Рубрики
Экономика

«Государству живётся лучше, чем народу»: экономисты назвали главные провалы года



В пресс-центре «Московского комсомольца» прошел круглый стол на тему «Экономические итоги 2019 года и прогнозы на 2020 год». Приглашенные эксперты дали свои прогнозы о том, затянется ли экономическая стагнация, ждет ли Россию и мир новый кризис, что будет с курсом рубля. Гости круглого стола сошлись во мнении, что одним из немногих достижений российской была низкая инфляция. Хотя бы стало не хуже, заключили они.

«Инфляцию не считаю достижением, в условиях такого потребительского спроса мы должны опасаться дефляции» — высказал замечание заведующий кафедрой Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС, директор центра стратегических исследований института Гайдара Алексей Ведев.

А вот провалов экономисты назвали куда больше. Профессор ВШЭ Игорь Николаев назвал главным провалом демографическую ситуацию: убыль населения в этом году составит около 300 тыс человек. Замруководителя ИАЦ «Альпари» Наталья Мильчакова добавила, что тяжелее всего сказалось повышение НДС. «Положительную отдачу почувствуют очень не скоро», заявила она. Эксперт Центра полтических технологий Никита Масленников посетовал на «отсутствие позитивной синергии всех ветвей экономической политики». Действия ЦБ не страхуются действиями правительства, привел пример он. Завотделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин констатировал: модель экономики осталось той же — и это плохо. По мнению Ведева, провалом была бюджетная политика. «Как можно бравировать профицитом бюджета в стагнирующей экономике?», — задается вопросом он.

Итог года, по мнению экспертов: у государства дела идут лучше, чем у народа. Макроэкономические показатели, низкая инфляция, профицит бюджета на жизни людей позитивно не отразились. Эксперты не ожидают, что в следующем году россиян ждут качественные изменения и прогнозируют очень слабый рост реальных доходов, максимум на 1%. Такую экономическую ситуацию Яков Миркин назвал «атмосферой стагнации».



Source link

Рубрики
Экономика

Титов прокомментировал скандальное дело бизнесмена Израйлита: «Верить государству сложно»



Почему бизнесмены боятся возвращать свои иностранные активы в Россию

Амнистия капиталов несколько раз продлевалась по поручению Владимира Путина. Собственно, им она и была инициирована. Пока амнистия действует до 1 марта 2020 года. Взамен на раскрытие иностранных активов и перевод их в национальную юрисдикцию бизнесменам обещают защиту собственности и освобождение от налоговой, административной и уголовной ответственности по некоторым экономическим статьям.

О деле Израйлита докладывали президенту, сообщал его пресс-секретарь Дмитрий Песков. Он же сказал, что обещания Путина, данные в рамках амнистии капиталов, должны выполняться. «Бизнес может доверять словам президента», — заявлял Песков.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов в беседе с «МК» дал свою оценку прецедентному делу Израйлита.

— Как вы оцениваете шансы на удовлетворение ходатайства об исключении декларации из материалов дела Израйлита?

— Шансы на удовлетворение ходатайства высокие. Если представить, что районный суд откажет в изъятии спецдекларации, то это пойдет полностью вразрез с политико-экономическими задачами по возврату капиталов в страну. Впрочем, шансы этого, на мой взгляд, крайне невелики.

— Не дискредитирует ли прецедент с изъятием декларации Израйлита действующий с 2014 года закон об амнистии капиталов и не нарушает ли данные президентом обещания?

— Дискредитирует и нарушает. Именно поэтому Верховный суд и выступил со своей позицией.

— Тем временем амнистию капиталов несколько раз продлевали. Насколько эффективен этот инструмент с точки зрения возвращения капиталов в страну? Поверят ли бизнесмены государству снова?

— Верить государству и без того очень сложно. Ситуации вроде той, что произошла с Израйлитом, подрывают последние остатки доверия. Надеюсь, сейчас государство расставит все точки над «i». Не сомневаюсь, что правоохранительные органы и ФНС получат инструкции, что инцидент не должен повториться.

