Рубрики
Больше Культура

Музей «Гараж» откроет новый выставочный сезон «Секретиками» — Российская газета



Музей современного искусства «Гараж» объявил планы на 2020 год. Уже совсем скоро москвичей ждет первая выставка нового сезона — «Секретики: копание в советском андерграунде. 1966-1985». Откроется она 11 декабря.

В основе «Секретиков» — архивная коллекция музея, с помощью которой куратор проекта Каспарс Ванагс (Рига) предлагает гостям исследовать человеческую склонность к тайнам и различным формам засекречивания. Работы художников будут перекликаться с идеями мыслителей, активистов неподцензурной советской литературы. Выставка продлится до 24 мая 2020 года, сообщает пресс-служба музея.

А в январе в «Гараже» стартует очередной «Арт-эксперимент» — на этот раз десятый, юбилейный. Проект будет посвящен поэтическим и магическим свойствам запахов. Посетить парфюмерный мастер-класс, составить целительный цветочный букет и даже получить «портрет» своего запаха — эти и прочие интерактивы будут доступны всем желающим.

Тему потребления обыграет выставка «Прохожий», а еще любителей искусства ждут экспозиция польской художницы Моники Сосновской «Упражнения на конструкцию. Сгибание», проект казахского художника Ербосына Мельдибекова «Трансформер», инсталляция аргентинского художника Томаса Сарасено.

Кроме того, летом грядущего года «Гараж» представит Вторую Триеннале российского современного искусства (первая прошла в 2017 году). Проект, который пройдет с 12 июня по 18 октября, будет называться «Красивая ночь всех людей» и покажет актуальный срез современного искусства в стране.



Source link

Рубрики
Общество

Выяснилось, какое имущество опишут у Сергея Жигунова: мебель, баня, гараж



История банальна. В 2014 году Жигунов взял кредит в Нокссбанке. Условием выдачи был залог недвижимости — квартиры в Москве и земельных участков во Владимирской губернии. А отдать в срок ссуду народный артист не смог. В конечном счете после переговоров с именитым клиентом банкиры были вынуждены обратиться к Фемиде. Останкинский суд в начале 2019 года встал на сторону финансовых работников. С учетом пеней звездный должник должен был выплатить 38 миллионов 473 тысячи.

— Первым делом взыскатели «пробили» Жигунова по Росреестру и ГИБДД. В собственности артиста числилась «трешка» в сталинском доме на Мосфильмовской улице, пять земельных участков во Владимирской области и два автомобиля — «Пежо» и «Рейндж Ровер». Был сразу же наложен запрет на регистрационные действия с машинами — это чтобы он их по-быстрому не переоформил, — рассказал нам источник из окружения Жигунова.

В трехкомнатной квартире Жигунов не жил — тут он оборудовал продюсерский центр. Одна комната была отдана под личный кабинет, во второй сидел финансовый директор, в третьей — 2 сотрудника. Офис располагался на 3-м этаже жилого дома.

Перво-наперво это жилье, как рассказывает источник, взыскатели попытались продать в счет погашения долга. Суд оценил «трешку» в 22 млн руб., в мае квартиру выставили на торги, но покупателей не нашлось. Даже после того как цену снизили до 16 млн 800 тыс. руб.

Отчаявшись получить за недвижимость живые деньги, не так давно квартиру отдали банку. Банкиры зарегистрировали жилье на себя и сменили входной замок.

Жигунов не мог не знать, что творится с имуществом — супруга актера регулярно принимала судебные постановления, обещала передать их адресату, но актер на связь так и не выходил. Вероятно, он рассчитывал на то, что квартира — это единственное жилье, поэтому ее не отнимут. Однако, как говорят юристы, этот пункт не работает в случае ссуды, взятой под залог имущества.

Огромный долг между тем не покрыт даже с учетом передачи квартиры — Жигунов должен еще как минимум 20 млн руб. Эти деньги собирают по крупицам.

Во-первых, банкиры обратили взор на обстановку квартиры на Мосфильмовской. Режиссер не вывез из жилья бытовую технику, мебель, компьютеры, кухню. Кстати, сначала Жигунову отправили письмо, что он может забрать имущество, которое не было подвернуто аресту. Но ответа не последовало.

