и его жена Ксения от руки переписывали для Рудольфа партии, описывая па по-русски и по-французски. Холмс утверждает, что постановка Нуреева 1966 года «почти не отличалась от этого фильма. Только там, где получился разрыв из-за того, что меняли пленку, он придумал что-то свое». Глядя на постановку, которую Илер перенес из Парижской оперы, тем не менее и невооруженным глазом видно насколько она отличается от версий, принятых в России.

Эспада — Георги Смилевски. Фото: Карина Житкова

Нуреевская постановка была первой полномасштабной постановкой этого балета, предпринятой на Западе. Через 4 года после Вены он перенес ее в Балет Австралии, где с самого начала и собирался ставить спектакль, хотя осуществить свой замысел ему удалось лишь в 1970 году (во время репетиций ему пришла горькая весть о смерти любимого учителя Александра Пушкина). Еще через год выпустил премьеру в Балете Марселя, а в 1972 году снял по австралийской постановке фильм, дебютировав в качестве кинорежиссера. В дальнейшем Нуреев перенес свою постановку в Цюрих, Осло, а в 1981 году — в Парижскую оперу (премьеру танцевали Ноэлла Понтуа и Сирил Атанасов), и это была первая многоактная классическая постановка Нуреева для легендарного театра, предпринятая им еще за два года до того, как он возглавил в нем балетную труппу и начал формирование парижского классического репертуара.

С тех самых пор хореография Нуреева возведена во Франции в ранг национального достояния, где ни на йоту нельзя менять ни единого па, за чем зорко и строго следили на репетициях в «Стасике» как сам Илер, так и приглашенная им в качестве педагога-репетитора знаменитая французская балерина Изабель Герен.

Прежде всего зрителей поразили костюмы и сценография Николаса Георгиадиса. Здесь чувствовался вкус самого Нуреева, который явно учитывал художник в своей работе. Все в нуреевском «Дон Кихоте» сделано с избыточной роскошью, «дорого-богато». Чрезмерная дороговизна спектакля, кстати, повлияла и на то, что выход первого нуреевского балета в России задержался почти на год: у театра банально не хватало денег на его постановку.

Росший в нищете Нуреев, попав на Запад, возлюбил роскошь и богатство, о чем со всей очевидностью свидетельствовала, например, обстановка в его парижской квартире на набережной Вольтера, 23, которую тот же Георгиадис и помогал ему оформлять. Утонченный знаток и любитель искусства, великий танцовщик тем не менее так и не смог преодолеть своих детских комплексов, так что презираемая древними эллинами чрезмерность всегда и во всем стала ахиллесовой пятой балетмейстера и «перла изо всех щелей» во всех нуреевских постановках, зачастую находящихся на грани пошлости и китча, впрочем, эту опасную черту никогда не переступающие.

Базиль — Денис Дмитриев. Фото: Карина Житкова

Так, цирюльник Базиль появляется на сцене в нуреевском спектакле в золотых трико (некоторые танцовщики «Стасика» просили Илера их заменить, но француз оказался неумолим), а Повелительница дриад, Амурчик и сама Китри в образе Дульсинеи выходили в сцене сна Дон Кихота в коронах, усыпанных драгоценными каменьями, и таких же сверкающих, как новогодняя елка, пачках, так что догадаться, кто из танцовщиц кого изображает, решительно не было никакой возможности.

Отдали постановщики дань и фольклорным мотивам, однако не всегда испанским. После золотых колготок во втором действии главный герой переодевается в кричащий лазурно-малиновый костюм, по покрою напоминающий национальную одежду кавказских народов: с ружейными зарядами-газырями в нагрудных карманах и банданой (вместо папахи) на голове. Дальше — больше… У цыган во втором действии балета на голове красуются наполеоновские двууголки, а 10 танцовщиц кордебалета в заключающем балет гран-па выходят в сцене испанской свадьбы в пачках, сделанных в стиле национальных костюмов не то эстонских, не то других народностей.