— Дела Майкла Калви, Валерия Израйлита, других бизнесменов… Такие прецеденты не очень-то способствуют улучшению инвестклимата в России. В чем причина того, что принципиально ничего не меняется? Проблема в судебной системе? В неправильных законах или их неправильной реализации? Какие решения нужны, чтобы изменить ситуацию?

— Дела Калви, Израйлита и других бизнесменов все-таки не однородны, сливать их в одну массу нельзя. И говорить о том, что бизнесмены и уголовное преследование — вещи полностью несовместимые, тоже нельзя. Любые крайности плохи.

Но я убежден в том, что в нашей правоохранительной системе имеется огромный перекос в обвинительную сторону по экономическим делам. Я твердо стою на том, что заключенные между двумя хозяйствующими субъектами договоры, даже если они спорны, должны в первую очередь являться предметом внимания арбитражного суда. Только потом, если суд подтвердил ничтожность сделки, в дело должны вступать следователи. Но не раньше. Сегодня, несмотря на полезные поправки в Уголовно-процессуальном кодексе РФ, которые конкретизировали порядок неприменения предварительного заключения к предпринимателям, проблема до конца еще не решена. Нужно чаще назначать залоги — это выбьет почву из-под нечистоплотных силовиков, которые используют помещение бизнесмена в СИЗО в личных целях. Мы знаем, что немалая часть «экономических» уголовных дел до суда не доходит, а это значит только одно: возбуждение дела использовалось как дубинка в чьих-то интересах. Шансы на изменение ситуации есть, надо не опускать руки.

Читайте также: В Генпрокуратуре придумали способ вернуть в Россию опальных олигархов



Source link

Рубрики
Экономика

Отпустить вожжи: нужно ли государству помочь стагнирующей экономике | Статьи


Экономика России находится в состоянии стагнации. Минэкономразвития пересмотрело прогноз по росту реальных доходов населения по итогам года до 0,1%. Хотя это первое положительное значение за последние пять лет, показатель по-прежнему не дотягивает до уровней роста благосостояния до кризиса 2014 года. Аналогичная ситуация и с экономическим ростом в целом, прогноз по которому пересмотрен в сторону понижения. Между тем государство по-прежнему ведет жесткую фискальную и монетарную политику. Есть ли повод начать смягчать ее?

На сегодняшний день ключевая ставка ЦБ в России является одной из самых высоких в мире, если исходить из ее реальных размеров, то есть номинальная ставка минус инфляция. В большинстве стран Европы сейчас реальная ставка является отрицательной, равно как и в США. Отрицательной была ставка ЦБ и большую часть времени в 2000-х — начале 2010-х годов. Между тем известно, что низкая реальная ставка разогревает экономический рост, тогда как высокая — сдерживает инфляцию. Инфляция в России постепенно снижается (несмотря на небольшой прошлогодний всплеск), а вот с ростом по-прежнему всё плохо.

В то же время показатели государственных финансов и бюджета находятся в стране на отличных уровнях, практически образцовых. Госдолг составляет менее 20% ВВП, а внешняя его часть — не более 5%. Несмотря на то что цены на нефть ниже, чем до 2014 года, их хватает для пополнения казны. Сейчас бюджет балансируется при цене $50 за баррель, а все доходы выше $40 уходят в Фонд национального благосостояния, то есть изымаются из экономики. При этом объем ФНБ уже достиг рекордных $120 млрд — такого не было даже при стодолларовом барреле.

Правительство тем не менее продолжает политику затягивания поясов. Несмотря на стабильную бюджетную ситуацию, в этом году был повышен налог на добавленную стоимость — до 20%. Повышение пенсионного возраста также предпринято с целью будущей стабилизации бюджета, даже несмотря на его явную непопулярность.

