Рубрики
Больше Культура

Цискаридзе раскрыл зарплаты артистов балета



По его словам, если популярный артист может рассчитывать на помощь спонсоров, то у начинающих ставки совсем малы.

«Где-то 12 тысяч рублей в месяц», — цитирует Цискаридзе Teleprogramma.pro.

По его словам, «дальше уже идет выслуга за спектакль» и те, кто поднимается по профессиональной лестнице, получают больше.

Он добавил, что во многих театрах благополучие артистов зависит от тех, кто театром руководит. Порой это не очень порядочные люди, поведал артист. Такие управленцы, по его словам, любят сталкивать членов труппы лбами, чтобы «пользоваться своей властью».

Читайте также: «Регина Дубовицкая посоветовала не доживать до старости»



Source link

Рубрики
Общество

Кризис-менеджер балета — МК


Махар Вазиев: «Артисты Большого театра – главный смысл моей жизни»

Махар Вазиев пришел в Большой, имея репутацию балетного кризис-менеджера: до этого он семь лет возглавлял балетную труппу миланского театра Ла Скала (Италия) и сумел вывезти этот, казалось бы, безнадежно увязший в забастовках и распрях и ставший «довеском» к знаменитой опере балетный коллектив на передовые позиции в европейском балете. А те 13 лет, что Вазиев до Милана возглавлял балет Мариинского театра, уже навсегда вписаны в его историю: ведь именно под его руководством балетная труппа впервые станцевала почти незнакомого тогда России Форсайта и других современных зарубежных хореографов, взяла курс на реставрацию балетного наследия, и именно этому балетному руководителю довелось «зажечь» такие звезды этого театра, как Ульяна Лопаткина, Диана Вишнева, Светлана Захарова…

Такие громкие премьеры, как балет «Нуреев» режиссера Кирилла Серебренникова, хореографа Юрия Посохова и композитора Ильи Демуцкого; «Анна Каренина» всемирно известного хореографа Джона Ноймайера; «Зимняя сказка» супервостребованного в Америке и Европе Кристофера Уилдона  и многие другие, что прошли за последние три года в Большом, – это все тоже он – Махар Хасанович Вазиев. Причем иные из этих проектов было под силу осуществить только этому человеку. Так было, например, с прошедшей минувшим летом премьерой балета Мориса Бежара «Парижское веселье»…

Бежар… Фигура этого хореографа возвышается над современниками, подобно титанам Возрождения — Микеланджело или Леонардо да Винчи, — и увидеть его балеты на отечественной сцене мечтало уже не одно поколение любителей хореографии. О планах постановок спектаклей величайшего хореографа XX века на главной сцене страны говорили не одно десятилетие, начиная с 1978 года, после первого приезда легендарной труппы «Балет XX века» под руководством Бежара в нашу страну. Попытки поставить балеты Бежара предпринимали Юрий Григорович,  Владимир Васильев, Сергей Филин. И только Махару Вазиеву это удалось осуществить.

Последний «реставрационный» проект руководителя балета Большого театра «Жизель» – самый амбициозный из всех, за которые брался Вазиев.

Фото: Дамир Юсупов

Махар Хасанович покровительствует реставрациям балетной классики начиная с 1999 года. Тогда новость о том, что в Мариинском театре воссоздали первоначальный облик балета Чайковского-Петипа «Спящая красавица», мгновенно облетела весь мир.

— Я помню, когда мы начинали, сколько сил надо было потратить, чтобы пробить этот проект в Мариинском театре! Как педагоги протестовали, как это им было сложно! – вспоминает Махар Хасанович то время. – Конечно, протестовали, конечно, это им было сложно! Потому что люди были воспитаны на редакции Сергеева, и вдруг такое… Я скажу более, я после «Спящей» Сережи Вихарева уже не мог смотреть другую версию. Для меня это было очевидно.