Сама Парижская опера почти 20 лет назад отказалась от таких костюмов и оформления в нуреевском «Дон Кихоте», заменив их на новые. Но Илер справедливо рассудил, что именно они отражают авторскую волю и стиль Нуреева, и возродил их в своей постановке.

Дон Кихот — Никита Кириллов, Санчо Панса — Денис Акинфеев. Фото: Карина Житкова

Следующий удар танцовщик нанес по музыке. Слывший эстетом, он, конечно, не мог примириться с прикладной и примитивной музыкой «Дон Кихота», состоящей почти сплошь из вальсов, полек, галопов и маршей. Для московской премьеры Петипа в 1869 году ее сочинил Людвиг Минкус. Это была первая совместная работа композитора и балетмейстера, впоследствии продолжавшаяся многие годы. Однако Нуреева она явно не удовлетворяла, и он попросил британского дирижера и композитора Джона Ланчбери заново оркестровать партитуру, чтобы все довести до еще большего абсурда, чем это было у Минкуса, и «впрыснуть» в балет еще более легкомысленные мелодии, чтобы придать музыке более живой и легкий характер.

Также по указанию Нуреева в начале второго акта в партитуру добавили музыку из другого балета Минкуса «Баядерка». Впрочем, такая практика для балета XIX века была обычным делом, а Нурееву необходимо было передать в этой сцене накал чувств сбежавших из дома главных героев, чьи любовные услады (показанные как перекатывание по сцене) прерывает обнаруживший парочку цыганский табор.

Резавшая слух непривычная оркестровка знакомой музыки окончательно добила московских балетоманов. А цыганские танцы (кстати, цыгане в момент театрального кукольного представления тоже занимаются у Нуреева любовью!) поставлены в парижской версии в сумасшедшем темпе, да так, что напоминают пляски ансамбля имени Александрова. Темпы других танцев, наоборот, нарочито замедлены.

Нуреевские балеты вообще являются своеобразным отражением личности великого танцовщика. Они такие же вздорные, противоречивые, экстравагантные, как и сам их создатель. Московскую балетную публику они по-настоящему шокировали, ведь смотреть с такого непривычного ракурса балетную классику им еще не приходилось.

«Новая манера и техника танца» действительно поражают воображение. Суперусложненные и навороченные па, обилие самой замысловатой мелкой техники, составляющей балетный словарь датской школы (ее Нуреев бурно полюбил и, попав на Запад, неустанно шлифовал под руководством своего любовника Эрика Бруна), — все это было непривычно для московской балетной публики. Партию Базиля он ставил на себя, применяя «высшую балетную математику» к своим незаурядным способностям. Особым обожанием пользовалось у Нуреева эффектное круговое движение ногой в воздухе рон-де-жамб-ан-лер, которым он обильно уснащал почти всю свою хореографию (хотя следует признать, что в «Дон Кихоте» все же не столь часто, как, например, в «Щелкунчике»).

Такая хореография была вызовом и для французских артистов, когда балетмейстер ставил свой «Дон Кихот» для Парижской оперы. Стала вызовом она и для прим и премьеров «Стасика». «Танцовщики могут прогрессировать, только выходя за свои пределы, проживая жизнь в чрезмерности, в исключительности» — любил повторять Нуреев.

Уже предъявленное в «Стасике» на заключающем прошлый сезон гала-концерте «Фанданго» из «Дон Кихота» свидетельствовало о том, что нас ждет хореография ироничная, не слишком почтительная к первоисточникам, но оригинальная и занимательная. Премьерный показ это со всей очевидностью подтвердил.

У этой версии «Дон Кихота» много достоинств. Так, Нуреев более приблизил свою версию к Сервантесу, переведя Дон Кихота из второстепенных героев, как было почти во всех балетных версиях, в том числе у Петипа и Горского (особенно в редакции Чичинадзе), в главные: партия Дон Кихота у Нуреева не менее важная, чем партия Базиля. Есть у Нуреева, правда, и большие отличия от Сервантеса. Нуреев не был бы Нуреевым, если бы не придумал для своей версии что-нибудь пикантное. Так, Санчо Панса, например, оказывается у него лезущим девушкам под юбки монахом-расстригой!

