Рубрики
Больше Культура

Балетная труппа Большого театра завершила сезон в Лондоне


«Зимняя сказка» англичанина Кристофера Уилдона имела успех

Пять премьер за один сезон!

Для главного театра страны 243-й сезон оказался одним из самых плодотворных. Было представлено пять балетных премьер, одна из которых как раз и оказалась связана непосредственно с театром Ковент-Гарден, где с успехом только закончились триумфальные гастроли Большого. Балет англичанина Кристофера Уилдона «Зимняя сказка» на специально написанную для него музыку Джоби Тэлбота был поставлен по одной из последних пьес Шекспира в Лондонском королевском балете 5 лет назад, и после большого успеха, сопутствовавшего этому произведению на премьере в Ковент-Гардене, его перенесли на другие мировые балетные сцены. Теперь «Зимняя сказка» есть и в репертуаре Большого. Перенос получился удачным, и успех «Зимняя сказка» имеет заслуженный.

Таким же снайперски точным оказался выбор для репертуара Большого и «Артефакт-сюиты» известного балетного деконструктора Уильяма Форсайта. Балет «Артефакт» хотя и был создан для Франкфуртского балета почти 35 лет назад, и сейчас не потерял своей актуальности. К тому же Большому он позволяет похвастаться представленным тут чуть ли не в полном составе (22 девочки и 18 мальчиков — все как на подбор красавцы с удлиненными линиями) превосходным, вышколенным усилиями Вазиева, кордебалетом, который предъявил в этом балете чудеса графичности и синхронности. Такому исполнению Форсайта позавидовала бы и труппа самого Форсайта.

Главным же событием прошедшего сезона назовем премьеру балета Мориса Бежара «Парижское веселье». Бежар… Фигура этого хореографа возвышается над современниками, подобно титанам Возрождения — Микеланджело или Леонардо да Винчи, — и увидеть его балеты на отечественной сцене мечтало уже не одно поколение любителей хореографии. О планах постановок спектаклей величайшего хореографа XX века на главной сцене страны говорили не одно десятилетие, причем при самых разных руководителях, — и вот случилось. Махару Вазиеву наконец удалось осуществить эту мечту!

В пару к балету Бежара руководитель балета Большого включил и еще одну долгожданную культовую постановку — балет другого гения XX века, Джорджа Баланчина, «Симфония до мажор», — которая не шла в Большом театре почти 10 лет… Таким образом вечер, ставший последней премьерой Большого театра в ушедшем 243-м сезоне, как, собственно, и весь сезон в целом, был по преимуществу составлен из произведений творцов, определивших развитие хореографии в XX веке.

Единственный балет из всей пятерки премьер, показанных в Большом в минувшем сезоне, который не был перенесен откуда-либо, а создавался специально на танцовщиков этого театра, — одноактный балет «Петрушка». Балет Игоря Стравинского, показанный труппой Дягилева в Париже в 1911 году и вошедший с тех пор во все учебники по истории мировой культуры, представили на этот раз в новой хореографии Эдварда Клюга — худрука Словенского национального театра в Мариборе. За основу постановщик взял традиционное либретто, написанное Александром Бенуа совместно с композитором этого балета Игорем Стравинским. Философия постановщика не отличалась замысловатостью: весь мир — марионетки, управляемые злою волей фокусника. Балет выглядел тем не менее довольно оригинально и красочно, и руководство Большого собирается сотрудничать с этим хореографом и дальше, отдав ему главную новинку следующего сезона — полномасштабный двухактный балет по знаменитому роману Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» на музыку Шостаковича и Шнитке.

фото: Соцсети

Абдерахман — Михаил Крючков.

Курс на омоложение

Как и прежде, курс руководителя балетной труппы Большого Махара Вазиева направлен на омоложение сольного состава, что нельзя не приветствовать. Последовательно проводимый в течение нескольких лет, он дал свои плоды. В театре появилась новая плеяда замечательных танцовщиков, таких как элегантный итальянец Якопо Тисси, ставший ведущим солистом Большого еще в конце прошлого сезона, или переведенный недавно в премьеры Артемий Беляков, который одновременно продолжает и свою карьеру хореографа (на следующий сезон театр заказал ему постановку на музыку Глазунова «Времена года»). После недолгой разлуки снова влился в родной коллектив Игорь Цвирко, кажется, обретший после своего возвращения второе дыхание: на состоявшихся в конце сезона гастролях в Австралию и Великобританию именно выступления этого исполнителя вызвали у публики самый большой интерес. Не успел Цвирко вернуться с гастролей, как дебютировал на фестивале «Планета балета» в партии принца Зигфрида из «Лебединого озера». Какой невероятный диапазон у артиста: от Спартака до принца!