После «Спящей» на сцене Мариинки при содействии Вазиева Сергей Вихарев успел реконструировать множество классических постановок разных периодов. А после того как Вазиев возглавил балет миланского театра «Ла Скала», мир изумился еще одной тончайшей его реконструкции — балету «Раймонда» Мариуса Петипа.

Следующий шаг по реконструкции классического наследия Вазиев сделал, пригласив в Ла Скала Алексея Ратманского, воссоздавшего для этого театра по тем же записям из гарвардского архива, что использовались при постановке «Спящей» или «Раймонды», свою версию балетов «Спящая красавица» и «Лебединое озеро».

Необходимость реконструкций очевидна. Дело в том, что со временем почти вся балетная классика обросла многочисленными напластованиями и изменилась до неузнаваемости. Вот представить эти спектакли миру в их первозданном виде, такими, какими и замыслили их авторы, и была задача новых постановщиков. Однако на этом пути их ожидают неизбежные сложности, о которых я задаю свой вопрос руководителю балетной труппы Большого театра.

— Махар Хасанович, известно ваше пристрастие к всевозможным реконструкциям, мода на которые, собственно, и началась после того, как вы приняли решение восстановить в Мариинском театре «Спящую красавицу». Потом последовал целый шквал подобных восстановлений по всему миру: «Баядерка», «Корсар», «Эсмеральда» и многие другие. Какие подходы к «воскресению» шедевров прошлого вы считаете более актуальными сегодня? Что важнее при подобных реконструкциях: когда постановщик, например, запрещает балерине поднимать ногу выше 45 градусов, как это было в старину (более высокий градус подъема ноги тогда считался неприличным), то есть более «дотошный» подход… Или более модернизированный и вольный метод для таких возобновлений?

— Это очень не простой вопрос. Давайте начнем все же с того, что мы говорим о великом Петипа. Вы правильно сказали, что тогда, более ста лет назад, ноги надо было поднимать на 45 градусов, сильно стопу не вытягивать, на высокие полупальцы вообще не надо было вставать, только низкие… Мужчины тогда почти совсем не танцевали… И внешне все выглядело совсем по-другому. Это была совершенно другая эстетика… Поэтому у меня не однозначное к этому отношение. Но что для меня стало очевидным, когда мы ставили с Сережей Вихаревым «Спящую красавицу» или «Раймонду», – это, конечно, роскошные костюмы… На мой взгляд, ценность проекта не просто в аутентичности: все же не древние фрески откапываем. Мы говорим о живом процессе. Не учитывать сегодняшнее время и возвращаться сразу в эстетику столетней давности, тогда нужна и публика столетней давности. Поскольку эту эстетику единицы сейчас только могут приветствовать и понимать, любить и находить в этом прекрасное. Но это люди, которые любят, исследуют, занимаются. Люди, подобные вам. Как к этому публика будет относиться? Для чего мы это делаем? Мы спорили на эту тему с Алексеем Ратманским. Алексей пытается придерживаться той эстетики, тех линий. Такие маленькие все аттитюды… Я не могу сказать, что это меня убеждает больше, чем подход другого человека, занимавшегося реконструкциями, недавно от нас ушедшего Сережи Вихарева. Да, есть вещи, которые нужно сохранить. Но есть и вещи, которые мы должны учитывать, иначе весь накопленный за эти десятки лет опыт, развитие – все это ставится под вопрос. Есть неизбежные, необратимые процессы, на них повлиять очень сложно. Потому что сама эстетика, сама форма сейчас уже каждые три, четыре года меняются. Все зависит от личности. Смотрите, пришел Нуреев… Как рассказывают в Мариинском театре, это было подобно бомбе: с таким пассе, стопой, высоченные полупальцы. Он первый, который снял эти смешные короткие штаны поверх трико (после Нижинского), и был скандал на «Дон Кихоте». Сегодня можете себе такое представить? Это был бы такой анахронизм! Линии, фигура уже ведь другая! Как не учитывать все эти факторы? Другое дело – конструкция спектакля. В чем сила Петипа? Как он умел потрясающе танцевать рисунками! Это вообще феномен! Поэтому я здесь все же отношусь так: есть другой подход, когда меняется время, ритм жизни. Мне кажется, что ценность этих работ Петипа заключается как раз в том, что они дают колоссальную возможность развития, и технического тоже. Но чтобы дальше идти вперед, чтоб они сегодня были современные, интересные, актуальные, нужно все же учитывать тот опыт. Вопрос заключается только в том, насколько человек, который этим занимается, насколько его художественный вкус будет совпадать с сегодняшним днем. Если это действительно совпадает, это становится актуальным и интересным безумно. Последняя премьера Большого театра действительно совпала с сегодняшним днем. Ведь никогда речь не шла о том, что мы хотели сделать абсолютно аутентичный спектакль. Это, в принципе, невозможно. Но мы, конечно, постарались воссоздать тот спектакль, с учетом современного подхода. И все мои ожидания Алексей Ратманский абсолютно оправдал: мы получили потрясающий результат.

