Рубрики
Больше Культура

Государство продало фирму «Мелодия» с уникальным музыкальным архивом



Как стало известно, Росимущество продало звукозаписывающую компанию «Мелодия», основанную еще в СССР и обладающую уникальным музыкальным архивом. Новый владелец – компания «Формакс», которая занимается посредничеством между владельцами прав на музыкальные произведения и компаниями, использующими в своей работе музыкальное фоновое сопровождение: магазины, кафе, парки. Она 7 февраля выкупила «Мелодию» за 329,6 миллиона рублей. На акции компании также претендовала «Студия Союз», которая предлагала 320 миллионов.

«Сейчас никто не сможет точно прокомментировать эту сделку, – рассказал «МК» источник в музыкальном бизнесе. – С фирмой «Мелодия» есть очень большая история. Надо смотреть, что конкретно было продано. Основной каталог фирмы «Мелодия» был создан в Советском союзе. А в то время не было смежных прав. То есть фонограммы, которые были записаны на пластинку (не важно, оркестра Большого театра или Аллы Пугачевой) принадлежали Советскому Союзу.

А каким образом сейчас фонограммы песни «Миллион алых роз» дистрибьютируются в интернете – хороший вопрос. На самом деле, это большая юридическая история. Но пока нет каталога того, что действительно продано, оценивать эту сделку затруднительно. В последние несколько лет фирма «Мелодия» обновляла все, что было создано давно и издавала какие-то классические произведения. Наверное, так и продолжится».

В архивы «Мелодии» входят не только записи эстрадных и классических исполнителей того периода, но и аудиосказки и раритетные записи (например, голоса Ленина и Маяковского). Согласно данным «Ведомостей» стоимость каталога «Мелодии» оценивается в 30−60 млн руб.

Фирма «Мелодия» была основана в 1964-м году и до середины 1990-х была единственной звукозаписывающей компанией в стране. В 1991 году она была преобразована во ФГУП и только в 2017-м – в акционерное общество, которым полностью владело Росимущество.



Source link

Рубрики
Экономика

«Государство сэкономило на работающих пенсионерах огромные деньги»



А вообще-то, по-видимому, у людей всегда будет существовать это естественное желание — чтобы пенсия была побольше. Размер пенсии, будем объективными, вроде как растет. Еще в 2014 году средний размер назначенных пенсий был 10 786 рублей, то есть в номинальном выражении он был более чем на 30% меньше сегодняшней.

Да, конечно, инфляция не позволяет сделать вывод о столь значительном росте величины пенсий, но даже если учтем инфляционный фактор, то есть будем сравнивать реальный размер пенсий, то все равно есть надежда на то, что количественно пенсии увеличились. И что теперь с этого? Нам надо быть безмерно благодарными?

Тогда давайте-ка, для начала, вернемся к вопросу о том, что у нас произошло в последние годы с реальным размером пенсий, то есть с учетом инфляции (заметим — официальной). Итак, реальный размер назначенных пенсий (в % к соответствующему периоду предыдущего года) в последние годы, по данным Росстата, ежегодно менялся следующим образом: 2015 год — 96,2% (по отношению к предыдущему году), 2016 год — 96,6%, 2017 год — 100,3%, 2018 год — 100,8%, 2019 год — 101,5%. Общее изменение составило (просто перемножаем названные цифры) 95,4%. Таким образом, реальный размер назначенных пенсий… уменьшился за последние пять лет на 4,6%. Объективности ради заметим, что здесь не учтена единовременная выплата пенсионерам в 5 тыс. рублей, которую они получили в начале 2017 года. Но она и не должна учитываться, потому что это было разовое мероприятие, на средний размер назначенных пенсий она не влияла.

И все-таки, согласитесь, сюрприз, хотя и неприятный: реальный размер назначенных пенсий за последние годы снизился, причем существенно.

Теперь давайте посмотрим на такой интересный показатель, как коэффициент замещения (сколько в процентном отношении составляет средняя пенсия от средней заработной платы). Это очень важный показатель, дающий объективную характеристику уровня пенсионного обеспечения в стране. По последним имеющимся данным, если в январе–сентябре 2018 года коэффициент замещения составлял 31,6%, то за тот же период 2019 года он равен всего лишь 30,7%. Получается, что снижается у нас и этот показатель. Кстати, в 2015 году коэффициент замещения вообще составлял 35,2%.

Для сравнения: коэффициент замещения, к примеру, в Швеции сегодня составляет почти 57% (средняя пенсия 1700 евро при средней зарплате по стране в 3000 евро).

Кто-нибудь скажет: ну вот еще, выдумал тоже, со Швецией сравнивать. Да, сравнил, и на это есть полные основания. Потому что речь идет именно об отношении средних пенсий к средним зарплатам. Никто не собирается сравнивать размер пенсий по номинальным значениям, но именно по доле в зарплатах можно и нужно сравнивать, потому что в России зарплаты тоже намного ниже, чем в Швеции.

Почему доля-то, этот самый коэффициент замещения пенсий, столь мала? Тут, конечно, много причин можно назвать: общая слабость российской экономики, высокая доля теневого сектора, неэффективность пенсионного реформирования и прочее. То есть объяснить-то можно, только принять эти объяснения трудно. Еще труднее принять объяснения того, почему и здесь динамика отрицательная — иными словами, ситуация только хуже становится.

Или вот еще проблема: работающим пенсионерам у нас в последние годы пенсии не индексируются. Правда, буквально в последние дни вдруг выяснилось, что люди и чиновники на эту проблему смотрят по-разному.

Оказывается, пенсии работающим пенсионерам все-таки индексируются. Не возмущайтесь, дорогие работающие пенсионеры, но это, если кто не знал, действительно так. Об этом на днях в ходе заседания Комитета по труду и социальной политике Государственной думы сказал новый министр труда и соцзащиты Антон Котяков. Оказывается, по признанию министра, хотя индексация работающим пенсионерам и не выплачивается, пенсии-то все равно индексируются, а сразу после увольнения с работы получаемые пенсии будут выдаваться уже с учетом прошедших индексаций. К тому же, не преминул указать министр, в Пенсионный фонд России с зарплат работающих пенсионеров уплачиваются страховые взносы, что приводит к росту пенсий.

Ну про этот символический рост примерно в пару-тройку сотен рублей из-за перерасчета по системе пенсионных баллов, работающие пенсионеры знают. Хотя, наверное, не все, потому что уж больно мизерный получается рост размера пенсий. Что все-таки с индексацией? Почему она как бы есть, но реально ее нет?

Все просто: люди, когда они возмущаются отсутствием индексации пенсий работающим пенсионерам, имеют в виду именно то, что они получают. Получил столько же, сколько и раньше — значит, нет индексации. А чиновники считают по-другому: может, пенсионеры и получают столько же, но пенсия им индексируется. Правда, индексация не выплачивается. Вот и все. Снова не понятно? Что же, понять и вправду трудно…

Послушайте, господа чиновники, людям важно, что они получают реально в данный момент времени. Получил столько же, сколько в прошлом месяце или прошлом году — значит, индексации нет. Все просто. И никакие уверения в том, что индексация все-таки есть, не помогут. Не надо лукавить.

Как говорится, вам «шашечки» или «ехать»? Так вот «ехать» — это когда индексируются именно выплачиваемые пенсии, а «шашечки» — это когда индексация на бумаге вроде как считается, но выплачиваемые пенсии остаются в прежнем размере.

В связи с этим давайте посчитаем, сколько в среднем недополучили работающие пенсионеры, начиная с 2016 года, когда им перестали выплачивать индексацию.

По состоянию на 1 января 2016 года средний размер страховой пенсии по старости составил 12 830 рублей — это та «печка», от которой и будем плясать. Понятно, что эта цифра не совсем та, которая нам необходима, потому что она ведь касается не только работающих, но и неработающих пенсионеров. Но величину среднего размера пенсий именно у работающих пенсионеров Росстат не приводит. Значит, будем довольствоваться тем, что имеется, все равно больших искажений это не даст, и оценки могут быть достаточно точными.