Из вводов в спектакли новых исполнителей главных ролей, которые приходилось наблюдать в минувшем сезоне, самыми яркими оказались выступления Егора Геращенко (Жан де Бриен), Михаила Крючкова (Абдерахман) и Ольги Марченковой (Раймонда) в балете «Раймонда». Пришедший в театр в начале прошлого сезона Егор Геращенко стремительно осваивает репертуар. Этому артисту присущ мощный темперамент, полетный прыжок и потрясающий «эффект присутствия на сцене».

Гораздо менее стремительным выглядит карьерный рост такого незаурядного танцовщика, как Михаил Крючков. В партии Злого Гения он блестяще дебютировал еще на прошлых (прошедших в Лондоне в августе 2016 года) английских гастролях, но, к сожалению, с тех пор в освоении нового сольного репертуара не слишком продвинулся. Из крупных партий это Pas d’esclave в балете «Корсар» в конце прошлого сезона, и вот сейчас просто потрясший воображение Абдерахман в балете «Раймонда». Танцовщик этот разноплановый, обладает интеллигентной манерой танца, отличной техникой, а актерские образы, созданные им в спектаклях, отличаются «лица не общим выраженьем»: они всегда продуманны и интересны. Казалось бы, танцовщик такого уровня должен быть востребован в Большом в гораздо большей степени, и приходится сожалеть, что этого не происходит.

Еще один интересный артист труппы Большого — русско-японский танцовщик Марк Чино. Хотя сказать, что этого артиста не продвигают, нельзя: только в этом сезоне он прекрасно станцевал такие партии, как Голубая Птица в «Спящей красавице», Злой Гений в «Лебедином озере», па-де-труа в «Изумрудах» Баланчина, вышел в ведущей партии в IV части балета этого хореографа «Симфония до мажор» на недавней премьере. К сожалению, закончил сезон танцовщик с травмой, которую получил на английских гастролях. Пожелаем замечательному артисту скорейшего выздоровления!

А вот Алексей Путинцев в этом сезоне просто «просиял» и стал настоящим открытием: помимо удачно исполненной вариации в па д’аксьон в балете «Дочь фараона» его отнюдь не самая главная партия сына Пастуха в премьерном спектакле «Зимняя сказка» Уилдона запомнилась гораздо лучше многих главных. А созданный им на сцене образ Бима в балете Бежара «Парижское веселье» вообще маленький шедевр.

Большие карьерные продвижения, по-видимому, произойдут в ближайшее время и в женском составе балетной труппы театра. Представление к повышению в ранге получила Элеонора Севенард, на которую в этом сезоне партии сыпались как из рога изобилия: Гамзатти в «Баядерке», жена рыбака в балете «Дочь фараона», Сванильда в «Коппелии», Китри в «Дон Кихоте», Фригия в «Спартаке»… И это еще далеко не полный перечень. Разумеется, не во всех этих спектаклях Севенард смотрелась готовой балериной, и, конечно, для достижения хорошего результаты ей предстоит проделать огромную работу. А вот для Анастасии Денисовой, которая, по-видимому, в новом сезоне тоже станет солисткой, такое повышение вполне заслуженно: Денисова показала себя прекрасной романтической балериной с хорошей техникой и отлично выступила в этом сезоне как в партии Фригии в балете «Спартак», так и в партии принцессы Авроры в «Спящей красавице».

В ранг первой солистки ожидается в новом сезоне и переход Ольги Марченковой и Алены Ковалевой. В Большом Ковалева сейчас рассматривается как потенциальная прима, составившая со своим основным партнером Якопо Тисси блестящий и незабываемый дуэт.