Такое сочетание жестких монетарных и фискальных мер на фоне анемичного экономического роста может показаться удивительным. Ведь большинство стран ведут контрциклическую политику, снижая ставку и проводя меры бюджетного стимулирования экономики при рецессии или низких темпах увеличения ВВП. В России этого не происходит. «Известия» решили опросить экономистов, чтобы выяснить, пришло ли время немного отпустить вожжи и поддержать экономику на уровне государства.

Наталия Орлова, главный экономист Альфа-банка

— Экономика сейчас растет на уровне своего потенциального роста. В этот год мы входили с нулевым разрывом выпуска. Это значит, что экономика должна расти на 1–1,5%. При более быстром росте будут накапливаться факторы перегрева. Меры фискальной и монетарной политики могут ускорить текущий циклический рост, но у нас проблемы со структурным ростом. То есть вопрос заключается в том, почему у нас потенциальный рост не превышает 1,5%. Здесь нужны меры, которые работают со структурными ограничениями — например, демографическими и инвестиционными. У нас низкий уровень инвестиций не потому, что деньги дорогие. У компаний есть деньги на счетах. Они свои средства не используют, из-за того что есть большой уровень неопределенности.

биржа

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Если вы в таких условиях будете смягчать монетарную или бюджетную политику, то у вас будет больше либо отток капитала, либо инфляция. Неопределенность в экономике вы снижением ставки не уберете. Работать это будет при условии, что отсутствие денег и их дороговизна являются препятствием для экономического роста. Но статистика показывает, что у нас идет постоянный отток капитала. Деньги в экономике есть, но они экспортируются. Компании наращивают объем средств на счетах, платят высокие дивиденды, но не инвестируют — из-за санкций, из-за торговой войны и других причин.

Бизнес в России с начала века привык работать в условиях семипроцентного экономического роста. А номинально экономика и вовсе росла на 20–30% ежегодно. Сейчас ВВП растет в номинальном выражении меньше чем на 10%. Бизнесу в условиях санкционного и коррупционного рисков не хочется брать риски инвестировать в таких условиях. Он не может просчитать, как все эти издержки будут развиваться.

Руслан Гринберг, научный руководитель Института экономики РАН

Ситуация в России настолько запущенная, что мы на месте экономического блока тоже бы репу чесали, какую политику вести — начинать ли тратить деньги и т. д. Дело в том, что у нас особый случай. На Западе нет вопросов, как ускорять экономический рост: там проводят «количественное смягчение», то есть, грубо говоря, деньги печатают. Сейчас всё к тому опять идет, потому что они снова на грани рецессии. У нас так не получается, потому что экономика слишком маленькая. Любое, даже самое маленькое, денежное «наводнение» сразу вызывает инфляцию. Потому что первая реакция нормальных людей при получении лишних денег — либо иностранные товары покупать, либо валюту. Мы не доросли еще до количественного смягчения.

символ рубля на асфальте

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Если мы хотим ускорения экономического роста и выхода из стагнации доходов — а для страны скандально, когда официально 20%, а на самом деле, по разным оценкам, до 50% получают меньше прожиточного минимума, — то нужно, помимо мантр о коррупции и инвестиционном климате, вкладываться в инфраструктурные проекты, которые инициирует и финансирует государство. Других вариантов поддержки экономического роста в ближайшей перспективе я не вижу. Частный бизнес у нас ни во что не верит, и не только потому, что скрывает свои успехи, иначе его отберут, но и потому что не знает, что делать, что производить. Про импортозамещение в основном одни разговоры. Трудно для малого и среднего бизнеса найти какие-то ниши. В будущем можно будет опираться на частников, но пока без импульса государственных инвестиций сделать ничего невозможно.