С этого же 2016 года индексация пенсий работающим пенсионерам, которых, по данным Пенсионного фонда России, сегодня насчитывается 7,5 млн человек, не проводилась. Благодаря этому «мудрому» решению один работающий пенсионер недополучил в среднем примерно 30 тыс. рублей. Общая же сумма экономии на работающих пенсионерах составила за прошедшие годы около 218 млрд рублей (!).

Получается, что государство на работающих пенсионерах уже сэкономило огромные деньги. И это в условиях-то переизбытка денег у него самого (профицитный бюджет, растущие международные резервы и Фонд национального благосостояния). Зачем? Может, для создания соответствующего фона для принятия новых поправок к Конституции? А что, люди на фоне падения их реальных доходов, отсутствия индексации пенсий и повышения пенсионного возраста будут голосовать за что угодно, только бы их жизнь хотя бы чуть-чуть улучшилась. Тем более что так называемые социальные поправки уже готовы.

Да, вот такие наши пенсии — непонятные и незаслуженно низкие.

Почему они для большинства такие? Может быть, ответ на этот вопрос совсем простой. Те, кто придумывает все эти новые пенсионные реформы, кто принимает решения о повышении пенсионного возраста, кто отвечает за состояние системы пенсионного обеспечения, — они ведь не собираются жить на среднестатистические российские пенсии. Они как бы в другом измерении, в другой реальности. А мы в своей: со своими крохами вместо пенсий.

Читайте также: В России изменятся правила получения пенсии



Source link

Рубрики
Экономика

Государство продолжает обкрадывать экономику: теория «эффективных менеджеров» ущербна



Замораживание доходов в резервных фондах тормозит развитие страны

Сейчас, после того как правительство ушло в отставку, считаю необходимым вернуться к тем словам Кудрина и проанализировать, что за ними стоит. Действительно, в 2002 году якобы для сбережения нефтяных доходов в России был создан Стабилизационный фонд, призванный аккумулировать доходы, образующиеся за счет превышения цены на нефть над базовой, и подлежащие обособленному учету, управлению и использованию в целях обеспечения сбалансированности федерального бюджета при снижении цены на нефть. Эти средства, к сожалению, с момента их образования не работали на экономику России, а вкладывались в ценные бумаги, которые номинировались в иностранных валютах или лежали на счетах иностранных банков.

Обосновывая создание Резервного фонда РФ и размещение его в ценных бумагах развитых стран, А.Кудрин считал, что объем денежных средств к 2015 году может составить ни много ни мало 48,5% ВВП, а к 2020 году — свыше 70% ВВП: «будет накоплена сумма, достаточная для страхования бюджета на случай падения цен на нефть и газ». Еще более жестко эту позицию Кудрин подтвердил в июне 2007 года: «Ни в коем случае нельзя инвестировать средства фондов в России».

К сожалению, эта позиция российского министра финансов не была его теоретическими изысками, а являлась прямой рекомендацией «классического использования» нефтегазовых доходов, предложенной России специалистами Всемирного банка. В докладе ВБ «Об экономике России», опубликованном в апреле 2006 г., рекомендовалось прекратить простое накапливание нефтяных доходов в Стабфонде, а начинать зарабатывать деньги. «Не нужно бояться инвестировать Стабфонд в акции», считали во Всемирном банке: «…доходность многих зарубежных акций имеет отрицательную корреляцию с динамикой цен на нефть». Проще говоря, когда мировые цены на нефть падают, эти акции, наоборот, растут в цене.

«Если правительство России инвестирует фонд в соответствии с предложенным сценарием и ничего не будет тратить до 2030 года, — отмечалось в докладе Всемирного банка, — благосостояние России увеличится на дополнительные 818 млрд долл. США, при этом объем фонда увеличится до 2,29 трлн долл. США, или составит 43% прогнозируемого в 2030 году ВВП. Мало того, «даже в случае отказа от инвестирования фонда к 2030 году его накопления составят 1,47 трлн долл. США (в ценах 2006 г.)». Тогдашний вывод экспертов Всемирного банка таков: сегодня тратить Стабфонд на инвестиции внутри страны нельзя, это будет в ущерб экономике России, а вот за пределами 2030 г. можно, это будет эффективно.

Другими словами, позиция министра финансов России А.Кудрина, убедившего правительство вкладывать деньги Стабилизационного фонда в ценные бумаги иностранных банков, полностью соответствовала рекомендациям Запада.

Между тем четырехлетняя практика показала, что замораживание определенной части российских доходов и неиспользование их государством для выполнения своих функций — есть сознательное искусственное торможение экономического роста. Более того, выведенные из доходов бюджета российские финансовые ресурсы, инвестируемые в ценные бумаги западных стран, явились не чем иным как вывозом из страны природной ренты в интересах зарубежных транснациональных корпораций и западных государств (прежде всего США), что явно противоречило интересам национальной экономики.

С 1 января 2008 года Стабилизационный фонд был ликвидирован, чтобы перейти, как объяснял А.Кудрин, «к более сложному механизму управления нефтегазовыми доходами». Средства фонда к этому времени достигли величины 3539,7 млрд рублей и были направлены в Резервный фонд (3069,0 млрд рублей) и Фонд будущих поколений (481,5 млрд рублей).

В чем же состояла новая «особая методология», «особые принципы» бюджетирования по Кудрину?

Эти выделенные из бюджета нефтегазовые доходы разбивались на три потока — нефтегазовый трансферт, Резервный фонд и Фонд будущих поколений (Фонд национального благосостояния).

Нефтегазовый трансферт представлял собой часть средств федерального бюджета, используемых для финансирования ненефтегазового дефицита федерального бюджета за счет нефтегазовых доходов и средств Резервного фонда.

Резервный фонд был предназначен для компенсации выпадающих доходов федерального бюджета при значительном снижении мировых цен на энергоресурсы.

Фонд будущих поколений (Фонд национального благосостояния) формировался в целях пенсионного обеспечения граждан Российской Федерации на длительную перспективу.

С экономической точки зрения «новый механизм» бюджетирования, переход «к более сложному механизму управления нефтегазовыми доходами» стал не просто новым искусственным фактором торможения экономического роста, но и механизмом манипулирования бюджетными и внебюджетными средствами.

Так, уже в 2008 году объем финансовых ресурсов, изъятых из экономического оборота, составил огромную величину — 3539,7 млрд рублей, или 10,1% ВВП, в 2009 г. — 10,6% и в 2010 г. — 10,3%. Это более чем половина доходов федерального бюджета, да еще имеющая тенденцию к росту.

Другими словами, политика искусственного ограничения бюджетных расходов и изъятие из национальной экономики значительных денежных средств продолжились с «новыми» фондами и еще в большем объеме.

Государство, изымая средства и обеспечивая якобы «независимость экономики от нефтегазового сектора», фактически препятствует межотраслевому перетоку капитала, «замораживает» существующую структуру национальной экономики, а именно — сырьевую ее направленность.

Вывод: если созданные Стабилизационный фонд, потом Резервный фонд, потом Фонд национального благосостояния выводились из доходов бюджета, инвестировались в ценные бумаги западных стран в интересах зарубежных транснациональных корпораций и государств, то они не играли «решающей роли в кризис 2008–2009 года… в спасении экономики, социальных расходов», как пытается убедить сегодня россиян и президента В.Путина «финансовый менеджер» Алексей Кудрин.

Главное направление использования выведенных из бюджета средств — инвестирование их в ценные бумаги и акции иностранных компаний, по словам А.Кудрина, «мы покупаем услугу по сохранению фонда». Покупаем услугу за рубежом! Посчитаем эффективность подобной услуги.

Доходность от «управления» средствами фондов (в ценные бумаги развитых стран) едва превышает 2% годовых. Однако сумма внутреннего заимствования практически сопоставима с суммой пополнения Резервного фонда, направляемой из нефтегазовых доходов. Другими словами, Резервный фонд фактически пополняется за счет внутренних заимствований, где процентные ставки в среднем равны 6%. Отечественные же предприятия для своего развития вынуждены привлекать иностранные займы, в валютном исчислении в разы превышающие вложения средств фондов в иностранные ценные бумаги. Вот вам и эффективность использования резервных фондов! Не видеть подобных перекосов экономист, а тем более министр финансов, не может. Это явно антинациональная политика, направленная на сознательное торможение экономического роста и снижение уровня благосостояния населения. Над экономикой нашей страны фактически проводился эксперимент в общегосударственном масштабе, ущербность которого вполне просчитывается.