«Пижамная вечеринка». Фото: Денис Дмитриев

В «Стасике» — битва титанов

Не слишком мирным вышел на этот раз сезон в Московском музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, как раз отмечавшем свой 100-летний юбилей. Впрочем, почти весь сезон царила тут «тишь да гладь да Божья благодать». Скандал прорвался наружу в самом конце: курс гендиректора театра Антона Гетьмана встретил жесткое сопротивление бессменного художественного руководителя и главного режиссера оперной труппы театра Александра Тителя, которого поддержали главный дирижер Феликс Коробов и ведущие солисты оперной труппы. Балетный худрук и экс-этуаль Парижской оперы Лоран Илер, наоборот, взял сторону Гетьмана и пригрозил, что в случае ухода гендиректора покинет труппу и он, что наверняка навлекло бы на театр неминуемый международный скандал. Департамент культуры Москвы в результате принял половинчатое решение, по сути, конфликт лишь «заморозив»: он продлил контракт гендиректора еще на год. Так что через год нас ожидает вторая серия скандала…

Впрочем, суть конфликта к балетным делам театра не имеет никакого отношения, потому что благодаря деятельности Лорана Илера за прошедшие несколько лет МАМТ уверенными темпами становится все более и более по-европейски продвинутой компанией с современным репертуаром.

За время руководства Илера в театре было показано 5 программ одноактных, в основном современных балетов, состоящих из работ таких хореографов, как Серж Лифарь, Иржи Килиан, Пол Тейлор, Александр Экман, Марко Гекке, Охад Нахарин, Йохан Ингер, Триша Браун, Анжелен Прельжокаж.

При этом театр осуществляет хорошо сбалансированную политику, не забывая при всей своей актуальности и современности и про классику, что, кстати, и подтвердил завершавший сезон балетный гала-концерт. Сейчас можно констатировать, что «Стасик» постепенно становится первой в России по части современного репертуара труппой, оставаясь при этом академическим театром.

Перво-наперво к своему 100-летнему юбилею МАМТ вернул на сцену одну из самых удачных своих постановок — балет «Чайка» в хореографии балетного классика XX века Джона Ноймайера, которая была поставлена в «Стасике» около 10 лет назад. Жаль только, что контракт был заключен всего на 6 спектаклей, повторить которые в следующем сезоне уже не удастся.

Подновили в «Стасике» и свою классику — балет «Жизель», с которым театр отправится в следующем сезоне на гастроли во Францию. Многие детали старинной хореографии Илер позаимствовал из версии балета, идущей ныне в Парижской опере, а также других театрах мира. Концептуально спектакль остался прежним, переделки были незначительными: сохранились вся структура классического балета и его хореография, не поменяли даже декорации и костюмы. Те изменения, которые все-таки произошли, пошли балету только на пользу и больше приблизили его как к первоначальной версии, так и к современности.

Продолжал в этом сезоне Илер и политику, о которой заявил еще в самом начале своего руководства. Четвертый по счету вечер одноактных балетов, показанный в начале сезона, включал в себя такие балеты, как «Кончерто барокко» Баланчина и «Восковые крылья» Килиана. Последний вернулся в репертуар после перерыва. Балеты эти хорошо известные, ставшие уже классикой в хореографии XX века, а вот «Пижамная вечеринка» современного хореографа Андрея Кайдановского, вошедшая в ту же программу, была единственной за сезон мировой премьерой в «Стасике».

Пятая по счету программа одноактных балетов — «Ингер. Браун. Прельжокаж» — выглядела еще более радикальной, чем прежние четыре. В программе перед нами — три хореографа, сформировавшие лицо современного танца. Хотя идея просветительства отечественного зрителя на ниве современной хореографии, каковую в который раз предпринял в театре Станиславского Илер, представляется довольно относительной: кроме балета Триши Браун «О, сложная», и «Прогулку сумасшедшего» Йохана Ингера, и «Свадебку» Анжелена Прельжокажа в Россию привозили.

Самое интересное в этих балетах — наблюдать, как вписываются в пространство современного танца классические танцовщики труппы Музыкального театра. Например, главные принцы театра в «голубой» классике Иван Михалев и Денис Дмитриев в спектаклях современного репертуара раскрывают совершенно новую грань своего дарования. Они смело, объемно и легко «мыслят» в рамках современной лексики, и видно, с каким чувством наслаждения они работают в этой новой для них хореографии. Впрочем, так же, как и другие «принцы», «принцессы» или просто солисты классического репертуара Музыкального театра — Оксана Кардаш, Ксения Шевцова, Леонид Леонтьев, Ольга Сизых, Елена Соломянко, Иннокентий Юлдашев, Егор Алферов, Максим Севагин и другие.