Антон Быков, главный аналитик Центра аналитики и финансовых технологий

По состоянию дел на сегодня претензии к ЦБ вообще не по адресу: за лето Банк России уже дважды понизил ключевую ставку, и Эльвира Набиуллина говорит открыто о планах понижать стоимость кредитных линий для коммерческих банков и дальше, доведя ее до нейтрального уровня порядка 6,5% годовых. То есть ставка опустится ниже, чем в благополучной для страны середине нулевых, когда и деньги инвестировались, и развитие шло хорошими темпами. Опустить процент еще ниже в ближайшие годы сложно хотя бы потому, что все мы ходим в магазины и осознаем: реальный рост цен по году каждый раз намного выше, чем официозные росстатовские 3,5–4,5%. На деле инфляция где-то как минимум и находится на уровне ключевой ставки ЦБ. Если не хотим нового скачка цен, значит, и требовать от ЦБ раздавать банкам деньги еще дешевле бессмысленно.

А вот по линии правительства и организационно так и не реализованный пока ресурс избытка денег, и ресурс по снятию налогового пресса с бизнеса — просто огромен.  Нацпроекты крайне нужны, элементы «государственной экономики» всегда становятся мощнейшим драйвером: вспомним выход из Великой депрессии в 1930-е при Рузвельте во многом благодаря строительству дорог, мостов, других объектов инфраструктуры. Но без по-настоящему благоприятных условий для частного бизнеса, для всяческого поощрения деловой инициативы все эти закачанные в экономику деньги дадут лишь частичный, а то и временный эффект — и с трудом накопленные страной резервы окажутся во многом потрачены напрасно.

рубли

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

Кроме того, нужно срочно снижать налоги: Трамп это продавил в США вопреки несравнимо более сильному чем у нас, сопротивлению чиновничьего аппарата, стопроцентно враждебных ему оппозиционных сил — и что же? Урезанные с 35% до 21% налоги для компаний позволили сэкономить компаниям уже до $220 млрд, оставив эти деньги на развитие бизнеса по своему усмотрению. И что же, было бы лучше, если бы деньги эти попали обратно в бюджет, в казначейство? Вовсе нет: доходы сотрудников этих компаний, уже подсчитано, суммарно выросли почти на $1 трлн. То есть люди получили от нововведений в 4,5 раза больше, чем корпорации. Вот и у нас нужно срочно снижать планку социальных налогов, не боясь, что пенсионному фонду не хватит денег: подъем пенсионного возраста и так позволит сэкономить много, а недостачи в первые 5–7 лет можно дотировать из Фонда национального благосостояния, для чего он по идее и создавался. 

Правительство и бизнес совместно должны позаботиться о выпуске реально конкурентоспособного современного продукта. Тогда, при нашей далеко не самой высокой в мире себестоимости рабочей силы (в данном смысле это плюс, этим еще 30 лет назад брали китайцы) любой качественный продукт наверняка найдет своих потребителей, заказчиков в соседних странах. Новым российским производствам предстоит встроиться и в международные цепочки разделения труда, в одних случаях выпуская комплектующие, а в других — конечный продукт. Тогда даже не уникальный, а просто достойного качества товар найдет сбыт, поднимая уровень доходов сначала сотрудников самих этих успешных предприятий: они смогут больше тратить, больше денег оставлять в экономике, что постепенно повлечет и более быстрый, чем сейчас, рост среднего уровня доходов людей, занятых в других секторах.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ



Source link

Рубрики
Экономика

Поход в народ: россиянам предложили одолжить денег государству | Статьи


С начала осени россиянам предложат использовать новый финансовый инструмент. 2 сентября Минфин России выпустит новые народные облигации федерального займа (ОФЗ-н). Целью является привлечение населения к пока еще непривычному инструменту инвестирования. Для этого условия размещения было решено сделать выгоднее по сравнению с обычными выпусками. Однако превзойти по популярности банковские вклады ОФЗ-н явно удастся не скоро.

В странах Западной Европы и Северной Америки покупка государственных облигаций давно является уважаемым способом частного инвестирования. Действительно, рисков минимум, надежность практически стопроцентная. Обратная сторона медали, впрочем, состоит в том, что доходность этих бумаг в последние лет десять запредельно низкая, а с совсем недавних пор пошла мода и на отрицательные проценты.