Поэтому в начале октября это добро на сумму примерно в полмиллиона рублей отписали финансистам.

Однако это не конец — Жигунов в ближайшее время рискует лишиться имущества во Владимирской области. 5 земельных участков, дом, баня, гараж. По идее, все должно пойти в счет оплаты кредита.

Сергей Жигунов комментариев не дает. И это можно понять и принять, ситуация крайне досадная. Немного картину прояснила его мама Галина Ивановна.

— Сергей уже взрослый мальчик, да и запретил мне говорить на эту тему, вникать в его жизнь. Мы с ним договорились, что так живем, уважаем интересы друг друга. Надеемся, что все будет благополучно, это слишком краски сгущаются. Все будет хорошо.



Source link

Рубрики
Больше Культура

В Ярославской области появился музей «Старый гараж» — Российская газета



Летний проект Николая Лушина из Мышкина — это его гараж, который разросся до музея и вытеснил с участка у родительского дома коз и часть грядок.

Зимой «Старый гараж» пустеет, как и огород. Выкопают картошку, начнутся осенние дожди, а туристические круизы по «Золотому кольцу» закончатся, и индивидуальный предприниматель Лушин закроет свой маленький бизнес до следующего лета. Но сейчас сезон в разгаре. Интуристы осматривают (единственный в мире!) Музей мыши и слушают, как ростовые куклы горланят под фонограмму «У самовара я и моя Мыша». Любители более тонких презентаций и недавней советской истории идут к Лушину. Он замечательно рассказывает про «Эмки» зловещего 1937 года выпуска и послевоенные «Победы», про «Явы», «инвалидки», лупоглазые автобусы, военные полуторки…

Грядки и «барахло»

— У вас ностальгия по советскому? — пытаюсь вывести Лушина из того вальяжного состояния, в котором он встречает нас у ворот своего дома. Высокий и красивый как Садко из советского фильма. И получается.

— Причем тут советское? Это гордость за величие страны! После такой войны выпустили «Волгу», которая на Брюссельской международной выставке 1958 года гран-при получила, а «Москвичи» с заводской комплектацией в ралли участвовали. Сейчас что? Мотоциклы у нас китайские, либо японские. Свои только «уралы». Вот из-за этого и ностальгия…

Музей, крыльцо дома, будка с гавкающей на раскаты грома дворняжкой Тихоном и цветущая картошка — все это находится в двух метрах друг от друга. Музей как бы обхватывает огород по периметру. Кто хочет посмотреть, что за лук и морковь выросли в этом году у Колиной мамы, тоже добро пожаловать — для удобства сделаны деревянные настилы.

«Как ты свои гряды пустила под это барахло?» — до сих пор недоумевают материны подруги. Сама эта стоическая женщина лишь мелькает в окошке за занавеской и наотрез отказывается фотографироваться, так ей надоели туристы. Но чтобы там ни говорили местные бабуси, «пунктик» ее сына уже приносит доход. У него ИП и договор с Центром туризма. Сверхприбыльным проектом музей, конечно, никогда не станет. Пока все сборы идут на ремонт экспонатов и расширение экспозиций, но хозяин уверен, что у гаража есть потенциал, планирует в будущем году открыть фотозону, брать небольшую плату с неорганизованных туристов.

Свое увлечение он называет гаражным краеведением: через историю техники рассказать историю города и страны.

«Железяки» (запчасти, колеса, инструмент, кованные гвозди), какие-то черепки, дорожные чемоданы, бидоны, радиоприемники, печатные машинки… Ни одной свалки не пропускал, ни одного чердака в заброшенном доме, а их, почерневших, заросших внутри бурьяном, на берегу Волги, к сожалению, до сих пор полно. Впрочем, мама колина оказалась человеком умным: не спорила, все складировала в угол, при случае потихоньку выкидывала. Но когда в ход пошли мопеды и мотоциклы, избавляться от них незаметно стало сложно.

Вернулся из армии — предложили отремонтировать легендарную «трехтонку» ЗИС-5 и полуторку. Приведенные в порядок грузовики приняли участие в параде на 9 мая, а Лушин, можно сказать, мальчишкой стал зав. автопарком мышкинского народного музея.