Диана Вишнева и Марсело Гомес. Фото: Андрей Чунтомов

Мессерер и Мирошниченко поднимают провинцию

Другие балетные театры Москвы и Санкт-Петербурга значимыми премьерами в этом сезоне балетоманов не баловали. Сразу несколько не слишком примечательных спектаклей («Спящая красавица», «Сказки про шута», «Аэлита» (все Кирилла Симонова) и «Свадебка» (Патрика де Бана) поставил лишь театр имени Натальи Сац. Хотя исключение есть и тут: Кремлевский балет представил еще в самом начале сезона свою премьеру балета «Аленький цветочек» — спектакля большой формы, с роскошными декорациями и профессионально сделанной хореографией Андрея Петрова.

С уходом Михаила Мессерера не было премьер в этом сезоне и в Михайловском театре. Здесь готовится грандиозная премьера балета «Баядерка» вернувшегося несколько месяцев назад к балетному руководству театра всемирно известного хореографа Начо Дуато, но состоится она уже в новом сезоне.

А пока суд да дело, все внимание с точки зрения развития балета худрук Михайловского театра Владимир Кехман сосредоточил на балетной труппе второго подчиненного ему театра — Новосибирского театра оперы и балета (с недавних пор — НОВАТ). Здесь Михаил Мессерер осуществил за минувший сезон три постановки: в начале сезона прошла премьера балета «Коппелия», а в мае настал черед знаменитой версии старомосковского «Лебединого озера». Завершился сезон «Класс-концертом» Асафа Мессерера, который шел в паре с балетами Баланчина «Рубины» и «Тема с вариациями». О качестве проделанной работы москвичи могли судить по гастролям балетной труппы НОВАТ, недавно закончившимся в Большом театре, — старомосковская версия балета «Лебединое озеро», почти через 50 лет вернувшаяся на свою родную сцену, имела здесь оглушительный успех, а сама балетная труппа новосибирского театра не только ни в малейшей мере не смотрелась провинциально, наоборот, благодаря Мессереру предстала во всем своем техническом и актерском великолепии.

Другим балетным центром России стал в минувшем сезоне Пермский театр оперы и балета. Здесь также под самый конец сезона со скандалом ушел художественный руководитель театра — всемирно известный дирижер Теодор Курентзис, но, пока балет театра находится в руках Алексея Мирошниченко, за него можно не беспокоиться.

Мирошниченко является на сегодня одним из интереснейших хореографов России и мира. В этом сезоне в театре прошли две балетные премьеры. Во-первых, это балет, поставленный самим главным балетмейстером «Шахерезада» на музыку Римского-Корсакова. Свой новый балет с участием мировых звезд — Дианы Вишневой и Марсело Гомеса — Алексей Мирошниченко поставил о необычной женщине: главная героиня спектакля — жена последнего шаха Ирана. Имя ее — такое же знаковое для XX века, как имена Елизаветы II или Жаклин Кеннеди. Фарах Пехлеви, ныне живущая в Париже вдовствующая императрица Ирана в изгнании, — единственная из трех жен последнего шаха Ирана Мохамеда Резы Пехлеви была коронована в качестве императрицы (шахбану) и стала первой и единственной коронованной женщиной мусульманского мира.

Как и в предыдущем балете Мирошниченко «Золушка» — победителе «Золотой маски» прошлого года, в «Шахерезаде» действие тоже переносится в 50–70-е годы XX века, но начинается в наше время, на выставке, посвященной персидской истории и культуре.

Другой премьерой этого сезона в Перми стала классическая «Баядерка» в редакции Владимира Пономарева и Вахтанга Чабукиани, что и по сей день идет в Мариинском театре. Тем не менее и для классической редакции Мирошниченко со своими постоянными соавторами, художником-постановщиком Альоной Пикаловой и художником по костюмам Татьяной Ногиновой, как всегда, придумал нечто необычное. Чтоб визуально увеличить пространство крохотной пермской сцены и в полной мере воссоздать на сцене мир Древнего Востока, главной отправной точкой в декорациях стала индийская обсерватория Джантар-Мантар — старинный памятник индийской архитектуры и науки, построенный в 1727–1734 гг.