Фото: Дамир Юсупов

— Одно из ваших главных достижений в управлении балетной труппой Большого – это выдвижение новых молодых исполнителей на главные роли. Вас не устраивают нынешние примы и премьеры Большого или вы готовите новое поколение артистов?

— Что касается того, что я даю возможность проявлять себя молодым, то это никак не означает, что мне не нравятся те, кто выступает на сцене сегодня. Ну как мне может не нравиться Светлана Захарова или Ольга Смирнова, или Катя Крысанова, Миша Лобухин, Семен Чудин? Нет, речь не об этом. Слава богу, что сегодня у нас есть актеры крепкого и яркого дарования. В этом смысле как раз все замечательно. Другое дело, что сама профессия такова, что мы упираемся в одну специфику, которая называется» физика». И мне нельзя прозевать актера. Потому что это обратно уже не восполнишь. Потому я всегда давал и буду давать шанс молодым, которые будут идти вперед и постепенно приобретать сценический опыт. Ведь я практически не выпускаю ни одну балерину или танцовщика, не посмотрев его в зале. Это, мне кажется, нормальный процесс. Время изменилось, и мы должны смотреть в завтрашний день. Сегодня все гораздо мобильнее, и то что сегодня может сделать талантливый человек в течение сезона, раньше делали в течение 5-6 лет. Совершенно другой ритм жизни.

— Мне довелось не так давно делать обзор для «МК» прессы последних лондонских гастролей, и что важно констатировать: абсолютно все зарубежные рецензенты отмечают ошеломительный и совершенно недосягаемый для любой другой труппы уровень кордебалета Большого театра. И это зарубежные критики тоже связывают с вашей деятельностью в театре…

— Некоторые актеры обижаются и говорят: «Вы столько времени работаете с кордебалетом, а с солистами меньше». С солистами я тоже работаю, но проблема заключается в том, что у меня есть свое понимание, в какой последовательности заниматься компанией для того, чтобы добиться нового качественного результата. Ведь существует верхний, средний и нижний уровень компании. Конечно, очень многое держится на среднем уровне. Но невозможно поднять верхний уровень, оставив зазор между ним и нижним уровнем. Поэтому я старюсь нижний уровень, то есть кордебалет, поднять. Именно он и выталкивает на новую высоту средний и верхний уровень. Это важно, потому что ежедневная работа дает нужный результат. И могу вам сказать, что я очень доволен тем, как работает сейчас балетная компания. И это дает такую надежду, силу и веру, что сегодня артисты Большого театра – главный смысл моей жизни.



Source link

Рубрики
Больше Культура

Артист балета Полунин рассказал, как пострадал за татуировку Путина


30-летний российский артист балета украинского происхождения, уже в 19 лет являвшийся премьером Королевского балета в Лондоне Сергей Полунин рассказал в студии программы «Судьба человека» на канале «Россия-1» о том, как пострадал из-за татуировки с портретом Владимира Путина.