«Эмка»-разлучница

Что такое гараж для настоящего мужчины, который еще помнит времена, когда с техцентрами было туго? Клуб, склад, средство самовыражения. Через забор начали заглядывать любопытные. И у частного «музея в огороде» появилась своя философия.

— История должна быть тактильной. Ее потрогал, в руке подержал — и в башке насмерть заклинило: вот как люди жили, — кивает Лушин на уголок, посвященный «Керосиновой лавке» (керосин в Мышкине долго был очень актуален).

— О! Бутылка из-под самогонки! — беру в руки.

— Не из-под самогонки, а из-под керосина, — с добрым легким «оканьем», но ворчливо. Дотрагиваюсь до алюминиевой трубы, опущенной в бочку, и вспоминаю: в Крыму такой штукой качали на продажу подсолнечное масло и керосин.

— Вы спрашиваете, в чем смысл и счастье! За каждой вещью находишь чью-то судьбу. Дерн снимал — обнажилась старая мостовая. Она XIX века. Между нашим домом и домом купцов Сицковых был так называемый прогон на соседнюю улицу. Люди руками эти булыжники укладывали, водяная отмостка нужна была. Вот вам живая история. Это же открытие, адреналин!, — излагает коллекционер свой рецепт от депрессии. — Приезжают к нам из столиц, бухтят на жизнь. Но согласись, можно бесконечно хаять правительство, американцев или еще бог знает кого! Да возьмись за то, что приносит удовольствие, и начинай это дело развивать: рано или поздно выстрелит.

С «Эмкой» у Лушина связана семейная драма. На покупку «М-1» ему пришлось взять огромный для начала 2000-х кредит — 50 тысяч

«Фанатизм»! Основательный и серьезный Лушин, не задумываясь, отвечает на вопрос, что нужно, чтобы человек в провинции, на бюджетной зарплате и с семьей на шее взялся за такой бизнес. Кто, если не фанат, станет две недели нянчиться с движком, который нашли в грязной луже, отмывать, ремонтировать, а потом, когда, наконец, запыхтит, говорить, что он живой, «скотинка» благодарная? Какая уж тут идеология? Советское-несоветское?

— И приходят сюда в основном те, кто «фанатеет», — Николай забирается в уютное седло тяжелого Урала М-67. — Такие мотоциклы у многих ностальгию вызывают. Но мне все экспонаты по-своему дороги.

Аккуратненькая легковушка ГАЗ М-1 1937 года выпуска — начало коллекции Лушина. По его мнению, она была первой, построенной на Горьковском автозаводе без помощи американцев, не копия. Впрочем, с уточнением: «Линия была куплена у «Форда», но М-1 1937 года — это наш автомобиль!»

С «Эмкой» у Лушина связана семейная драма. На покупку «М-1» ему пришлось взять огромный для начала 2000-х кредит — 50 тысяч. Такое было слишком даже для супруги Николая, потомственного музейщика и дочки известного далеко за пределами Мышкина краеведа. Семья напряглась и затрещала по швам.

— На какой-то момент мы расстались, — хмуро, отвернувшись от диктофона, досказывает сюжет с первым экспонатом. — Но все вернулось на круги своя.

К слову, «Эмка» за эти годы сильно выросла в цене. Этих машин 30-х годов осталось очень мало, и коллекционеры за ними гоняются. Цена той, которая чуть не стала камнем раздора в семье, сейчас под миллион.

— Охрана здесь есть? — спрашиваю, оглядываясь на невысокий забор.

— Я сам себе охрана. Видеонаблюдение есть. А потом что мы в гараже не найдем лом, топор, кувалду? Но думаю, что до этого не дойдет.

Летчик с гармошкой

Рядом с «Эмкой» — Володя Ульянов, гипсовый и кудрявый. В экспозиции «Старого гаража» есть несколько скульптур. Они тоже символы эпохи великой и абсурдной. Ленина нашли в груде битого хлама в старом пионерском лагере. Две недели он «прожил» на лестничной клетке в многоэтажном доме у друга Лушина. Когда жена взбунтовалась от такого соседства, статуя перекочевала в гараж.

В 60-е годы минувшего века Мышкин, считает коллекционер, вообще чуть не погиб для любителей дореволюционной старины: власти решили одарить город парковыми скульптурами. Их привезли целую кучу, по запчастям — руки, ноги, головы. И уже на месте начали собирать.