В России сложились иные традиции: облигации федерального займа были до 2017 года уделом исключительно профессиональных инвесторов, купить их частнику можно было только через открытие индивидуального инвестиционного счета. Так было по нескольким причинам: во-первых, советская практика размещения облигаций была, по сути, одним из способов сравнительно честного отъема денег у населения. Пертурбации 1990-х годов еще сильнее разрушили народное доверие к государственным заимствованиям.

Здание Министерства финансов РФ в Москве

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Константин Кокошкин

К тому же в 2000-е годы государство расплатилось практически по всем внешним долгам, а колоссальные профициты бюджета, накопление средств в суверенных фондах и достаточный интерес к гособлигациям со стороны институциональных инвесторов исключили какую-либо необходимость идти за деньгами к населению, даже к зажиточным его слоям. В итоге на рынке не было ни спроса, ни предложения.

Поэтому возрождение программы народных облигаций в апреле 2017 года было воспринято скорее как тест-драйв. Больших задач перед выпуском не ставили — скорее, Минфин хотел показать, что инвестировать можно еще и вот так. Ажиотажа не получилось, но интерес был: выпуск объемом 15 млрд рублей был размещен успешно. Впоследствии состоялось еще два размещения на ту же сумму, однако спрос постепенно снижался.

Более того, возникла неожиданная проблема: в полной мере народными облигации так и не стали. Интерес к ним проявили в основном состоятельные люди, которые скупали бумаги на большие суммы — от 1 млн рублей и выше. В результате Минфин решил пересмотреть свой подход к размещениям.

В итоге «работы над ошибками» 29 августа замминистра Сергей Сторчак представил новую программу выпуска, который стартует 2 сентября. Ключевым изменением стало снижение порога входа. Теперь минимальная сумма, на которую можно закупиться госбумагами, составляет 10 тыс. рублей вместо 30 тыс. в ходе предыдущих выпусков. Кроме того, до четырех расширен список банков-агентов — ими стали Сбербанк, ВТБ, Промсвязьбанк и Почта Банк. Раньше агенты взимали с покупателей облигаций комиссию, которая могла составлять до 1,5%, тем самым заметно снижая доходность. В ходе сентябрьского размещения выплата комиссии будет перенесена на плечи эмитента. Таким образом, граждане смогут купить облигации строго по номиналу. Более того, возможна покупка через электронные ресурсы банков-агентов.

Впрочем, есть и минусы. Купонный доход существенно понижен по сравнению с предыдущими выпусками. «Дата погашения облигаций — 31 августа 2022 года. Кто будет держать до этой даты, получит максимальный купон — 7,35% годовых. Кто будет на ранних этапах стремиться восстановить свои деньги, ставка будет меньше. Линейка очень простая: первый купон — 6,5% годовых, второй — 7%, третий — 7,05%, четвертый — 7,1%, пятый — 7,25%, шестой — 7,35% годовых», — рассказал Сторчак.

Продажа облигаций федерального займа

Фото: ТАСС/Дмитрий Серебряков

Во время первого размещения максимальная доходность составляла 10,6% годовых, второго — 10,1%, третьего — 8,6%. При этом реальная доходность была еще больше, чем сейчас, поскольку инфляция в 2017 году составила рекордно низкие 2,5%. В 2019 году она ожидается на уровне 4,3%, впрочем, в дальнейшем ЦБ и Минфин надеются на ее постепенное снижение. На данный же момент чистая доходность с учетом инфляции составит всего около трех процентов против шести с лишним процентов в ходе первых размещений.

Последним существенным изменением в сравнении с предыдущими размещениями является возможность использовать приобретенные бумаги в качестве залога, где они будут оцениваться по номиналу. Раньше таким образом их использовать было нельзя. Единственное условие — кредит, под который может быть дан залог, нужно будет брать в банке-агенте.

В остальном правила работы с народными облигациями остались прежними. Они являются именными, то есть их нельзя дарить, продавать, обменивать, вообще совершать какие-либо финансовые операции, кроме наследования.