Кроме того, Нуреев решил восстановить в балете подлинные испанские танцы, для чего попросил своего друга-педагога Эктора Зараспе, бывшего танцовщика Антонио, показать ему хоту, фанданго, сегидилью и фламенко — и особенно сконцентрироваться на том, «где расставлять акценты, выражение, положение тела».

Базиль- Иван Михалев, Китри — Оксана Кардаш. Фото: Светлана Аввакум

Из достоинств отметим и яркую театральность нуреевской постановки, а также последовательное развитие идей Горского. Так же, как и у его предшественника, чью постановку балета в Мариинском театре Нуреев взял за основу, площадная толпа жила на сцене своей жизнью: не по старым условным балетным законам, а по логике театральной драмы — у каждого из участников был выпукло выписан характер. Как и в первоначальном сценарии у Петипа, на сцене тут даже завязывалась потасовка, только не между участниками корриды бандерильросами и чулосами, а между прибывшими на площадь тореадорами, хлестко ухаживающими за красавицами испанками, и приревновавшими юнцами (хотя среди тореадоров тут явно не хватало таких артистов «Стасика», как Егор Алферов и Артем Лепков).

В освоении накрученной нуреевской хореографии труппа проявила истинную самоотверженность и прыгнула выше головы. Надо было видеть, с какой аккуратностью и старательностью артисты «Стасика» «проговаривали» анафемски сложные па и с каким усердием преодолевали хореографические сложности этой версии, поджидавшие их едва ли не на каждом па! Приходится констатировать то, во что еще недавно трудно было поверить: нуреевскую хореографию труппа Илера осилила. Осилила, правда, не без скрипа. Разумеется, артистам есть еще куда расти. Видно, каких усилий им стоит танцевать на парижский манер.

Особенно отметим работу двух блестящих премьеров балета Музыкального театра — Дениса Дмитриева и Ивана Михалева. Казалось, излюбленная Нуреевым филигранная мелкая техника им придется не по ногам: их длиннющие конечности при одолении каверзных па должны будут непременно запутаться, завязаться в узел. Однако этого не произошло, и артисты ловко преодолели хитросплетения и рифы нуреевской хореографии.

Выигрышна была и нестандартно обыгранная Денисом Дмитриевым «дежурная» сцена мнимого самоубийства Базиля, в которой танцовщик проявил свое комическое дарование.

У Ивана Михалева лучше получалось взаимодействие в дуэте со своей партнершей Оксаной Кардаш. Эта танцовщица не только демонстрировала в спектакле отличное владение бравурной техникой и впечатляюще крутила фуэте, но прекрасно передавала живой и кокетливый характер своей героини. Бесшабашной, напористой, но и очаровательной в своей непосредственности смотрелась в партии Китри и Эрика Микиртичева. А вышедшая в первом составе с Денисом Дмитриевым Ксения Шевцова, несмотря на мелкие помарки, больше других соответствовала парижским канонам этой партии. Особенно эффектно и «вкусно» эта танцовщица подала вариацию Китри, где в нарочито замедленных нуреевских темпах смаковала каждое грациозное па.

Нуреевская версия «Дон Кихота» до сих пор вызывает бурные споры. Кто-то ей восхищается, а кто-то категорически не принимает. Она и на Западе воспринималась поначалу очень неоднозначно, а премьера в Вене подверглась разгромной критике.

