Рубрики
Общество

Русский ниндзя: саранский полицейский героически спас младенца от пьяного отца-изувера



Невыдуманный рассказ о Василии, который «просто делал свою работу»

Трагедия едва не разыгралась в Саранске, в доме № 64 по улице Севастопольской. Имя героя – Василий Мартынов. Ему – 26 лет. Он — участковый уполномоченный отдела полиции №1 УМВД РФ по ГО Саранск.

О молодом сотруднике органов внутренних дел «МК» рассказали его друзья и сослуживцы.

— Василий – это скала, он – очень надежный, спокойный, выдержанный, — говорит его одноклассник Игорь Сятькин. – Вася – человек слова, если он что – то пообещает – обязательно сделает. Ему в любой момент можно позвонить, и он придет на помощь.

Друзья отмечают его скромность. Василий никогда не стремился быть в центре внимания. А в школьных мероприятиях участвовал, чтобы поддержать друзей.

— Василий никогда себя не выпячивал, задашь ему вопрос, он ответит, но сам никогда не хвастался. Еще он большой умница. Вася отлично учился, закончил школу с серебряной медалью, — говорит Игорь. – Он вообще очень разносторонний человек. Очень спортивный. Долгое время профессионально занимался футболом. Мы и сейчас собираемся на стадионе, играем в футбол. Вася находится в отличной спортивной форме.

Срочную службу Василий Мартынов проходил в Таджикистане.

-Мы из призыва 2011-2012-го, после учебки поехали служить на 201 военную базу в Душанбе, в батальон материально-технического обеспечения, — говорит сослуживец Василия – Михаил. – Вася — очень хороший друг: веселый, искренний, прямой. Он очень ответственный, с развитым чувством долга.

Хорошими словами вспоминает Василия и заместитель командира взвода.

-Василий, как и многие другие, добровольно попал служить в Таджикистан. Это был очень надежный парень, отличный спортсмен, постоянно выступал от нашей военной базы на различных соревнованиях.

Друзья рассказывают, что Василий долго себя искал. И после армии поступил в филиал Национального исследовательского мордовского государственного университета имени Огарёва – Институт механики и энергетики.

Но, получив высшее образование, решил, что его место – в силовых структурах.

-Василий – он по своей сути спасатель, — говорит его друг Олег. – Он еще с детства всех выручал, мирил, приходил на помощь. Поэтому никто из нас не удивился, что он пошел работать в полицию, тем более «на передовую» — участковым. Вася – на своем месте.

О том, что Василий Мартынов спас грудного ребенка, его друзья узнали из телевизионных сюжетов и из соцсетей.

-Мне ролик прислали знакомые, — говорит Игорь. – Василий – герой, хотя сам себя таковым не считает. Говорит, что просто сделал свою работу.

В соцсетях лейтенанту полиции и его коллегам многие говорят: «Спасибо!», желают здоровья и благополучия. Помогали Василию обезвредить обезумевшего отца — дебошира – старший сержант, полицейский-водитель Виктор Ковальчук и заместитель начальника службы пожаротушения ГУ МЧС по Республике Мордовия, подполковник Руслан Алукаев, которые следом за коллегой проникли в квартиру через соседний балкон.



Source link

Рубрики
Технология

В Госдуме рассказали, как министр науки героически борется с информационным стриптизом



Неформальное сообщество академиков возмутил приказ Миннауки об иностранных ученых

«Этот документ отсылает к худшим традициям советского прошлого и противоречит духу научного творчества и самой сути современной фундаментальной науки…», — говорится в открытом письме «О Неадекватности МНВО», опубликованном на сайте неформального сообщества академиков и членов-корреспондентов Российской академии наук в среду.

В письме говорится, что данный приказ является непростительной ошибкой и выражается надежда, что министр, подписавший его (речь идет о Михаиле Котюкове), понимает это.

Иное мнение высказали в Госдуме. Не отменить, а подкорректировать приказ Котюкова, дополнив его делением институтов на особые группы, в отношении которых должны применяться различные режимы контроля за взаимодействием с иностранными учеными, предложил первый заместитель председателя комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Владимир Гутенев.

– Данный приказ — это поиск баланса между бездумным информационным стриптизом и благодушием, в котором мы пребывали много лет, и уходом в конспирологические теории заговоров, заставляющие видеть шпиона в каждом иностранце, — сказал в интервью «МК» парламентарий. — Подход к этому «снаряду» (принятию решения о регламентации правил общения с иностранными учеными) откладывался много лет. Было понятно, что в очень непростой интеллектуальной среде он обязательно вызовет отрицательный резонанс. Но Михаил Михайлович (Котюков) является очень эффективным исполнителем задач, которые стоят перед министерством, а раньше стояли перед ФАНО.

Гутенев добавил, что отдельные цитаты приказа вызывают скепсис и у него: «не думаю, что их можно выполнить». Но выстраивание разумного процесса общения с зарубежными учеными все же необходимо.

– Вряд ли закон должен касаться взаимоотношений между юристами или политологами, — говорит Гутенев. — Речь идет о тех ученых, которые, к примеру, работают над созданием искусственного интеллекта, цифровых технологий или в узких дисциплинарных моментах, имеющих значения для инновационных, высокомаржинальных продуктов. Порой под восхищенные взгляды зарубежных коллег, восклицающих: «Неужели вы это сделали?! Это невозможно!» наш не всегда трезвый профессор начинает доказывать, как именно он совершил открытие… Это тот случай, когда глупость хуже предательства.

По мнению зампредседателя думского комитета, правильней было бы ввести разные категории режима взаимодействия с зарубежными учеными для разных областей знания.

– К примеру, можно разделить их на 3-4 категории, — говорит Гутенев. — Гуманитарные науки не ограничивать никак. Естественно-научному блоку, который занимается фундаментальными исследованиями, предложить делать, скажем, ежеквартальные отчеты о состоявшихся контактах. Это может быть простое информирование о том, какие темы обсуждаются, какие вопросы интересуют их западных коллег. Ведь это, помимо необходимой бдительности и охраны нашей интеллектуальной собственности, поможет понять и то, по какому вектору развивается западная наука.

Третий уровень я бы ввел для тех структур, которые занимаются прикладными исследованиями, где может быть высокая степень коммерциализации. И четвертый — для институтов с высоким уровнем секретности. То, что сейчас написано в приказе, для четвертого уровня не достаточно, для третьего — больше чем нужно, а для первого и второго не нужно вообще.



Source link