Очевидно, что принятые меры должны повысить доступность облигаций для неискушенного инвестора. Но вот достаточно ли их будет? На данный момент главным средством вложений более или менее зажиточных россиян являются банковские вклады. Именно с ними предстоит конкурировать ОФЗ-н. И если в ходе предыдущих выпусков доходность облигаций заметно превышала выгоду от депозитов, то об этом размещении с однозначностью говорить нельзя.

Буклеты с информацией о продаже облигаций федерального займа частным лицам

Фото: РИА Новости/Максим Блинов

Средняя ставка по вкладам на сопоставимые сроки сейчас в российских банках составляет чуть менее 7%. Причем в отдельных кредитных организациях можно найти и более выгодные условия — доходность может приближаться к 8%. Разумеется, у ОФЗ-н есть и свои преимущества. Практически невозможно представить, что государство объявит дефолт по этим облигациям, финансовая позиция у России слишком крепкая. Банки же имеют обыкновение лишаться лицензии, и крупные вкладчики могут потерять значительную часть своих денег сверх гарантированного лимита в 1,4 млн рублей.

С другой стороны, в банк можно положить деньги в любой момент, тогда как облигации выпускаются в определенный срок, в нашем случае — до февраля. Да и информированность о выпуске у рядовых вкладчиков, не интересующихся инвестированием активно, может быть низкой.

Если же россиянин является продвинутым в финансовых вопросах, то, возможно, ОФЗ-н ему вообще будут неинтересны. Проще потратить немного усилий и открыть индивидуальный инвестиционный счет, на который можно положить уже обычные государственные обязательства. Купонный доход по ним выше, их можно свободно продавать на вторичном рынке, а кроме того, инвестор получает налоговый вычет в 13% (но в рамках 52 тыс. рублей).

Пока выпуск ОФЗ-н обставляется большим количеством ограничений, рассчитывать на массовый приток инвесторов из народа не приходится. С другой стороны, государство не преследует пока фискальных целей при размещении бумаг, продолжая обкатывать народные облигации как экспериментальный инструмент. Вероятно, что в определенный момент государственный долг действительно станет хорошим способом пассивного инвестирования, но сейчас и в обозримом будущем банковский вклад будет царствовать в потребительской области финансового рынка безраздельно.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ



Source link

Рубрики
Экономика

Экспертиза в помощь государству и дольщикам



Предпринятая попытка государства решить проблему дольщиков требует аккуратности в подходах

 

Эксперты предупреждают: предпринятая попытка государства решить проблему дольщиков требует аккуратности в подходах.

Предполагается, что страховщики передадут Фонду активы на сумму 15 млрд рублей. По оценке известного экономиста Никиты Кричевского, эти ожидания сильно завышены. Например, такой крупный игрок долевого рынка, как ПОВС, уже сообщил, что смог передать Фонду 705,4 руб. При этом размер переданной ответственности по договорам страхования оценен в 101,4 млрд руб. Что получит Фонд от других компаний – большой вопрос. При этом Фонду придется разбираться с проблемными стройками Urban Group и ЖК «Царицыно». Эти объекты страховали компании «Проминстрах» и ВСК. «Для завершения всех строек Urban Group необходимо около 70,9 млрд руб.», — писал «Коммерсант».

При этом, как сообщали «Ведомости», в октябре 2018 года «Страховая компания «Проминстрах» с 3 октября исключена из списка страховщиков, соответствующих требованиям закона о долевом строительстве». Компания должна была прекратить оказывать услуги по страхованию гражданской ответственности застройщиков. Однако до этого «Проминстрах» страховал ответственность компаний группы Urban, в то время как другая крупная страховая компания — «Респект» — отказалась работать с этим застройщиком.