Высоко оценила этот балет Нуреева лучшая Китри XX века — Майя Плисецкая, которой нуреевские недоброжелатели неизменно отвечали, что только ей эта хореография, видимо, и нравится. По прошествии времени ее поклонников во всем мире — тысячи. Нравится российским балетоманам хореография Нуреева или нет — на Западе она уже стала абсолютным фактом классического танца. Сделанные в собственном вкусе, и прежде всего под самого себя, эти редакции (в которых он многое досочинил и изменил) действительно сложны и неудобны для исполнителей. Ко всему прочему они еще и перенасыщены движениями в единицу времени, а иногда находятся на грани хорошего вкуса. И тем не менее именно они, со всеми своими недостатками, прижились во многих странах мира, уравнивают в правах мужской и женский танец и пользуются огромной популярностью как у артистов (многие из них, станцевав Нуреева, не признают никаких других редакций), так и у зрителей.



Source link

Рубрики
Экономика

Имя им — регион: от глав субъектов ждут роста инвестиций | Статьи


Министерства должны подготовить планы по привлечению инвесторов в различные отрасли экономики, а регионы — запустить свои планы инвестиционного развития. Такую задачу поставил премьер-министр Дмитрий Медведев во время заседания правительства. Обсуждался ход выполнения программы по ускорению темпов роста инвестиций в основной капитал и повышению их доли в ВВП до 25%. Часть министерств и ведомств утвержденные планы не выполняют.

Программа была одобрена кабинетом министров в прошлом году. Главная цель — снижение издержек бизнеса, комплексное развитие инфраструктуры, конкурентной среды и повышение эффективности компаний с госучастием. В сентябре Владимир Путин назвал трудной и амбициозной задачей ускорение роста инвестиций в 2020 году до 5%. В Минэкономразвития считают это вполне достижимым.

По расчетам ведомства, инвестиции в 2019 году вырастут на 2% после роста на 4,3% в прошлом году. Их доля в ВВП составит 21,6% по сравнению с 20,6% в 2018-м. В следующем году прогнозируется рост на 5%, а доля в ВВП должна увеличиться до 22,6%.

Премьер поручил правительству и главам регионов сосредоточиться на выполнении его поручений, чтобы эти цифры не остались только на бумаге.

— Надо просто всем сконцентрироваться, поскольку здесь справедливо было упомянуто и мое последнее поручение о том, что делать, и я просил бы действительно максимально внимательно руководителей федеральных органов исполнительной власти заняться реализацией этого поручения. И здесь говорится о поручении высшим должностным лицам субъектов обеспечить утверждение и разработку планов инвестразвития субъектов. Это тоже очень важно, — сказал Дмитрий Медведев.

По данным Минэкономразвития, среди министерств, для которых установлен KPI по привлечению инвестиций, хорошая динамика наблюдается у Минпромторга и Минкомсвязи, а в числе отстающих Министерство строительства и ЖКХ и Минприроды.

При этом многие регионы активно включились в работу по изменению нормативно-правовой базы. В Минэкономразвития поступило 745 предложений, 300 из них сейчас прорабатываются совместно с отраслевыми ведомствами.

Для привлечения инвестиций Минфин дорабатывает законопроект о защите и поощрении капиталовложений. Предусматривается, что в России будут введены два новых инвестиционных режима: общий и проектный. Первый — для любых вложений. Второй — только для крупных, которые помогут реализовать нацпроекты.

В рамках общего режима не устанавливаются требования по объему вложений из-за того, что невозможно администрировать всех, кто занимается инвестициями в России. Он предусматривает отсрочку вступления в силу документов, которые могут ухудшить реализацию проекта, на три года. В частности, это относится к возможному повышению налогов на прибыль, имущество, транспортного и земельного сборов. Правило будет распространено в том числе и на индивидуальных предпринимателей. Также бизнесмены смогут получить различные меры господдержки. Например, деньги из бюджета, льготы по уплате налогов и сборов, а также таможенных платежей, предоставление госгарантий, поручительств и имущества в аренду.

Проектный режим распространят только на очень крупные мероприятия. Для инвесторов, которые будут осуществлять дорогостоящие вложения, законопроект гарантирует иммунитет от налоговых изменений на срок от шести до 20 лет.