К сожалению, эта «новая теоретическая концепция» замораживания нефтегазовой составляющей российских доходов продолжает использоваться учениками А.Кудрина — «эффективными менеджерами» правительства и ЦБ на протяжении вот уже более десяти лет.

Сегодня объем Фонда национального благосостояния (ФНБ) составляет 7,9 трлн рублей, или 7,1% ВВП, а к концу 2022 года, как это определяется федеральным бюджетом, объем фонда практически удвоится, перевалив за 12% ВВП. Тем самым он фактически превысит объемы государственного и корпоративного внешнего долга, что с точки зрения теории экономического роста лишено смысла.

Государство продолжает обкрадывать, обсчитывать экономику, продолжает формировать модель экономики торможения. Президент Путин на встрече с членами правительства (теперь уже бывшего) по итогам 2019 года особо подчеркнул, что «…тех темпов роста, которых мы достигли, нам недостаточно. Нужно сделать все, чтобы увеличить темпы, улучшить структуру экономики и качество».

Между тем Россия, продолжая следовать неолиберальной модели экономического развития, под предлогом мнимой борьбы с инфляцией усиленно выводит так называемую «избыточную ликвидность», наращивая золотовалютные резервы, фонды, подпитывая финансами экономики развитых стран.

Читайте также: Кудрин высказался о предложенных Путиным поправках в Конституцию



Source link

Рубрики
Больше Культура

Юрий Поляков: «На традиционную драматургию наше государство не особо раскошеливается»


В Москве вручили премию драматургов «Автора — на сцену!»

В преддверии торжественной церемонии члены жюри рассказали о главных особенностях и целях премии. По словам писателя Юрия Полякова, «Автора — на сцену!» возникла как стремление поддержать драматургов, работающих в традиционном жанре. Уникальность же состоит в том, что полученное вознаграждение в размере пятисот тысяч рублей победитель отдает театру, который решится поставить его творение. Таким образом на отечественную сцену вернется традиционная драматургия, вытесненная в последние десятилетия новой драмой.

— На традиционную драматургию наше государство не особо раскошеливается, — сетует Поляков. — Даже в Год театра в оргкомитет по его организации входят все, кроме драматургов.                              

Государство в лице Министерства культуры все же поучаствовало в премии, учредив специальную номинацию «Российская историческая пьеса» и выбрав тему «Жизнь и деяния Петра Великого». Лучшим автором, отразившим противоречивый характер царя-реформатора, признали Игоря Афанасьева и его пьесу «Петр Великий из плоти и крови». В отличие от остальных триумфаторов победитель в этой категории удостоится миллиона. Какой театр возьмется за постановку, пока неизвестно, но, по информации Полякова, Минкульт предложил представить пьесу в Александринке.

Саму же церемонию награждения, продолжавшуюся несколько часов, можно разделить условно на две части. В первой молодые актеры московских театров, выпускники мастерской Всеволода Шиловского, представили коллаж из текстов финалистов. Никаких декораций — только маленькое темное пространство, кулиса и два стула, но в небольших зарисовках явственно проглядывают темы и проблемы, волнующие современных авторов. Например, взаимоотношения разных поколений, семейный разлад, невозможность понять друг друга и пути к преодолению пропасти, разделяющей близких людей. Об этом — пронзительная история «Артистка из Кукушкино» Ольги Степновой из Новосибирска.    

Оттого, что зритель находится в непосредственной близости к сцене, создается ощущение сопричастности, кажется, что беда, обрушившаяся на героев, случилась и с тобой тоже. Даже если персонаж жил в девятнадцатом веке, как знаменитый Федор Толстой из пьесы Дмитрия Бочарова «Американец». Ведь отчаянные страсти и сомнения знакомы многим.

Преодоление прошлого — один из главных вопросов, которые пытаются разрешить нынешние драматурги. Неудивительно, что за ответом они обращаются к историческим фигурам. Дмитрий Артис решил рассказать о трагической судьбе знаменитого Стаханова. Мало кто знает, что рекордсмен социалистических соревнований умер в психиатрической больнице от хронического алкоголизма. Понять внутренний мир человека своей эпохи автор пытается в пьесе «Шахтеры».

После ярких эскизов началось награждение четырнадцати лауреатов. Их чествовали известные деятели кино и театра Всеволод Шиловский, Сергей Никоненко, Татьяна Москвина. Победители и дипломанты говорили много, едва сдерживая слезы, и не скрывали счастья и радости.

— Нам особенно приятно, что жюри отметило наше детское произведение, ведь у нас на двоих шесть детей, — говорят авторы пьесы «Последний волшебник» Татьяна Осина и Марина Ошарина. — В этой работе мы были не драматургами, а мамами.

— Воспринимаю эту награду как большой кредит доверия, который я постараюсь оправдать, — говорит еще один победитель, Влада Ольховская из Минска. Ее «6 утра, американо» — игривая, ироничная и актуальная история, среди прочего высмеивающая ненависть к американцам, которых обвиняют во всех бедах нашей жизни.

— Мой соавтор из США, узнав о присуждении премии и о том, что деньги передадут театру для постановки, спросил: «А самому автору деньги отдать нельзя?» Мне пришлось его разочаровать, — пошутил Михаил Мишин, написавший вместе с Александром Червинским пьесу «Лягушки в шампанском». »



Source link

Рубрики
Экономика

Деньги есть: почему государство не делится сверхдоходами с населением


Политика накопительства ставит крест на социально-экономическом развитии России

Хорошо мы живем или нет? Конец одного календарного года — начало нового — подходящее время, чтобы задаться подобным вопросом. Ответ же лежит в области парадоксов. С одной стороны, в новый год страна вступает с опухшими от денег закромами: профицит бюджета, по заявлению премьера Дмитрия Медведева, превысил 1,48 трлн рублей, в Фонде национального благосостояния (ФНБ) накоплено почти 8 трлн рублей, объем международных (золотовалютных) резервов перевалил за $540 млрд. Вдумайтесь: правительство борется за то, чтобы обеспечить годовой рост ВВП на 2–3%, а в это время сумма, эквивалентная почти 40% годового ВВП, лежит у властей в «загашнике».

С другой стороны, основная масса граждан живет не просто так же, как раньше, а вот уже шестой год как все хуже и хуже (судя по падению реальных доходов населения), не имея от этой ослепительной государственной бухгалтерии ровным счетом ничего. Пугающие потребительские цены, ритуальное подорожание проезда в общественном транспорте и услуг ЖКХ, сверхскромная медианная зарплата по России в 34,3 тысячи рублей — все это не позволяет людям разделить эйфорию правительства по поводу макроэкономических успехов 2019 года.

фото: Наталия Губернаторова

Власти готовятся к кризису

Иными словами, один полюс (государство) аккумулирует некий избыточный капитал, другой полюс (население) еле сводит концы с концами. Но почему бы не потратить сверхдоходы на людей — повышение уровня их жизни, помощь неимущим, обеспечение бесплатного образования и здравоохранения? Чем объяснить выбор, сделанный правительством: накопления либо лежат мертвым грузом, либо инвестируются в те проекты, откуда в случае необходимости средства быстро не вывести? Сегодня крылатый медведевский мем от мая 2016 года «денег нет, но вы держитесь» лишен смысла как никогда. Деньги есть, и это ни от кого не скроешь! Только вот народу почему-то ничего не достается.

Федеральный бюджет 2019 года верстался из расчетов, что базовая цена нефти составит $41,6 за баррель. Все экспортные доходы, получаемые сверх этой точки, согласно бюджетному правилу направляются в ФНБ, который считается преемником двух канувших в Лету «загашников» — Резервного и Стабилизационного фондов. По ранее утвержденной Минфином норме, после того как объем ликвидных средств ФНБ достигнет 7% ВВП, излишки можно направлять на инвестиции. Рубеж уже превышен, но правительство явно не торопится определить судьбу «лишнего» триллиона. Почему?