Source link

Рубрики
Больше Культура

Балетная труппа Большого театра завершила триумфальные гастроли в Великобритании


Местные критики назвали их самыми масштабными в истории

Гастроли Большого театра в Лондоне давно уже стали доброй традицией. Только в XXI столетии это уже шестой приезд легендарного коллектива в британскую столицу. А впервые Большой театр приехал сюда в 1956 году. Гастроли продлились тогда две недели и вошли в историю. Показывали такие спектакли, как «Жизель», «Ромео и Джульетта» и «Бахчисарайский фонтан».

«Ковент-Гарден буквально ломился: люди стояли в проходах между рядами, сидели перед оркестровой ямой, буквально свисали с балконов, овации продолжались 90 минут», — вспоминали участники первых гастролей, а выступившая на них в роли Джульетты Галина Уланова навсегда осталась символом несгибаемой верности, хрупкости и чистоты. Символом русского балета…

Три года назад, когда нынешний руководитель балета Большого Махар Вазиев только приступил к выполнению своих обязанностей, пышными гастролями в Лондоне отметили 60 летие тех исторических гастролей, но нынешний приезд смог затмить даже предыдущий. То были самые продолжительные гастроли Большого театра в Лондоне. Три недели и четыре постановки. В репертуаре — самые знаковые балеты: восемь спектаклей «Лебединое озеро», семь «Спартаков», четыре «Дон Кихота». Вначале предполагалось вывезти еще и нашумевший балет Кирилла Серебренникова «Нуреев», но он оказался таким громоздким по декорациям и затратным по финансам, что британская сторона вынуждена была отказаться от этого проекта, заменив его балетом «Светлый ручей».

Объявление из двух слов «sold out», что в переводе с английского означает «все билеты проданы», стало неопровержимым доказательством успеха гастролей балета Большого.

«Большой» — это старый и знаменитый знак гарантированного качества, чье сияние не меркло никогда. «Большой» — синоним [русского] балета в лучших его проявлениях», — писала в дни гастролей британская пресса. Лестные слова перепали и на долю возглавившего эти гастроли руководителя Большого театра Махара Вазиева, который, по словам «Таймс», «безусловно доказал свою силу».

Действительно, руководитель балетной труппы ГАБТ Махар Вазиев смог вывести балетную труппу на принципиально иной профессиональный уровень. С его приходом качество балета в Большом поднялось на новую высоту и вновь привело к взрывному международному успеху. «Так может танцевать только балет Большого театра! Не только солисты, но и уровень кордебалета восхитительный, ошеломительный», — писала в дни гастролей «Таймс», отмечая беспрецедентно высокий уровень труппы.

Стоит отметить и стратегию Махара Вазиева, грамотно сформировавшего гастрольную программу. Для начала гастролей он выбрал «Спартак», сразу же отправивший англичан в нокаут: «Спартак», как сам Большой (что по-русски и означает «большой»), огромен по своим масштабам, потрясающ по силе воздействия и абсолютно не отмечен изяществом и утонченностью. Он своего рода ударная «боевая лошадь», выступающая под ударную музыку Арама Хачатуряна. И смотреть его — сущее удовольствие благодаря исполненным великолепного мастерства «подвигам» ведущих артистов, глуповатой аффектированности в балетных приемах ведения войны, мелодраматическому дуэту и кинематографичности «повествования», — писал Рослин Салкэс из «Обсервер», ставя спектаклю четыре звезды.

Звезда английских гастролей Большого Светлана Захарова в партии Одиллии и Михаил Крючков в партии Злого гения в балете «Лебединое озеро». Фото Наталии Вороновой.

Похвалы критики достались тут абсолютно всем артистам, участвовавшим в спектакле, но особый успех в этом балете выпал на долю главной балетной звезды Большого — Светланы Захаровой: «Что можно сказать об очаровательной Светлане Захаровой? Королева Большого, и только. И ей это прекрасно известно. В партии коварной куртизанки Эгины, способствовавшей краху Спартака, тонкая, как тростинка, балерина «бесстыдно» демонстрировала свое великолепное телосложение и сексуальность. Публика просто упивалась ею», — восхищалась Дебра Крейн ее танцем.

