Рубрики
Больше Культура

The Cure сыграли почти три десятка хитов на Пикнике «Афиши» — Российская газета


И многое другое не случилось бы тоже. Ведь речь о The Cure — то есть о тех, чьё влияние на развитие рок-музыки последних лет так тридцати (от того же Цоя и «Агаты Кристи» с ранним «Наутилусом» до полчищ зарубежных инди-команд) сложно переоценить — равно как трудно переоценить любовь российской публики к самим британцам. Вот и на нынешний Пикник «Афиши» многие пришли под занавес, исключительно ради прикосновения к легенде. Или с совсем небольшим запасом, чтобы в условиях традиционного для «Пикника» абсолютно сухого закона «разогреться» хотя бы приблюзованными ритмами «гаражных» альтернативщиков Royal Blood.

Как бы то ни было, чем ближе становилась заявленная по расписанию половина девятого, тем меньше свободного места оставалось у большой сцены в фестивальной зоне Коломенского — и тем активнее люди заполняли ближайший к сцене холм, откуда открывался отличный вид ещё и на Москву-реку, и на затянутое тучами небо, которое в первой половине дня поливало дождём любителей русского рэпа. Впрочем, любоваться главным столичным водоёмом и беспокоиться о погоде долго не пришлось: Роберт Смит и компания стартовали точно по графику — со слегка лукавой улыбки бесконечно обаятельного 60-летнего фронтмена, моментально согревшей многотысячную толпу. И с прекрасно узнаваемых аккордов в идеально выстроенном звуке.

Сначала — Plaingsong. Сразу же за ней — Pictures of You: культовый альбом Disintegration, разменявший в этом году четвёртый десяток, пусть и не был сыгран целиком, всё же предсказуемо составил костяк программы с потрясающим сетлистом. 27 песен — даже больше, чем на двух предыдущих шоу в рамках текущего летнего тура. От звонка до звонка — незаметно пролетевшие два с половиной часа сплошных суперхитов из разных творческих периодов. Что, кстати, позволило The Cure наглядно продемонстрировать восторженным фанатам, насколько легко им даётся жонглирование стилями и настроениями — не говоря уже о многослойных аранжировках, и насколько гармонично у них получается всё это сочетать не только в студии, но и вживую.

Вот, например, Lovesong — трогательная, простая, понятная каждому — спетая с прямо-таки мальчишеской искренностью. Или — наоборот — декадентская Fascination Street: перевозбуждённый бас, нервное жужжание гитар, длиннющее сложное соло и надрыв в звонком голосе Смита, застывшего у микрофона в максимально напряжённой позе — будто не знающего, куда деваться. Спустя считанные минуты он по-стадионному энергично заводит аудиторию, предлагая подхватить припев громкой и размашистой Never Enough, — однако ещё чуть позже отчаянно погружается в Deep Green Sea. Потом вдруг наступает время расслабленных танцев под знаменитый радио-шлягер Just like Heaven — и так же естественно мажор сменяется минорной A Forest, тревожно-медитативной классикой готик-рока.

Плюс выход на бис — такой, что при определённом раскладе, в принципе, сошёл бы за полноценное отделение. Мрачная сказка-колыбельная Lullaby; нью-вейвовые The Walk и Why Can’t I Be You; чуть заезженная и всё-таки прекрасная Friday I’m in Love; обязательная The Catterpillar. А напоследок, само собой, Boys Don’t Cry — сигнальный флажок той доисторической эпохи, когда совсем ещё сырой пост-панк только-только оформлялся в независимое самостоятельное явление, предлагая рефлексирующей интеллигенции альтернативу пролетарской агрессии панка. Кто-то обратился к экзистенциальной философии и мистицизму Joy Division, иных привлекла едкая социально-политическая сатира Wire… The Cure же сделали ставку на сильные эмоции, чувственные томления и артистизм.

С тех пор вокруг Роберта Смита то и дело чередовались соавторы, вспышка гениальности в андеграунде переросла в грандиозный коммерческий успех, но сохранилась суть. Москва увидела представление театра одного немолодого актёра, который — вопреки навязчивой общемировой повестке — не хочет строить из себя ни «лидера мнений», ни борца за чьи-то абстрактные «свободы», ни снобствующего «гуру». Зато всё ещё ярко красит губы, подводит глаза, смешно ерошит причёску, с детской радостью купается в аплодисментах — и драматично заламывает руки, стоит ему услышать какую-нибудь особенно проникновенную мелодию собственного сочинения на собственном концерте. Судя по тысячам радостных улыбок и слезам счастья — в том числе на лицах тех, кто якобы не плачет, — именно это вечером третьего августа было нужно многим из нас.



Source link

Рубрики
Больше Культура

Баста, The Cure и Royal Blood выступили на «Пикнике «Афиши» в Москве — Российская газета



Этот фестиваль притягателен и тем, что каждый год здесь многое внове: артисты, сцены, музыкальные конкурсы, городские спортивные и интеллектуальные развлечения для зрителей.