Инвесторы смогут рассчитывать на послабления, если их собственные вложения составят не менее 250 млн рублей для сфер здравоохранения, образования, культуры и спорта. 1,5 млрд рублей — для проектов в отраслях промышленности, сельского хозяйства и цифровой экономики. 5 млрд рублей — для других сфер. Если инвестиции превысят 10 млрд рублей, инвестору может быть предложен ряд других преференций.

При этом минимальная стоимость таких проектов должна быть: от 1 млрд рублей — для сфер здравоохранения, образования, культуры и спорта; от 7 млрд рублей — в цифровой экономике, сельском хозяйстве и обрабатывающем производстве и 25 млрд рублей — в других отраслях.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ



Source link

Рубрики
Больше Культура

ГМИИ им. А.С.Пушкина отметил столетие музея-заповедника «Архангельское»



Государственный музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина отметил столетие музея-усадьбы «Архангельское» камерной выставкой «Князья Юсуповы и Цветаевский музей». Фотографии, эскизы, акварели, открытки, письма, многие из которых экспонируются впервые, показывают, какой вклад внесли владельцы «русского Версаля» в создание Музея изящных искусств при Московском университете.

Как известно, музей создавался на частные пожертвования. Разумеется, когда 12 марта 1898 года московский профессор Иван Владимирович Цветаев представил проект здания Музея античного искусства при Московском университете Николаю II, император проект одобрил и выделил 200 тысяч рублей на строительство. Но для строительства этого было явно недостаточно. Тем не менее монаршее одобрение послужило примером для остальных. В том числе для князей Юсуповых.

Зинаида Николаевна и Феликс Феликсович Юсуповы, вошедшие в число учредителей Комитета по устройству Музея изящных искусств, представляли одну из богатейших семей России. И в Комитете они не просто числились. В память о прадеде Зинаиды Николаевны екатерининском вельможе Николае Борисовиче Юсупове-старшем, собравшем отличную коллекцию античной скульптуры, Юсуповы полностью профинансировали строительство в 1902-1906 года Римского зала музея. При открытии музея в 1912 году этот зал получил имя князя Николая Борисовича Юсупова-старшего. Великолепный построенный и оформленный, этот зал, единственный из залов музея — со сводчатым потолком, сам по себе роскошный экспонат. Зал проектировал архитектор Роман Клейн, а оформлял художник Игнатий Нивинский. Благодаря им пространство зала удивительно гармонирует с коллекцией слепков римской скульптуры IV-I вв. до н.э.

Но Римский зал не единственный вклад Юсуповых в Музей изящных искусств. Пятью годами ранее, в 1898-1900, Зинаида Николаевна оплатила изготовление слепка конной статуи кондотьера Коллеони работы Андреа Вероккьо для будущего музея. Князь же Феликс Феликсович финансировал поездки в Рим художника Федора Реймана, копировавшего раннехристианские фрески в римских катакомбах. Семь акварельных копий фресок сейчас можно увидеть на выставке.

Среди экспонатов впервые демонстрируется диплом Комитета по устройству Музея изящных искусств, выданный «члену-учредителю княгине З.Н. Юсуповой».

Здесь же впервые можно увидеть и копию завещания, составленного Юсуповыми в 1900 году за себя и за своих в то время несовершеннолетних сыновей. Речь в нем прежде всего шла о судьбе художественной коллекции, собранной несколькими поколениями рода. Судя по мемуарам Феликса Юсупова-младшего, в семье возникала мысль о создании частных публичных музеев в петербургском дворце и подмосковной усадьбе Архангельское. Но завещание предусматривало более драматическое развитие событий. В нем говорилось: «В случае внезапного прекращения рода нашего все движимое и недвижимое имущество, состоящее в коллекциях предметов изящных искусств, редкостей и драгоценностей, собранных нашими предками и нами…, завещаем в собственность государства в видах сохранения сих коллекций в пределах Империи для удовлетворения эстетических и научных потребностей Отечества…».