Второй балет, выбранный Махаром Вазиевым для Лондона, был «Лебединое озеро» в редакции Юрия Григоровича: «Большой продолжил свой сезон «Лебединым озером», которое, как и ожидалось, станцевал великолепно. Bolshoi по-английски означает «большой», и труппа заполняет собой всю сцену в бесконечной череде впечатляющих номеров. Волны танцовщиков накатывают одна за другой, как если бы нескончаемый поток поставлял на сцену все эти крылья. И очень трудно не заметить, что в каждом ансамбле, будь то квартет или дюжина, танцовщики идеально подобраны по росту. Это роскошь, которую мало какая труппа может себе позволить. Каждый солист безупречен, а лебединый кордебалет, исполняющий традиционную хореографию Иванова, производит величественное и волшебное впечатление своей синхронностью — изумительное зрелище» — такой вердикт вынес об этом спектакле Дэвид Дугилл в «Санди таймс», особо отмечая исполнителей главных партий: «Ольга Смирнова — Одетта–Одиллия и Семен Чудин — принц Зигфрид — составляют безукоризненный и в техническом отношении умопомрачительный дуэт».

Успех нарастал, а волна ажиотажа стала зашкаливать уже на следующий день, когда на сцену в «Лебедином» вышла Светлана Захарова со своим партнером Денисом Родькиным, а в партии Злого гения Лондон увидел Михаила Крючкова. Затем настал черед балета современного хореографа Алексея Ратманского «Светлый ручей», показывающего уже не исторические, ставшие знаковыми постановки, а те балеты, которые ставятся в Большом сегодня.

«Большой балет прибывает в Лондон с блестящим набором золотой классики и еще одним спектаклем на десерт, который любителям балета ни в коем случае нельзя пропустить», — захлебывалась в канун гастролей ежедневная британская газета Express, призывая обязательно посмотреть этот балет.

Несмотря на то что «Светлый ручей» когда-то уже привозили в британскую столицу, для нынешнего поколения английских зрителей он оказался абсолютно неизвестен. Это тот самый балет Шостаковича про колхозную жизнь, который так разгневал когда-то Сталина, а в начале 2000 х его поставил Ратманский, оставив прежнее либретто. На него поначалу хуже всего продавались и даже уценялись билеты, но, когда англичане его увидели, восторгам не было предела: «Русские суперзвезды привезли в Лондон тайное сокровище, ослепительное чистой радостью и мастерской подачей. Выпросите, украдите или займите билет — спектакль покажут еще только один раз, и все. Могу понять, почему Сталин этот балет запретил. Слишком уж он веселый, от начала до конца», — пишет Стефан Кириазис из той же Express, ставя балету пять звезд из пяти возможных.

«Ни одного тусклого мгновения, ни одного напрасного движения. Не так часто приходится видеть, как Большой танцует настоящий, полный драйва комический балет. «Светлый ручей» дает артистам возможность подурачиться всласть. И с какой же охотой они это делают! Никогда не слышала такого громкого смеха на представлении балета, как во время второго акта «Светлого ручья», когда Руслан Скворцов, классический танцовщик, надел пуанты и тюлевую пачку, с тем чтобы притвориться сильфидой и соблазнить ничего не подозревающего Пожилого дачника (Юрий Островский)», — пишет про балет английский критик Дебра Крейн из «Таймс».

Несмотря на более критические отзывы в английской прессе на спектакль «Дон Кихот», его исполнение и особенно оформление, тем не менее именно им поставил Махар Вазиев в конце гастролей эффектную точку. «Дон Кихот» — балет, в котором артисты Большого театра традиционно смогли показать свое исключительное техническое и актерское мастерство, с восторгом встреченное английской публикой. Открытием этих гастролей стал и танцовщик Игорь Цвирко. «Маргарита Шрайнер — миниатюрная, дерзкая и уравновешенная Китри, дразнящая и убедительная. Работа ее ног — никогда не слишком роскошная — была компактной, с заводными пируэтами и аккуратными поворотами в ее вариации Дульсинеи во сне Дон Кихота. Игорь Цвирко сделал Базиля полным мальчишеского обаяния», — пишет Bechtrack, далее отмечая «захватывающее дух» па-де-де с «точным фуэте» Шрайнер и «двойными saut de basque Цвирко», и ставит спектаклю четыре звезды. А британцы устраивают на заключительном спектакле, состоявшемся в минувшую субботу, оглушительную и долго не смолкающую овацию, сопровождающуюся криками: «Браво, Большой!».

Лондон успел закрепить свои позиции, заблаговременно пригласив Большой театр приехать вновь еще через три года.



Source link