Экспертизы застройщиков, которые проводил «Респект», позволили компании не допустить к деньгам дольщиков более 12% недобросовестных застройщиков, возводящих около 1000 объектов. Это позволило предотвратить появление 200 000 обманутых дольщиков, спасти более 400 млрд рублей, которые заплатили бы граждане за квартиры, или почти 1 трлн рублей государства, которые ему пришлось бы выложить на достройку брошенных объектов. При этом страховая премия компании составляла 1%. «На создание экспертизы «Респект» тратил 30-40% получаемой премии. На эти деньги компания содержала 56 отделений по стране, что позволяло нам контролировать стройки в режиме онлайн и минимизировать риски», — отмечает экс-глава «Респекта» Александр Артамонов.

Параллельно отслеживанию объектов в режиме реального времени страховщик проводил финансовую экспертизу не только самой стройки, но и состояния компании-застройщика. «IT-мониторинг отслеживал ситуацию в медийном пространстве, в соцсетях, по базам данных юрлиц и сайтам судебной информации. Эти методики страховщиков и сейчас возможно передать структурам, уполномоченным осуществлять контроль за долевым строительством, чтобы предотвратить появление новых проблемных объектов уже по эскроу-счетам. Ведь экспертиза банков нацелена на анализ экономических показателей, а не данных строительства», — пишет «Российская газета».

Такая экспертиза не помешала бы и Фонду защиты прав дольщиков. Это, возможно, не решило бы всех проблем, но серьезно снизило бы риски попадания в Фонд недобросовестных застройщиков. Сейчас Фонд защиты прав дольщиков активно выдает аккредитации. Хотелось бы знать, какая система проверки объектов и застройщиков предусматривается Фондом.

Член Президиума правления «ОПОРЫ РОССИИ» Александр Кондратенков выразил надежду, что в законе «Об участии в долевом строительстве…» будут учтены эти нюансы. «В дальнейшем закон будет доработан, чтобы все обманутые дольщики получили жилье или денежную компенсацию. Комиссия по страхованию «ОПОРЫ РОССИИ» уже направила соответствующие предложения, в которых прописан механизм использования экспертизы и ресурсов страховщиков и передачи всех до единого пострадавших дольщиков в Фонд. Методики, которые были наработаны, к примеру, силами «Респекта», можно применять и сейчас. Напомню, что данной компании удалось предотвратить появление порядка 400 тысяч обманутых дольщиков», — цитирует «РГ» Кондратенкова.

Активов Фонда с большой долей вероятности может не хватить на решение подобных проблем, а закон, призванный решать проблему с обманутыми дольщиками, опять может оказаться неработающим. Что тогда получат дольщики или они опять останутся за бортом?

Показателен также пример с ПОВС, которое передало активы в Фонд, оставив себе лишь 1% премий, и столкнулось с крупнейшей выплатой. «Имея всего около 7 млн рублей, — пишет «АиФ», — компания должна выплатить по решению суда страховки дольщикам ООО «Унипур» на сумму 159 млн рублей». Как ПОВС решит эту задачу, если передало почти все деньги Фонду? «1 и 2 августа 2019 г. общество перечислило Фонду 705,3 млн рублей. Это 99% всей полученной страховой премии, приходящейся на неистекший срок страхования», — приводит сообщение пресс-службы ПОВС Агентство страховых новостей.

Для решения ситуации с обманутыми дольщиками и с целью совершенствования федерального и регионального законодательства была создана рабочая группа «Единой России».

«Все принимаемые Правительством РФ меры по совершенствованию законодательства о долевом строительстве призваны в кратчайшие сроки решить проблему долгостроев, удовлетворить требования всех граждан, пострадавших от действий недобросовестных застройщиков, и не допустить подобных проблем в будущем, тем самым исполнив поручения президента Владимира Путина. Однако нужно учитывать законные требования граждан, которые в настоящее время все еще могут обратиться в страховую компанию и получить выплату по наступившему страховому случаю», — заявил руководитель рабочей группы, депутат Госдумы Александр Якубовский.

Законодательство о защите прав и интересов дольщиков требует дальнейшего совершенствования, чтобы удовлетворить интересы всех участников рынка, но в первую очередь — граждан.



Source link