Рубрики
Происшествия

В Пскове мужчина ворвался в детскую больницу и пырнул врача



Мужчина совершил днем в понедельник нападение на врача-гематолога в Детской областной больнице. Женщина в настоящий момент госпитализирована, а нападавшего ищет полиция.

Врач получила проникающее ранее в бок, сообщает «МК в Пскове«. В больнице сейчас работают следователи. Есть подозрение, что нападение совершил отец маленькой пациентки. Но что стало причиной такого агрессивного поведения пока непонятно.

По данным портала Life, пострадала врач Ирина Гайдук. Псковскому агентству информации сообщили в пресс-службе администрации региона, что состояние пострадавшей.оценивается как средней степени тяжести. 

Губернатор Псковкой области Михаил Ведерников сделал ряд поручений в связи с инцидентом. Во-первых, он поручил провести проверки в больнице, где было совершено нападение на врача. А во-вторых, он создал специальную комиссию, которая должна изучить меры безопасности во всех медицинских учреждениях в регионе.



Source link

Рубрики
Общество

Минтруд предложил дизайнерам создавать дешевую детскую одежду




Дизайнеров детской одежды будут готовить к конкуренции с иностранными производителями



Source link

Рубрики
Происшествия

В Москве из-за угрозы взрыва эвакуировали детскую психбольницу


Источник сообщил об эвакуации в Москве недалеко от Площади Гагарина Детской психиатрической больницы имени Сухаревой.

По данным источника, учреждение получило сигнал об угрозе взрыва. Других подробностей пока нет. Известно, что из здания было эвакуировано порядка 120 детей и 30 человек персонала.



Source link

Рубрики
Спорт

Во Владимире открыли бесплатную детскую школу футбола




В субботу на стадионе в парке 850-летия Владимира состоялось торжественное открытие бесплатной школы по футболу



Source link

Рубрики
Экономика

Закон самовоспроизводства нищеты: почему государство игнорирует детскую бедность



Сначала несколько цифр. Согласно мониторингу бедности (продукт Росстата), по данным за 2017 год (более поздних -нет), 26% российских детей в возрасте до 18 лет живут в семьях с уровнем денежных доходов ниже прожиточного минимума. В 2017 году 13,2% населения проживали за чертой бедности (19,4 млн человек), значит, уровень бедности среди детей в России в 2 раза превышает средний уровень бедности по стране. По итогам 2017 года 45% детей, живущих на селе, росли в малоимущих семьях.

Каково? Как можно в этих условиях, без решительного увеличения реальных доходов населения, падающих целую пятилетку, призывать к росту рождаемости, когда увеличение детей в семье приближает ее к черте бедности или еще глубже погружает ее в беспросветную нищету? Около 80% семей, которые сегодня находятся за чертой бедности,— это семьи с детьми, так считает Минтруд. Материнский капитал – это хорошо (хотя на память приходят дискуссии о его отмене), но совершенно недостаточно. Нечего и говорить о господдержке ипотеки для молодых семей: для бедных семей и она неподъемна. Достоянием СМИ стал результат закрытого социального опроса, проводившегося по заказу правительства, по которому более 40% россиян просто не заметили увеличения помощи семьям с детьми от государства.

Детская бедность явно не в зоне повышенного внимания государства. Но многочисленным чиновникам, примыкающим к нерушимому социальному блоку, есть что ответить: пик детской бедности, по расчетам Росстата, приходился на кризисный 2015 год – тогда он составлял 27,4%, с тех пор происходит снижение уровня детской бедности. Чем не успех?

Такая позиция, однако, совершенно не выдерживает критики. Во-первых, уровень детской бедности, рассчитанный по той же методике, например, в 2013 году был 19,7%, сегодня – это несбыточная мечта. Во-вторых, можно привести другие цифры. В 2000 году доля детей до 16 лет среди населения, живущего на доходы ниже прожиточного минимума, составляла 24%, а в 2016 году – уже 30%. Самое же главное в том, что все эти игры в цифры сходятся в одном: целенаправленной политики уменьшения детской бедности в нашей стране вовсе не ведется. Она меняется вместе с изменениями в экономике.