Вряд ли какой другой российский или европейский open air может похвастаться таким умением всякий раз быть столь креативным, непредсказуемым, неизменно актуальным. Причем за 15 лет существования «Пикника» дважды здесь выступали только «Земфира, «Мумий тролль». А рэпер Смоки Мо и экспериментальный питерский проект «СПБЧ», увлекающийся то гитарным роком, то мозаично-пестрой, чуть анимационной электроникой, во второй раз были приглашены только в этом году.

Но главными хедлайнерами «Пикника «Афиши», традиционно проходящего на берегу Москва-реки в музее-усадьбе «Коломенское», стали легендарные английские рокеры The Cure, молодые кудесники нового британского блюза и гаражного рока Royal Blood и впервые появившаяся на фестивале исключительно рэперская сцена Gazgolder Live, куратором которой стал владелец лейбла «Газгольдер» Баста (сам, конечно, тоже вышел на сцену). А «Пикник «Афиши» снова подтвердил свою репутацию самого разножанрового музыкального фестиваля страны.

Очевидно, что не меньшее влияние на программу фестиваля, уже не музыкальную, оказала и погода: дождь, как часто случается этим летом, начинался три раза и не унимался подолгу. Может и поэтому на полянах и холмах «Коломенского» в этот раз обошлись без уличных театров и выставки инновационных работ на свежем воздухе. Не было водных развлечений и аттракционов. Зато появились уроки танцев, несколько конкурсов по брейк-дансу и соревнования по музыкальной импровизации, очень согревающие в такую ветряную и дождливую погоду. Спортивные развлечения ограничились бросанием серсо и напольным крокетом, а эпизодически, пока погода была летная для воланов, бадминтоном. Хотя прежде здесь появлялись и небольшие площадки для бросания шайбы в хоккейные ворота, а инструкторы учили стрит-баскету и городкам, тоже городским развлечениям. Ведь «Пикник «Афиши» — в этом тоже его отличие от большинства других летних фестивалей — это не только музыка, это еще и способ найти для себя новые интересные городские развлечения, чтобы использовать потом для себя их навыки и в дальнейшем.

Во время сета группы The Cure возле главной сцены яблоку негде было упасть

Среди таких урбанистических премьер в этом году были четыре — роллердром, турнир по армрестлингу, курсы по скалолазанию и метание мягких игрушек-колобков из большой и безопасной пращи. Ну а те, кто научился здесь рисовать, уже сами принесли мольберты и помогали осваивать это искусство новичкам. Прошел в этом году и показ интересных коротких фильмов, как правило, остроумных, не дольше чем на две минуты. Ну а те, кто выходил из зала, могли тут же принять участие в конкурсе сценариев.

Впервые — тут уж будем надеяться, погода ни при чем — уделили столь большое внимание и книгам. Павильон портала «ЛитРес» был расположен очень удобно. Но, увы, самым посещаемым пока так и не стал. Может от того, что здесь только продавали электронные книги: можно было купить две и получить скидку. Но если бы еще и организовали регулярные встречи с писателями и поэтами, провели интересные конкурсы на знание современной или классической литературы, пользы было бы, наверняка, еще больше. Такой вот совет-напутствие на будущее. Зато очень большой популярностью пользовались Музей советских игровых автоматов и в то же время компьютерные игры, выведенные на большие экраны. Чтобы поучаствовать, выстраивались большие очереди. Да и желающих поболеть за игроков нашлось немало.

Впервые на фестивале представили так много и транспортной техники. Одна из престижных автомобильных марок показывала новые модели, а уже в салонах автомобилей можно было проверить свои знания ПДД, задать вопросы инструкторам по правилам вождения и обслуживания авто. Не менее интересно было посмотреть и на новый поезд «Иволга».

Здорово и то, что впервые с этого года построили уже шесть сцен. Последней добавилась организованная телеканалом «ТНТ» (она была и в прошлом году). Здесь можно было показать свои умения в стендап-шоу, таланты в импровизации, встретиться с уже известными стендаперами. А меньше всего зрителей оказалось около двух других — «ИМИ. Новая музыка» и Selector Live Showcase; в лучшие часы — не больше 150. Зато желающих послушать рэп на Gazgolder Live оказалось очень много. Некоторые исполнители даже спускались в зал и читали свои треки оттуда. При этом никто никого не обидел, не помял, не оскорбил. На этом дружелюбном фестивале и публика всегда дружелюбная!

Но все равно больше всего зрителей снова пришли слушать рок. Во время сета группы The Cure на поляне и холмах возле главной сцены уже яблоку негде было упасть. Роберт Смит и его коллеги исполнили и Fascination Street, и In Between Days, сделав главный акцент на альбом 1989 года Disintegration. Многие треки впечатлили новыми развернутыми гитарными соло, а басист Саймон Гэллоп пробежал сцену вдоль и поперек раз сто. В коде была уже песня Boys Don» Cry («Парни не плачут») — правильно, так и надо жить. Спасибо, что напомнили!

Ну а затем будто в подтверждение этой мысли в завершении фестиваля грянул праздничный салют.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере «РГ»



Source link