Вообще татуировки артист начал делать давно. На его теле по данным СМИ около 20 татуировок — изображение церкви, оскалившийся волк, Хит Леджер в роли Джокера и т.д.

В 2018 году в разгар предвыборной борьбы в России Сергей Полунин сделал новую татуировку — набил на груди портрет Владимира Путина. Теперь он демонстрирует левую руку, на которой красуется украинский трезубец, и грудь с портретом российского президента.

Татуировки Сергея Полунина.

По словам Сергея Полунина, тогда вокруг личности Владимира Путина было много негатива на Западе, все было очень остро. Артист находился в это время в Лондоне и решил сделать эту татуировку, чтобы поддержать Путина.

В студии также прозвучал фрагмент интервью с материю Полунина. Она заявила, что в тот момент из-за этого поступка сына у нее был шок. Она не понимала, как он теперь пересечет границу.

Напомним, что 12 августа 2019 года Полунин был назначен исполняющим обязанности ректора Академии хореографии Севастополя.

Читайте также: Цискаридзе два раза вызывали «скорую» из-за приступа



Source link

Рубрики
Больше Культура

Умер старейший солист балета Мариинского театра Владимир Лопухов



В Санкт-Петербурге в возрасте 75 лет скончался солист балета Мариинского театра Владимир Лопухов. Сообщение об этом появилось на официальном сайте театра.

Артист умер 17 ноября после тяжелой продолжительной болезни.

Владимир Лопухов принадлежал к старейшей балетной династии Санкт-Петербурга, он является сыном знаменитого танцовщика Федора Лопухова. После окончания Ленинградского хореографического училища в 1964 году был принят в труппу Мариинского театра, где прослужил с 1964 по 1987 годы.

Информация о дате и месте прощания с солистом будет объявлена позже.



Source link

Рубрики
Больше Культура

Театр балета имени Якобсона впервые выступит во Владивостоке


«Шедевры русского балета» в исполнении артистов Санкт-Петербургского государственного академического театра балета имени Леонида Якобсона увидят жители и гости Владивостока. Гастроли на Приморской сцене Мариинского театра проходят, благодаря программе «Гастроли петербургских театров» Международной театральной олимпиады — 2019. Единственное выступление состоится 18 октября.

В программе вечера — собрание миниатюр выдающегося мастера хореографии и основоположника театра Леонида Якобсона, обновленных усилиями замечательных художников Татьяны Ногиновой (костюмы), Альоны Пикаловой и Татьяны Вьюшинской (сценография). В спектакле заняты солисты театра: Алла Бочарова, София Матюшенская, Ольга Михайлова, Анна Сергеева, Светлана Свинко, Анна Скворцова, Елена Чернова, Денис Климук, Андрей Сорокин, Андрей Гудыма, Сергей Давыдов и Сергей Крылов.

— За час до начала спектакля известный балетный критик Лейла Гучмазова расскажет зрителям о необычной судьбе хореографа, о его знаменитых «Миниатюрах» и о главной идее Якобсона: танцу подвластны любые темы — от изысканно возвышенных до самых злободневных, — отметила представитель пресс-службы Приморской сцены Мариинского театра Серафима Чооду.



Source link

Рубрики
Больше Культура

Сочи завершит бархатный сезон конкурсом балета



Международный конкурс «Молодой балет мира» проходит в городе-курорте уже в седьмой раз

Сочи в последнее время стал своеобразной культурной и политической витриной страны, и события, которые здесь происходят, только самые важные. А балет как раз тот самый вид искусства, где мы до сих пор «впереди планеты всей». Где же, как не в Сочи, такому важному культурному форуму и проходить. Не только «Валдайский клуб», но и международный конкурс артистов балета в Сочи должны быть в приоритете. Однако были тем не менее у организаторов и проблемы с финансированием конкурса. Несколько раз за последнее время проведение конкурса по этим причинам срывалось. Однако конкурс все-таки состоялся, и кипят по утрам и вечерам в здании Зимнего театра балетные страсти похлеще политических.