— Была доярка, а к ней две левые руки. Получилась странно изогнутая женская фигура. Чтобы как-то оправдать ее позу, ей в руки вставили таз. Был летчик, который после сборки оказался с гармошкой. Про него забыли, провалялся в канаве до 90-х. Но одна фирма шиномонтажа решила использовать его в рекламе: мол, гармошку отобьем, а на ее место вставим покрышку… Отбили вместе с руками и выбросили. Летчик открывает у нас маленькую экспозицию, посвященную Ярославскому шинному заводу, — вдохновенно рассказывает Лушин.

Экспозиция — это громко сказано, однако кто понимает, тот оценит: колесо на оснастке авиационных колес послевоенного самолета, у другого — съемный протектор, такого нет даже в заводском музее. У Николая собрана техническая литература 30-40-х годов, он много чего знает, в молодые годы «тусовался» с ветеранами. В Угличском районе было несколько старых водителей-фронтовиков: ездил к ним, записывал, переснимал довоенные фото.

Но в любой коллекции есть свои белые пятна. Это особая песня — рассказ коллекционера о несбывшихся надеждах.

— Какую машину для коллекции вы дольше всего искали, договаривались, добивались?

— Ее здесь нет, — в голосе неудовлетворенность охотника, упустившего дичь. — Город Рыбинск, капитан теплохода. У него два «Виллиса» времен Великой Отечественной было. Мы уговаривали. Денег предлагали. Различные варианты обмена. Никак. А автомобили просто гнили в огороде. Одна машина уже полностью вросла в землю. А та, которая стояла в сарае, опустилась на брюхо. Так нам их и не отдали.

— Почему?

Тоже, говорит, «сумасшедшинка», фанатизм. Когда просят, не отдадим. А когда-нибудь потом продадим за миллионы, озолотимся. Но машины, как и люди, нуждаются в любви.

Про правильный музей

Про Мышкин в последние годы пишут, как про очень удачный туристический проект с умной раскруткой. В самый маленький в Ярославской области провинциальный городок с шестью тысячами населения стали заходить теплоходы, открылось 20 музеев, на причале идет бойкая торговля, принимают путешественников отели. И этот прорыв связывают с именем тестя Лушина Владимира Гречухина, который с детства мечтал о таком городском музее, чтобы о Мышкине заговорил мир. Дмитрий Лихачев, с которым он переписывался, помог краеведу разработать модный бренд «МышЪгород».

— Ваш тесть фактически «раскрутил» и Мышкин с его 20 музеями?

Лушина, который состоит в градостроительном совете и надеется противостоять китчу, который потихоньку приживается в городе, даже обижает такая постановка вопроса. Тесть, считает он, ничего не раскручивал, не пиарил, а просто долгие годы честно и с любовью выполнял свою работу краеведа. Бесконечные плюсы, которые несет городу придуманная история про мышиное царство, не так уж и очевидны.

— Мышкин из-за этого теряет свой исторический облик, — говорит о больном. — Потому что запрос на раскрученный супертуристический город лишает его индивидуальности. Я не скрываю, что против современной набережной. Против плитки на Успенской площади. Сделали маленький Музей мыши, и этого было достаточно. Слава нас опередила, а запрос на балаган востребован. На этом зарабатываются деньги. Но это не история города. И не то, что мне близко. Мышкину нужна серьезная музеефикация.

Блиц

Самый запомнившийся посетитель?

Николай Лушин: Пришла старушка и говорит: «Меня на такой полуторке увозили из блокадного Ленинграда».

Самые дорогие отечественные авто?

Николай Лушин: Это ГАЗ-13 «Чайка», ГАЗ-12, ЗИС-101, ЗИС-110, вот такие. Они действительно стоят бешеных денег. Например, ГАЗ-13 «Чайка» правительственная, — порядка 10-13 миллионов в зависимости от степени сохранности, реставрации и истории, которая за ней есть.

Куда поедете в отпуск?

Николай Лушин: Я не знаю, что такое отпуск. Мне он не нужен. Когда чувствую, что устал, сажусь в свой старый УАЗик-«буханку» и еду куда-нибудь по селам, по весям. Может быть, заодно найду что-нибудь интересное.



Source link