Что же такое тогда активная политика реализации той или иной цели социальной политики? Это не унылые подсчеты в поисках того, как бы подсветить достижения родного ведомства цифрами, к которым оно и вовсе может оказаться непричастным. Это именно политика, соотношение цели и средств, которая может пойти на применение и вовсе революционных мер.

Революция – это не всегда плохо. Обратимся к социальной политике Финляндии. Там приоритетом была выбрана ликвидация такого социального явления как бездомность. И прогресс налицо. С 2008 года реализуется национальная программа, по которой любой бездомный может получить от государства недорогую жилплощадь. Власти Финляндии стараются предоставить жилье в кратчайшие сроки, не предъявляя при этом никаких предварительных требований и не выдвигая никаких условий. После того как бездомные обеспечены жильем, им помогают пройти обучение и найти работу. Смысл программы в том, что собственное жилище — не привилегия, а одно из базовых прав человека. Чем не революция?! Или кто-то по-прежнему считает права человека западной уловкой и провокацией?

Это пример того, какой может быть социальная политика, которая по праву называется политикой. В России же все иначе: и многие пожилые люди предоставлены сами себе в ту пору жизненного цикла, когда их сил и возможностей просто не хватает для поддержки нормального существования, и каждый четвертый ребенок оказывается на положении нищего. А государство спокойно мирится с этим, не забывая называть при этом себя социальным.

Да, в России есть, пусть скромные, программы поддержки пожилых, однако даже социальные работники признают, что для детей ничего сопоставимого нет. Пожилые люди, однако, в какой-то мере сами ответственны за то, как прожили жизнь, как выстроили отношения с теми, кто мог бы им помочь, но дети-то точно ни в чем не виноваты! Нищета лишает их даже самого детства. Помогать, если не хватает ресурсов на всё, нужно в первую очередь им – тем, за кем будущее. Потому что бедность, а если называть вещи своими именами, нищета — это не просто арифметический показатель, вытекающий из расчетов Росстата.

Современная мировая, а вслед за ней и российская социология оперируют понятием «многомерная бедность». Есть индекс многомерной бедности, он включает в себя 14 направлений: уровень здоровья, образования, занятость, питание, одежда и обувь, базовые товары, медицина, средства коммуникации, базовые потребности, общение и отдых, крупные покупки, доходы, жилье, окружающая среда. К бедным относятся те домашние хозяйства, для которых характерно состояние нехватки по крайней мере по четырем из этих направлений. По тому же принципу строится индекс депривации, замеряющий лишение доступа к тем благам, которые в обществе считаются стандартными. Таких показателей 16, ниже порога бедности считаются те, кто лишен доступа к 6 и более их них.

Все это звучит академично. Но суть клокочет. Нищета – это определенный социальный код. Это не просто нехватка денег, это лишение доступа к тем или иным благам, ресурсам и возможностям, это, в конечном счете, лишение будущего, это приговор к самовоспроизводству. И Россия уже находится в цикле самовоспроизводства нищеты.

Каждый четвертый житель страны до 18 лет, живущий в нищете, – это сужение перспектив социального развития не только тех, кто смирился со статусом нищего и их будущих семей, но и всей страны. Потому что не может быть счастливого будущего у страны в эпоху сверхбыстрых инновационных перемен и разворачивающихся прямо на наших глазах цифровых революций, когда четвертая часть подрастающего поколения грубо отрезана от тех каналов, по которым будущее уже можно ощутить в настоящем. Надо обладать сверхспособностями и недюжинной силой воли, чтобы получить шанс пробиться вверх, суметь воспользоваться им и самореализоваться. Многие потенциально успешные люди не смогут преодолеть этот маршрут и останутся на дне. А это очевидный проигрыш для всей страны. Среди детей не должно быть нищих.

Читайте также: Нищета с пеленок: каждый четвертый российский ребенок лишен полноценного питания



Source link