«Власти готовятся к мировому кризису, продолжая создавать «заначку» и не афишируя это, — убежден директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. — Глобальная экономика замедляется все более явственно. Что же, резон есть, но можно идти по другому пути: не копить, а инвестировать в национальную экономику, чем планомерно занимался Китай. В результате там во время рецессии 2008–2009 годов темпы роста ВВП лишь снизились с 10% до 7%, тогда как другие страны ушли в минус».

В те кризисные годы Россия ради стабилизации национальной валюты и спасения банковской системы заливала финансовый пожар триллионами рублей. Стратегические резервы таяли на глазах, и никто с этим не считался, напоминает собеседник «МК».

Конечно, некий «ожог» от событий 2008–2009 годов у государства остался, согласен ведущий эксперт Института современного развития Никита Масленников. По его данным, Россия, стремясь поддержать курс рубля, потеряла тогда $200–220 млрд своих золотовалютных резервов. Ну а потом были геополитический ураган 2014 года и санкции Запада, породившие у наших чиновников перманентный страх насчет их ужесточения. В 2017-м, когда в США возник законопроект о запрете на операции с госдолгом РФ, в Москве вновь «задергались», опасаясь наихудшего сценария. Еще одним звеном в этой цепи тревог и рисков оказалась нарастающая в мировой экономике неопределенность.

«У меня стойкое ощущение, что человечество плавно сползает в очередную рецессию. Плюс никто не отменял цикличности глобальных кризисов: c момента окончания последнего минуло уже почти десять лет», — предупреждает Масленников.

фото: Иван Скрипалев

Кому триллиончик?

Другая группа факторов, побуждающих правительство столь трепетно относиться к «заначке», обусловлена вопиющей неэффективностью госрасходов. Проблема эта для России хроническая, скажем, в сфере госзакупок, нецелевые расходы, по оценке Масленникова, составляют пятую часть. Не лучше обстоят дела с федеральной адресной инвестиционной программой (ФАИП): по состоянию на ноябрь потрачено лишь 40% выделенных средств.

С ФНБ ровно тот же вопрос: куда инвестировать, где эффективности больше? Даже если предположить, что «лишний» триллион рублей из ФНБ вольется в экономику, это окажет на рост ВВП не слишком значимый эффект, рассуждает Никита Масленников. Сейчас, по его словам, предложен компромиссный вариант: а давайте часть денег пустим на внутренние проекты, часть — на внешние. К примеру, прокредитуем какой-нибудь очередной Египет, чтобы он возвел у себя очередную АЭС. Но где гарантия, что деньги не превратятся в дым, как это происходит сплошь и рядом из-за не выстроенного до конца мониторинга госрасходов, отсутствия четких критериев?

С креативностью в России беда: годами не меняется ни список доверенных получателей сверхдоходов, ни перечень инфраструктурных объектов — мосты, нефтяные терминалы, трубопроводы, магистральные автотрассы. Впрочем, дискуссия между чиновниками все же идет. К примеру, главе Минэкономразвития Максиму Орешкину принадлежит идея направлять средства ФНБ на государственные экспортные кредиты. Он ее озвучил в 2018-м. Свой вариант расходования резервов предложил и председатель ВЭБ Игорь Шувалов: деньги ФНБ можно направить на благоустройство около ста российских городов. А вот ЦБ, опасаясь роста инфляции, выступает за то, чтобы воздержаться от трат в принципе и увеличить порог с 7% ВВП. Международный валютный фонд в свою очередь советует Москве инвестировать «излишки» в высококачественные иностранные активы, чтобы оградить экономику от волатильности цен на нефть.

Словом, беспроигрышного варианта инвестирования госсредств не существует. Но при этом вложения в человеческий капитал почему-то упорно не рассматриваются правительством. «Конечно, государство могло бы больше тратить на образование и здравоохранение, — полагает заместитель руководителя Информационно-аналитического центра «Альпари» Наталья Мильчакова. — Если говорить о последнем, на него ежегодно расходуется 5,3% ВВП, тогда как в Швеции — 12,5%. Думаю, 7–8% от ВВП (порядка 8–9 трлн рублей) можно отдавать на здравоохранение без напряжения, если только среднегодовые цены на нефть не упадут ниже $60».

фото: Иван Скрипалев

Ненужный профицит

Но Минфин сделал иной выбор. Опасаясь, видимо, ужесточения санкций или надвигающейся мировой рецессии, он явно перестраховывается, отмечает профессор Российского экономического университета им. Плеханова Андрей Нечаев. Другая сторона медали — острый дефицит качественного госуправления, из-за чего ряд национальных проектов профинансирован в лучшем случае на 30%, а нацпроект по экологии — на 17%. Кроме того, убежден собеседник «МК», правительство перегибает палку и с бюджетным правилом: при нынешних средних ценах на нефть в $63 уровень отсечения по-прежнему составляет $41,5 за баррель. Теперь, когда объем ФНБ превышает 7% ВВП, этот порог вполне можно повысить на $5, сделав бюджетное правило менее жестким и более полезным для отечественной экономики. В целом российские финансовые власти по многим позициям (за счет увеличения пенсионного возраста, НДС, НДПИ и налогов на прибыль) наращивают доходы бюджета и в то же время сокращают социальные расходы. Однако все эти меры никак не тянут на роль устойчивого драйвера экономического роста.

«Если мы посмотрим на динамику инвестиционной активности за последние годы, то увидим какую-то рваную, неестественную «пилу». Волатильность запредельная. Поэтому начинать надо с институциональных реформ, таких, как повышение защищенности собственности», — рассуждает Нечаев.

По его словам, можно также ввести налоговые льготы для реального сектора экономики, для стимулирования развития высокотехнологичных отраслей, для частных инвесторов. И здесь как раз пригодились бы дополнительные средства ФНБ. От того, как власти распорядятся нефтегазовыми сверхдоходами, зависит многое. Если Россия продолжит накапливать резервы, это лишит экономику шанса подтянуть крайне слабые (1,3–1,5% по итогам 2019-го) темпы роста ВВП. А значит, государство ни на йоту не продвинется в решении самых острых социально-экономических проблем, таких как бедность и снижение покупательной способности граждан.

Вероятно, Россия единственная страна в мире, которая, пребывая в стагнации, сводит бюджет с профицитом на следующие три года, говорит заведующий лабораторией финансовых исследований Института экономической политики им. Гайдара Алексей Ведев. «Профицит по-народному означает, что государство забирает из экономики больше денег, чем дает ей. Во всем мире стремятся проводить через бюджет некую стимулирующую политику, у нас же налицо обратный процесс. Шаги предпринимаются настолько инерционные, что нет сомнений: стагнация сохранится и в 2020 году», — считает эксперт. 

Финансовую подстраховку на случай глобального катаклизма собеседник «МК» считает самообманом. Ведев убежден: если цены на нефть рухнут ниже $40 за баррель и будут оставаться там продолжительное время, власти не только «распечатают» ФНБ, но и опустошат его в считаные месяцы заодно с золотовалютным запасом. Нечто подобное произошло в 2008–2009 годах, хотя тогда России еще крупно повезло, поскольку острая фаза рецессии продлилась всего полгода. Эксперт напоминает: подлинной защитой от любых ЧП может быть только хорошо работающая экономика, чье самочувствие не зависит исключительно от ценовой конъюнктуры на внешних сырьевых рынках. 

фото: Иван Скрипалев

Доверенные получатели

Куда ни кинь, всюду клин, полагает старший аналитик «Финам» Сергей Дроздов. Даже если взять да и разделить восьмитриллионный ФНБ поровну, на все 145 миллионов россиян, на каждого придется тысяч по пятьдесят пять. Про профицит бюджета в 1,5 трлн и говорить нечего. Если же направить «избыточный» триллион рублей из ФНБ на инфраструктурные проекты, это даст лишь сиюминутный эффект. Плюс, как водится, основным бенефициаром будет узкий круг «доверенных получателей». Для роста экономики нужны не околобюджетные манипуляции, а структурные реформы, но к ним чиновники явно не готовы. Зачем что-то менять, когда сам живешь вполне неплохо? Ну а если нефтяные цены вдруг упадут, есть испытанный прием — корректировка курса рубля. 