Революция внесла свои коррективы. После национализации многие работы из коллекции Юсуповых поступили в разные музеи страны. Есть они и в Музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, где их можно увидеть в постоянной экспозиции. На время проведения выставки они будут отмечены особой маркировкой.



Source link

Рубрики
Больше Культура

В Музее им. Бахрушина открылась фотовыставка мастеров театральной сцены



«Тащитесь, траурные клячи! Актеры, правьте ремесло…»

По мнению кураторов выставки, 1987 год стал отправной точкой, началом новой эпохи русского театра: с разделением МХАТа произошла смена техник и актерских типов. «Первые сюжеты» — дань почтения всем тем, кто сумел выстоять на претерпевавшей изменения сцене. Именно она, актерская устойчивость, является замковым камнем театрального ремесла. «Эти актеры определяли и определяют последние десятилетия нашего творческого и жизненного бытия», — сказал Дмитрий Родионов, директор Бахрушинского музея.

Но кто, актер или режиссер, является главным героем театрального произведения? Этот вопрос уже многие годы является поводом для споров. Театр без актера — это как машина без колес. Актер с легкостью может перевернуть представление режиссера о его собственном творении. Удачно Евгений Князев вспомнил слова из «Балагана» Блока: «Тащитесь, траурные клячи! Актеры, правьте ремесло…» Но справедливо ли предавать забвению пусть и не актеров, но людей, в не меньшей мере причастных к созиданию на сцене? На торжественном открытии выставки об этом заговорил народный артист России Игорь Ясулович. По мнению мастера, в театре нет одной лидирующей фигуры, театр — это дело коллективное. Это люди, которые остаются за кулисами, это режиссер и актер, это зритель.

На выставке представлена галерея портретов первых лиц актерского цеха, их самые яркие высказывания, а также фрагменты из спектаклей. Вот мы видим отрывок из «Превращения» Валерия Фокина, в котором герой инсценирует кафкианское существо — до сих пор неразгаданный вид насекомого. Чуть дальше — его же версия гоголевской «Шинели». В крошечном мультимедийном зале показывают Мейерхольда. Там сравнительно безлюдно, поскольку зрители даже не подозревают, что за черной шторкой притаился еще один важный элемент выставки. Нашедшие туда дорогу гости молча наблюдают прекрасное, изредка шепотом обмениваясь впечатлениями. Аудиовизуальную составляющую экспозиции дополняют размышления мастеров.

Армен Джигарханян: «Наша профессия очень жесткая, неблагодарная. Я помню, как мой профессор отчислил с курса одну девочку. Она рыдала и повторяла: я так люблю искусство! А он в ответ: но искусство тебя не любит! Он считал, что любовь к искусству, если она не взаимна, может погубить человека. И был прав».

Алла Демидова: «При девяносто девяти градусах вода не кипит, при ста — кипит. Вот этот один градус в искусстве, он очень важен. Это вот чуть-чуть, сотая интонация, потому что вроде все правильно, а вот этого нет».

Александр Феклистов: «В репетиции, если выражаться красивостями, — радость первого взмаха крыльями, а в спектакле — радость полета… Ощущение того, что ты владеешь залом, используешь его в конце концов в своих целях. Зал можно взять в заложники, сделать другом или, наоборот, врагом. Есть старая истина, которую я услышал когда-то от покойного Юры Богатырева: можно играть неправильно, но нельзя играть плохо. Я стараюсь этому принципу следовать».

Выставка «Первые сюжеты. Лица российской сцены рубежа тысячелетий» проходит в рамках масштабного фестиваля «Биеннале театрального искусства. Уроки режиссуры». Параллельно с вернисажем состоялась пресс-конференция фестиваля, на которой его организаторы подробнее о нем рассказали.

Уже третий год в Москве проходит фестиваль «Уроки режиссуры», целью которого является проложить мост между поколениями. Видение молодых режиссеров сильно отличается от традиционных канонов театрального искусства. Несмотря на то что театр не стоит на месте и систематически видоизменяется, такая большая разница во взглядах дает о себе знать.



Source link