Итак, мы имеем несколько вариантов ответа на вопрос, почему правительство предпочитает сберегать сверхдоходы, жертвуя экономическим ростом и интересами населения. Первый: власти держат «заначку» на случай мирового кризиса и ужесточения санкций. Второй: осознавая всю степень неэффективности госрасходов, Минфин не намерен раскошеливаться направо и налево. Третий: полная неопределенность с инфраструктурными проектами, в которые можно инвестировать свободные остатки ФНБ. Кстати, созданный 1 февраля 2008 года Фонд национального благосостояния изначально задумывался как часть механизма пенсионного обеспечения граждан. Но сегодня эта цель никак не отражается в реальных шагах по размещению средств ФНБ. Да и в 2008–2009 годах немалая их часть была потрачена на антикризисную помощь банкам, другая же инвестирована в модернизацию Транссиба и БАМа, в строительство атомной станции в Финляндии. А в 2013-м ФНБ стал заложником большой геополитической игры: резервы ушли на покупку украинских еврооблигаций на сумму $3 млрд. 

Как бы то ни было, рядовые граждане отрезаны от всей этой потаенной финансовой деятельности, протекающей во властных коридорах. Речь не только о том, что государство распоряжается доходами, как скупой дядюшка Скрудж. Речь не только о недоработках отдельных ведомств, которых глава Счетной палаты Алексей Кудрин вполне справедливо винит в нерасторопности. Если уходить от частностей и выводить дискуссию на иной уровень, то уместно упомянуть концептуальное пояснение доктора экономических наук Владислава Иноземцева: Российское государство не делится с населением деньгами просто потому, что такова его природа. В таком «коммерческом», по определению эксперта, государстве утвердились самые примитивные способы перераспределения ресурсов, включая природную ренту. В нем фактически убито низовое частное предпринимательство, способное подхлестывать рост ВВП. Оно плодит проекты, основная цель которых — присвоение «особо приближенными» лицами львиной доли выделяемых из бюджета средств. А когда у него интересуются, куда уходят деньги миллионов налогоплательщиков, оно либо отмалчивается, либо отвечает в духе вора-карманника Кирпича из киноленты «Место встречи изменить нельзя»: «Кошелек, кошелек, какой кошелек? Нет у вас методов против Кости Сапрыкина!»



Source link

Рубрики
Политика

Жириновский: у украинцев нет желания иметь свое государство



По мнению лидера Либерально-демократической партии России Владимира Жириновского, украинцы не желают иметь свое государство. В частности, он обратил внимание на то, что за 28 лет независимости Украина потеряла почти половину населения.

В своем телеграм-канале Жириновский напомнил, что в СССР после Великой Отечественной войны численность населения быстро достигла довоенных показателей. Он объясняет это тем, что тогда люди хотели жить, несмотря на все проблемы.

«А Украина в мирное время за 28 лет независимости почти половину населения потеряла: было 50 млн, а стало 30. Сами украинцы не хотят Украины!» – подчеркнул Жириновский.



Source link

Рубрики
Политика

Турция обвинила Францию и Израиль в попытке создать курдское государство


Франция и Израиль пытаются создать на Ближнем Востоке курдское государство, заявил агентству Anadolu глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу.

Министр подчеркнул, что ни Париж, ни Тель-Авив еще не попытались опровергнуть данную информацию.

Ранее Турция провела на севере Сирии операцию «Источник мира», направленную против курдских отрядов самообороны. Курды являются национальным меньшинством в Турции, Сирии, Ираке и Иране.



Source link

Рубрики
Экономика

Государство выделит 500 млрд рублей на переселение из аварийного жилья



На расселение около 10,5 млн квадратных метров аварийного жилого фонда в России планируется выделить около 500 млрд рублей. Об этом сообщил вице-премьер РФ Виталий Мутко в эфире «Первого канала» 29 октября.«Мы до 2024 года должны расселить около 10,5 млн квадратных метров аварийного жилья, которое признано таковым до 1 января 2017 года», — рассказал он.



Source link

Рубрики
Больше Культура

«Семья — это маленькое государство»: 160 лет драме Островского «Гроза»


Перед «Грозой»

Созданию пьесы предшествовало путешествие Островского по Волге. В турне драматург отправился под патронатом морского министерства, которое организовало этнографическую экспедицию, чтобы изучить нравы и обычаи коренных жителей этих мест. Вот и гадают с тех пор, какой же город послужил прототипом мифического Калинова — заброшенного, унылого, с дикими порядками и невежественными обитателями. Называли Торжок, Тверь, а все чаще Кострому, откуда, по одной из версий, Островский и взял сюжет своего шедевра.

Уж больно схожи судьбы Катерины и Александры Клыковой — юной девушки, оставившей дом и бросившейся в Волгу. А все потому, что свекровь изводила ее, а муж никак тому не препятствовал. Наконец, приглянувшийся несчастной почтовый служащий покинул ее. Что тут делать? Только в омут. Впрочем, уже в двадцатом веке вскрылось, что трагедия Клыковой произошла месяцем позже триумфальной премьеры «Грозы».

«Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба», — восклицает персонаж пьесы Кулигин.

Не хочется верить, что слова его очень современны, во многом своей актуальности они не потеряли. Характерно, что жалобы эти обращены к европейски образованному Борису, для которого тамошняя действительность не является особым откровением, его больше волнует гонорар, обещанный дядей с говорящей фамилией Дикой. Чувства к Катерине отходят на второй план, и понять ее душевные страдания герой при всем своем благородстве не в силах.

Быть может, и сам Островский осознавал, что так до конца и не постиг истинные переживания возлюбленной, актрисы Любови Косицкой. Именно она, по утвердившейся версии, и стала настоящим прообразом Катерины и, надо думать, многих других героинь его пьес. Ведь несчастная девушка из города Калинова очень похожа на служительницу Мельпомены. В ней причудливо сочетаются тяга к языческой свободе, воплощенная в особом восприятии природы, слиться с которой она отчаянно стремится, чувствуя себя птицей в клетке, и в то же время невероятная покорность и смирение, благоговение перед детскими воспоминаниями, когда с матерью они посещали церковь. В этой противоречивости и двойственности, так свойственной актерской профессии, и состоит предопределенность будущей трагедии Катерины. Как тут не процитировать стихотворение Бориса Пастернака «Гамлет»: «Но продуман распорядок действий. /И неотвратим конец пути. /Я один, все тонет в фарисействе./ Жизнь прожить — не поле перейти».

Интересно, что решение героини Островского свести счеты с жизнью вызвало настоящий скандал среди прогрессивных критиков. Два наиболее модных в ту пору журнальных трибуна — Николай Добролюбов и Дмитрий Писарев — совсем по-разному оценили поступок Катерины. Добролюбов назвал ее «лучом света в темном царстве», утверждая в своей одноименной рецензии, что пойти на самоубийство девушку заставило нежелание мириться с окружающим самодурством. «Она не хочет пользоваться жалким прозябаньем, которое ей дают в обмен за ее живую душу», — пишет Добролюбов. Его коллега из демократического лагеря Писарев придерживался прямо противоположной точки зрения и видел в Катерине слабую натуру, вполне заурядную и мало чем отличную от того невежественного мира, в котором она существует. В итоге героиня «разрубает затянувшиеся узлы самым глупым средством, самоубийством, да еще таким самоубийством, которое является совершенно неожиданно для нее самой», — заключает Писарев, иронически именуя Катерину «русской Офелией». Тем самым намекая на вторичность этого образа по отношению к шекспировской героине, а следовательно, и на посредственность самой драмы Островского.

К счастью, точку зрения Писарева разделяли немногие. Тому свидетельство крайне лестные отзывы о «Грозе» великого русского писателя Ивана Гончарова. Автор «Обломова» выступил цензором пьесы и с радостью пропустил ее в печать, отметив, что «подобного произведения, как драмы, в нашей литературе не было». Гончаров видел в пьесе выразительные характеры и поразительную смелость их воплощения. «Увлечение нервной, страстной женщины и борьба с долгом, падение, раскаяние и тяжкое искупление вины — все это исполнено живейшего драматического интереса и введено с необычайным искусством и знанием сердца», — восхищался писатель.

Портрет А.Н.Островского. Василий Перов. 1871 год.

«Все лучшие произведения мои писаны мною для какого-нибудь сильного таланта и под влиянием этого таланта»

«Гроза» получила восторженные отзывы критиков, особо отметивших игру Любови Никулиной-Косицкой, исполнившей роль Катерины. Однако мало кто знает, что роль эту ей подарил сам Островский. Драматург был влюблен в талантливую актрису, а она отвечала ему взаимностью.

Судьба Любови Косицкой была немногим радужнее участи ее героини. Будущая актриса родилась в семье крепостных крестьян и юность провела в Нижегородской губернии. Первые годы жизни запомнились ей нескончаемым насилием, которое учинял барин. Вырваться из оков рабства помог театр. Большой любительницей этого искусства была купчиха Долганова, горничной у которой и служила будущая актриса, принимая участие во многих домашних спектаклях. Тогда ее семья только выкупилась на волю. Правда, сначала Люба пробовала себя как оперная певица и, надо сказать, делала в этом направлении большие успехи, покоряя своим проникновенным и выразительным голосом. Однако Косицкая получила предложение учиться именно в театральной школе. По ее окончании она попала в Малый театр. Здесь и взошла звезда этой удивительной актрисы, не очароваться талантом которой просто не мог такой ценитель красоты, как Александр Островский. Очарование оказалось настолько сильным, что когда актриса написала драматургу трогательное письмо, где жаловалась на отсутствие достойных ролей и просила его написать для нее пьесу, то Островский вскоре начал работать над своей самой знаменитой драмой «Гроза».

К тому моменту и драматург, и актриса были несвободны. Косицкая вышла замуж за коллегу по сцене Никулина, а Александр Николаевич состоял в гражданском браке с мещанкой Агафьей Ивановной. Впрочем, семейное положение никак не влияло на нежные чувства, которые пара питала друг к другу. «Гроза» стала отнюдь не первым спектаклем по произведению Островского, в котором играла Любовь Павловна. Все началось с комедии «Не в свои сани не садись». Ее премьера в 1853 году стала настоящим событием в театральной жизни Москвы. Роль Дуни Русаковой, милой и наивной девушки, безумно полюбившей благородного офицера, но горько разочаровавшейся в своем выборе и вернувшейся к простому купцу Ване Бородкину, как нельзя лучше подходила Косицкой. Ее так и воспринимали: принципиальной, сильной, но при этом страстно увлекающейся натурой.

Роман с Островским вспыхнул после постановки другой его комедии — «Бедность не порок». В ней актриса исполнила роль молодой вдовы Анны Ивановны. Драматург уже не мог скрывать эмоций и даже сватался к ней, но, в отличие от своей героини, Косицкая вдовой не была и от мужа, пусть и не самого лучшего, уходить не пожелала. Да и Островский остался формально верен скромной и домашней Агафье. Однако просто разорвать отношения они не могли, хоть и понимали, что тайный союз неминуемо закончится грозою. Любовь Павловна, слава богу, в Волгу не бросилась, но судьба отмерила ей всего сорок один год. В жизни Островского, напротив, наступит тихая семейная радость. Через год после кончины Косицкой он обвенчается с Марией Бахметьевой, которая родит ему шестерых детей.

Любовь Косицкая.

Евгения Крегжде: «Мне нравится, как Островский не щадит своих персонажей»

За сто шестьдесят лет примерить на себя роль Катерины решалось множество выдающихся актрис: от Веры Пашенной до Чулпан Хаматовой. Одним из самых ярких воплощений главной героини Островского стала Евгения Крегжде, исполнившая жертву «темного царства» на сцене театра Вахтангова. Постановка Уланбека Баялиева «Гроза», премьера которой состоялась в 2016 году, получила благосклонные отзывы критиков, особо отметивших оригинальность режиссерского подхода и переосмысление привычных трактовок персонажей драмы.

«Безусловная удача молодого режиссера состоит в том, что драму Островского он не свел к конфликту поколений или к одному любовному треугольнику. У Уланбека Баялиева в центре внимания не только он и работающий на него ансамбль, а каждый персонаж выписан, имеет свой характер, и как результат — мощное полотно, где у каждого своя драма, сложенная в общую, — писала наша газета об этой постановке «Грозы», добавляя: — Замечательная игра Евгении Крегжде: никакой обреченности в ее героине — напротив, красота и легкость, даже борьба между желанием и грехом не подчеркнута излишним трагизмом».

Евгения Крегжде. Фото: vakhtangov.ru

Как же сохранить такую утонченность, когда одолевают и мучают внутренние переживания? О том, как сама Евгения Крегжде воспринимает свою героиню, она рассказала корреспонденту «МК».

— Насколько сложно сегодня играть Катерину?

— Сложнее, пожалуй, играть Татьяну в Онегине, потому что ее финальный монолог звучит сегодня как анахронизм или мечта о былом, уже недостижимом. Катерина, на мой взгляд, ближе, ощутимее для нынешнего человека. Она совершает ошибки, поступается семейными ценностями, и вообще, эту пьесу можно было бы счесть за бытовую драму, если бы не личность самой Катерины, ее способность ставить перед собой по сути гамлетовский вопрос: «Быть или не быть?..» Что первичней: инстинктивная любовь или совесть?

— Отношение к образу Катерины у критиков было разное: Добролюбов видел в ней «луч света в темном царстве», а Писарев — слабую и посредственную натуру. А какая Катерина для Вас?

— Правда всегда где-то посередине. Моя работа заключается в исследовании жизни человеческого духа, поэтому в первую очередь я искала человека, способного чувствовать, осознавать то, что с ним происходит, принимать решения и, что немаловажно, нести ответственность за свои поступки. Я не защищала ее и не осуждала, предпочитаю быть Вергилием, идти рядом и позволять герою быть собой, поэтому Катерина мечется, врет самой себе, испытывает наслаждение от этого, ненавидит себя за это, задается вопросами о совести, отдается чувствам, страданиям, самому движению жизни. Она существует в моменте. Она честна в этом. Именно поэтому она становится доступной зрителю. Каждый в зале сталкивался с проблематикой, которую решает для себя Катя.

— Кажется, что времена «темного царства» прошли, но «Грозу» продолжают ставить. В чем причина?

— Да? Как интересно! А они прошли? Мне кажется, эти времена цветут и пахнут и именно в этом главная причина живучести этой пьесы. Меняются правители, религии, отменяется рабство, совершаются революции — все это числительное, знаменатель же остается неизменным: как не было, так и нет уважения к конкретному человеку, к его жизни. Ну и потом, не стоит забывать, что семья — это маленькое государство, мини-модель того, что происходит в стране.

— Какую главную задачу поставил перед вами режиссер спектакля?

— Ответить на вопрос, что такое свобода. Где она живет? Когда заканчивается? Она вообще есть? В своих исканиях, как ни странно, я постоянно обращалась к Раскольникову: «Тварь ли я дрожащая или право имею?» Катерина совершает самоубийство в конце, церковь осуждает подобное, называя грехом. Мне же кажется, что этот поступок говорит об осознанном, свободном выборе человека. В противном случае она стала бы второй Кабанихой — уверена, она понимала это. А вообще, в этой пьесе есть персонаж — предтеча образов Достоевского, и это Тихон. Всегда, слушая его финальный монолог, поражаюсь этому.

— Что для вас самое ценное в драматургии Островского?

— Мне нравится, как он не щадит своих персонажей. Провоцирует их идти до конца в своих желаниях, исканиях, потребностях, будь то любовь или деньги. Сам же, иронично улыбаясь, посматривает за происходящим из-за угла… Иногда плачет, наверное, но с какой-то светлой тоской, любя человека за его стремления, пусть и ошибочные.

Борис Любимов. Фото: teatrkachalov.ru

Борис Любимов: «Островский неизживаем с русской сцены»

Смело можно утверждать, что именно после «Грозы» за драматургом навсегда закрепилось звание отца национального театра, который тот же Гончаров назвал «театром Островского». Всего же Островский написал почти пятьдесят пьес, подавляющее большинство которых свой сценический путь начинали с Малого театра, а позже игрались по всей стране, да и по всему миру. О самых знаковых постановках Островского и о феномене этого драматурга корреспонденту «МК» рассказал ректор Щепкинского училища, историк театра Борис Любимов.  

— Мы сейчас находимся в Щепкинском училище. Островский ведь здесь разрабатывал программу обучения будущих артистов?

— Я вам больше скажу. В последние годы жизни он был фактически главой всех московских императорских театров, и его кабинет находился в этом здании, где-то наискосок от моего нынешнего.

— Тут же рядом Малый театр, в котором Островский впервые поставил почти все свои пьесы. Как у них сложилась такая любовь?

— Когда творил Островский, была монополия императорских театров. В Москве существовал один драматический театр — Малый, а в Петербурге — Александринский. Может быть, если бы указ об отмене этой монополии, который издал Александр III, вышел раньше, то существовала бы конкуренция. Хотя в самые последние годы драматург застал открытие театра Корша. С другой стороны, Островский, быть может, впервые в истории русской литературы стал не просто великим драматургом, но и великим писателем…

— А как же Грибоедов, Пушкин, Лермонтов, Гоголь — они ведь тоже пьесы писали?

— Конечно, но они не становились фактом истории театра, или это происходило уже после смерти их авторов. Как в случае с «Маскарадом» Лермонтова, пушкинскими пьесами или комедией Грибоедова «Горе от ума», публикацию которой он так и не увидел. Хотя, безусловно, именно это произведение стало первым явлением в истории русской литературы и драматургии, потом гоголевский «Ревизор». Но если есть одна или две пьесы, это еще не формирует труппу, репертуар. Посмотрите афишу Малого и Александринского театров 1830-х годов. Кроме «Горе от ума» и «Ревизора» идут переводные пьесы великого Шекспира, Мольера, Бомарше, а все остальное — посредственная репертуарная драматургия. Нужен был свой Шекспир и Мольер, драматург, у которого есть сорок пьес, формирующих сознание актеров.

— Островский был именно таким автором?

— Безусловно. Он пишет для актеров своего времени, в которых влюбляется, и конечно, для своего зрителя, людей, живших в конце 1840-х — 1880-х годах девятнадцатого столетия. Островский не видит Кавказ, Сибирь, но знает хорошо Москву, Петербург и среднюю Россию, которую и изображает. Островский обладал невероятным сценическим даром, вот почему даже после его пьесы никуда не ушли. Наступает двадцатый век, и оказывается, что и художественному театру Станиславского и режиссерскому театру Мейерхольда нужны и «Снегурочка», и «На всякого мудреца довольно простоты», и «Гроза» — один из самых интересных спектаклей Мейерхольда, поставленный перед самой Февральской революцией. В 1924 году он же делает одну из своих самых экстравагантных постановок «Лес», а Станиславский, возможно, в полемике с ним, ставит в 1926 году спектакль «Горячее сердце».

Спектакль «Лес». Из фондов театрального музея имени Бахрушина.

— Такая своеобразная борьба двух великих режиссеров за «своего» Островского?

— В каком-то смысле. В постановке «Грозы» Мейерхольд идет не от идеи Добролюбова о «луче света в темном царстве», а вместе с художником Головиным создает такую красоту жизни в приволжском городе, что возникает вопрос: как можно в этой красоте так ужасно жить? Здесь акцент делается не на «темном царстве», а на «луче света», который по божественному промыслу создан. Это сделано ненавязчиво, не поперек текста Островского, а изнутри. В то же время «Лес» Мейерхольду нужен был, чтобы не только поднять на дыбы все традиции русского театра, но и осмеять помещиков и духовенство, которое не присутствует в пьесе Островского, но режиссеру хотелось немножко покощунствовать в середине 1920-х. Станиславскому же в «Горячем сердце» важнее, с одной стороны, показать красоту горячих сердец, которые бьются в пьесе, а с другой — представить такую масленичную, праздничную Русь, в духе карнавальности Рабле. Заложено ли это в пьесе Островского? Безусловно. Но то, что это было поднято до таких масштабов, — идея Станиславского. Таким образом, оказалось, что Мейерхольду нужен «Лес», чтобы оттолкнуться от прошлого страны, от прошлого театра; а Станиславский желает протянуть руку сегодняшнему времени через Островского.

— Вообще, в ХХ веке Островский чуть ли не самый востребованный драматург на русской сцене.

— Островский неизживаем с русской сцены, какое бы ни было время. В самом начале 1950-х годов, когда заканчивается сталинская эпоха, ее рубежом становится спектакль мейерхольдовца Николая Павловича Охлопкова «Гроза». Не могу забыть, как молодая тогда актриса Евгения Козырева бежала по сцене перед трагическим финалом. Позже Островский отходит несколько на второй план. Новые театры и режиссеры его не жалуют. Ефремов, по-моему, ни разу не поставил Островского, Эфрос тоже. В «Современнике» очень долго не играли «Грозу» до современного спектакля с Чулпан Хаматовой. Однако Товстоногову Островский нужен, Любимов создает «Бенефис», а Марк Захаров в самый разгар перестройки ставит пьесу «Мудрец». Когда же случается очередная революция 1990-х годов и Малый театр отмечает 170-летие Островского, Фоменко в 1993 году ставит «Волки и овцы», а потом в Театре Вахтангова идет «Без вины виноватые» с Юлией Борисовой, Юрием Яковлевым, Людмилой Максаковой, Евгением Князевым, Вячеславом Шалевичем. Это один из его шедевров. Приходит следующее поколение, и Сергей Женовач, когда он еще работал худруком Театра на Малой Бронной, ставит «Пучину» и «Правда хорошо, а счастье лучше» в Малом театре, который идет уже семнадцатый год. Этот спектакль получил государственные премии, «Золотую маску».

Елена Яковлева и Чулпан Хаматова. «Гроза» («Современник»). Фото: sovremennik.ru

— Чем же так притягателен Островский?

— Мне кажется, что своими разными гранями Островский обращается к каждой эпохе и поколению. В его драматургии, конечно, заметно отношение к героям и видно, кто негодяй, а кто хороший человек, но у него есть не то чтобы сочувствие к плохим людям, но он показывает их объем. Можем ли мы сказать, что в «Горячем сердце» Градобоев заведомо негодяй и мерзавец? Он смеется над Матреной и Наркисом, но Островский дает такой образ, в котором актерам не тесно. Он был чрезвычайно актерским и режиссерским драматургом, не зная, что такое режиссура в понимании последних ста лет, и очень зрительским, открытым ко всем возрастам. Кроме того, Островский обладал уникальным чутьем. Возьмите хотя бы его пьесу «Бешеные деньги».

— Ее же великолепно поставил Андрей Миронов в Театре сатиры?

— А до этого еще был спектакль Леонида Варпаховского по этой комедии в Малом театре. «Бешеные деньги» — пьеса, которая передается из поколения в поколение. Постановка же Андрея Миронова 1981 года идет до сих пор! Понимаете, когда мы смотрели «Бешеные деньги» в конце 1960-х — в начале 1980-х годов, бешеных денег не было ни у кого. Мы понимали это так же абстрактно, как воспринимаем страсти шекспировских героев или Эдипа и Антигоны. Да и Островский только предчувствовал наступление капитализма в России, который развился в конце XIX — начале XX века, а пьеса живет во многих театрах.

— Однако трактовки драм и комедий Островского постоянно меняются.

— Так было не всегда. При жизни и еще через несколько лет после смерти Островского людям не приходилось думать о какой-либо трактовке его пьес, потому что вокруг были те же самые Телятьевы, Глумовы и так далее. Восприятие образов шло от актеров, а они знали всех этих персонажей. Не было нужды что-либо присочинять. Изменение трактовок пьес Островского началось с приходом в театр режиссера — человека, который интерпретирует не отдельную роль, а пьесу в целом. Композиция целого идет уже не от отдельных индивидуальностей — а раньше было именно так, гениальный оркестр без дирижера, — а от замысла режиссера, который меняет какие-то акценты. Например, я вспоминаю, быть может, не очень удачный спектакль Любимова «Бенефис», который состоял из разных произведений Островского. В том числе из «Грозы». Алла Демидова замечательно играла нетипичную Кабаниху — умную, тонкую, строгую, и поди с ней поспорь, у нее своя правда, своя логика. Я наблюдал, как Женовач репетировал «Правда хорошо, а счастье лучше», и для него важно было показать праздничность, яблочность, карнавальность. В нем билась тогда эта стихия.

— Вы упомянули, что раньше как такового режиссера в театре не было; а насколько сам Островский участвовал в постановке своих пьес?

— Еще как участвовал! Островский общался с актерами и давал им советы, вплоть до того, из какой кулисы выходить. Тем более когда его авторитет вырос до степени первого драматурга своего времени и ежегодного поставщика двух-трех пьес для театров Москвы и Петербурга. Ведь он лучше знает своих героев, он даже видит, как они одеты, когда сочиняет. Больше всего Островскому было важно совпадение его замысла с воплощенными характерами персонажей. Иногда он даже принимал участие в распределении пьес. Например, протежировал актера Бурдина и старался его везде протолкнуть, хотя актер был не Бог весть какого дарования.

— Известно ведь, что у него даже был роман с актрисой Никулиной-Косицкой, которая играла Катерину в первой постановке «Грозы», но она тогда не решилась покинуть мужа…

— Не забывайте, что «Гроза» написана в 1859 году, почти за двадцать лет до «Анны Карениной», и уход от венчанного мужа — это серьезное событие вплоть до начала двадцатого века. Островский же был человеком устоев.

Любовь Косицкая с артистами Малого театра. 1863.

— Иной раз кажется, что драматург изображает себя в образе Бориса. Такого европейски образованного человека, который выглядит чужим в этом захолустном волжском городке. Фантазирую?

— Островский был достаточно замкнутым человеком. Можно сравнить переписку Островского с перепиской Достоевского. У последнего там можно найти любовные истории и переживания, связанные со смертью детей, финансовые трудности. Островский в письмах очень закрыт. В нем не было исповедальности. Так что сказать, что Островский — это Борис, думаю, нельзя. В отличие от Достоевского и Толстого, в чьих героях можно угадать черты их родственников и отчасти самих авторов, Островский в этом смысле более объективен. Однако он не холоден, а глубоко понимает страсти и характер других людей, и сам не чужд этим страстям, но себя нараспашку не открывает.

— А какая пьеса Островского, на ваш взгляд, недостаточно оценена театральными режиссерами?

— Знаете, я бы очень хотел, чтобы на сцену вернулась, быть может, не лучшая пьеса Островского «Комик семнадцатого столетия». Дело в том, что ее он написал в 1872 году специально к двухсотлетнему юбилею первого в России спектакля, который прошел 27 октября 1672 года в царствование царя Алексея Михайловича и в год рождения Петра I, то есть задолго до появления театра Федора Волкова. Мы обычно любим удлинять историю театра, а сейчас почему-то укорачиваем. Так что почему бы Москве в 2022 году не отметить триста пятьдесят лет первого спектакля в России, а какому-нибудь театру не поставить пьесу «Комик семнадцатого столетия», начисто забытую.



Source link

Рубрики
Экономика

Вернуть по гарантии: государство будет страховать добровольные пенсии | Статьи


Негосударственные пенсионные накопления граждан в пределах 1,4 млн рублей застрахует государство. Национальный расчетный депозитарий (НРД) будет администрировать и контролировать денежные потоки в рамках гарантированного пенсионного продукта. Отдачу от этих длинных денег государство рассчитывает получить уже через два года — это необходимо для того, чтобы обеспечить рост ВВП на 3% в 2021–2022 годах, рассказал «Известиям» участник совещания в Минэке, на котором это обсуждалось. Однако добровольные накопления на старость пока не очень популярны среди населения, констатировали эксперты.

Для добровольцев

Национальный расчетный депозитарий планируют сделать оператором негосударственного пенсионного обеспечения (НПО). А государство застрахует добровольные накопления будущих пенсионеров в пределах 1,4 млн рублей, рассказал председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков. Государство планирует защитить, как сами накопления, так и заработанный по ним инвестиционный доход. НРД также будет контролировать средства в рамках гарантированного пенсионного продукта (появился на замену концепции ИПК).

НРД воздержался от комментария, отметив, что сможет это делать только после принятия соответствующего закона.

«Длинные» пенсионные деньги должны будут стать одним из способов повысить экономический рост на рубеже 2021–2022 годов. Такой план закладывает в свой прогноз Минэкономразвития, рассказал «Известиям» участник совещания в ведомстве, на котором обсуждался этот вопрос. В пресс-службе МЭР оперативно не ответили на вопрос «Известий», так ли это.

Справка «Известий»

НПО — это средства, которые граждане копят на старость добровольно.

Они регулярно отчисляют в негосударственный пенсионный фонд определенную сумму, которую он инвестирует в финансовые инструменты. Когда клиент достигает пенсионного возраста (в этой системе он установлен по старым правилам — 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин), НПФ начинает выплачивать ему доход равными долями. Участие в НПО предполагает получение налогового вычета.

Центральный оператор в НПО очень нужен, — говорит вице-президент блока доверительного управления ВЭБ.РФ Александр Попов. — За 40 лет трудового стажа человек может сменить пять-шесть мест работы, и, если везде были пенсионные программы, софинансируемые работодателем, ему потом придется вспоминать, какой НПФ у него был много лет назад.

По словам Александра Попова, центральный оператор будет знать всю историю пенсионных накоплений, независимо от того, сколько раз человек менял НПФ или работу.

Аналоги НПО распространены в западных странах, где действует индивидуально-накопительная пенсионная система. Там у каждого работника есть специальный счет, куда перечисляются накопления, и, когда человек выходит на пенсию, он их тратит. В России система накопительно-распределительная — взносы работающих граждан идут на выплаты действующим пенсионерам.

Сейчас человек не может выбрать в НПФ стратегию инвестирования, однако уже есть предложения и наработки по некой индивидуализации управления этими средствами, рассказал Александр Попов. По его словам, это нормальный ход событий, когда клиент приходит и НПФ предлагает ему три-четыре стратегии инвестирования.

— Если вы только начинаете работать и у вас впереди 40 лет трудового стажа, то в первые 10–15 лет можно более рискованную стратегию применять с вероятностью большего дохода, — считает Александр Попов.

Как-то не хочется

Сейчас денежные средства в НПО защищены, хотя и не полностью, напомнил независимый пенсионный консультант Сергей Звенигородский. НПФ должен иметь лицензию Банка России, а также определённый уровень активов, объяснил он, а средства граждан инвестируются по декларации, подписанной регулятором. В случае банкротства фонда из-за неправомерных действий (кражи денег, например) или рисковых вложений он отвечает перед кредиторами всеми своими средствами, сказал Сергей Звенигородский, если же их не хватает, то солидарно ответственным с фондом становится депозитарий, с которым работает НПФ.

1,4 млн для пенсионных накоплений — небольшая сумма, но с чего-то надо начинать, считает инвестиционный стратег «БКС Премьер» Светлана Кордо.

Заключать договоры в рамках негосударственных пенсий и платить по ним взносы можно не только в свою пользу, но и в пользу жены или мужа, родителей и детей-инвалидов, рассказал аналитик «Финама» Алексей Коренев. Чтобы не ошибиться в выборе НПФ, он посоветовал проверить, участвует ли фонд в системе гарантирования прав застрахованных лиц, оценить его рейтинги, выяснить, как долго организация работает на рынке и сколько у неё клиентов, а также каковы доходность и качество сервиса.

По последним данным Банка России, на негосударственную пенсию копят 6,2 млн граждан, многие из них делают это при помощи работодателя. Регулятор уже давно говорит о необходимости реформы сектора НПО, чтобы стимулировать население копить средства на старость, вкладывая их в пенсионные продукты, но пока большого успеха нет. Однако скоро ВЭБ.РФ купит долю в НПФ «Благосостояние», который будет призван стать крупным игроком в системе негосударственного пенсионного обеспечения.

Есть разные возможности для накоплений на пенсию в других форматах — от банковских продуктов до хранения денег наличными в валюте или рублях, объяснила старший аналитик «Альпари» Анна Бодрова, поэтому по собственному желанию население вряд ли будет пользоваться НПО.

В сентябре ВЭБ запустил портал «Всё о накопительной пенсии» с ответами на распространенные вопросы будущих пенсионеров, рассказал Александр Попов. В том числе, на сайте можно узнать, как определить сумму накоплений, возможные потери при досрочной смене страховщика и т.д.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ



Source link