Сейчас здесь закончился второй тур, и артисты дожидаются оглашения результатов.

«Не повезло, больше ничем не могу это объяснить!» — говорит мне Михаил Недельский, солист Новосибирского театра оперы и балета. Ему 26 лет, так что артист он опытный, обладающий отличной фактурой и хорошим прыжком, и был бы он одним из главных претендентов на награду, однако на конкурсе парню хронически не везло. Упал в первом туре, уронил партнершу, а потом и сам упал во втором. И такое бывает…

Не прошел на третий тур и отличный 20-летний финский танцовщик Расмус Ахлгрен. Начинал он свое обучение балету в Хельсинской балетной академии, закончил Академию Русского балета им. Вагановой в Санкт-Петербурге, а сейчас представляет одну из сильнейших балетных трупп страны и мира — Пермский балет. Простым невезением тут дело не объяснить. Выступал он на конкурсе блестяще… Полетный прыжок, развевающиеся в танце белокурые волосы, отличное вращение — все придавало ему обаяние и дополняло образ, создаваемый артистом на сцене. Подвел разве только современный номер «Дикий клевер», сочиненный, кстати, таким мастером, как руководитель Балета Панфилова Сергей Райник, на народную финскую музыку.

На конкурсе вообще очень сильными оказались выступления именно у мужчин. Мощно были представлены артисты из Кыргысзтана, и такие театры, как Башкирский театр оперы и балета в Уфе (выделим Айрата Масегутова и Салавата Булатова). Собственно, сильнейшая конкуренция и помешала многим ребятам пойти в третий тур. Хотя было и излишнее трюкачество, а в танце подчас не хватало ни связок, ни подходов к движениям. У девочек такой жесткой конкуренции в старшей группе не было, и все пять участниц, оказавшихся во втором туре, попали и в третий.

«МК» попросил председателя жюри, ректора Московской академии хореографии Марину Леонову поделиться своими впечатлениями от конкурса. Председательствует в сочинском жюри она впервые, потому что на конкурс не смог приехать Юрий Григорович, бессменный председатель жюри прошлых лет, и за конкурсом мэтр мирового балета наблюдает, как было объявлено на пресс-конференции, «дистанционно».

— «Молодой балет мира» в Сочи учрежденный Юрием Николаевичем Григоровичем конечно очень важен. Особенно он важен для тех самых молодых, чьим именем конкурс и называется. Потому что именно на нем они могут о себе заявить. Даже еще совсем дети, которые учатся в школе, могут приехать на этот конкурс, и их имена могут узнать и балетная публика, и критики, и педагоги, и руководители театров. Так что, на мой взгляд, это очень важный конкурс. Проходит он в здании замечательного Зимнего театра, великолепные для конкурса условия. Бывают, конечно, всякие трудности определенного характера, но я думаю, что их надо преодолеть. Конкурс этот, безусловно, должен жить! Тут даже нет вопросов.

— Ваши впечатления об уровне участников, приехавших на конкурс?

— Мне в этом году младшая группа нравится больше, потому что у них больше школы. Все-таки должна быть у артистов балета видна школа. Не должно быть небрежности в исполнении танцев, должны быть доработаны руки, стопы, корпус. Должна присутствовать хорошая манера, музыкальность, выразительность. Вот у младшей группы это присутствует в большей степени, чем у старшей. Мужчины старшей группы все-таки очень разбросанные: зачастую не соблюдаются ни позиции, ни выворотность ног. Классический танец должен быть все-таки безупречен.

— Зато какие невероятные трюки!

— Трюки — да! Но тем не менее мы же знаем известных танцовщиков, которые тоже делали трюки, но это было очень красиво по своей форме, по содержанию, по исполнению. Все равно — все-таки балет это не цирк. Не всегда мне также нравится подобранный репертуар, как-то участники его не очень продумывают. Что касается современной хореографии, то были и талантливые номера. Правда, очень немного! Некоторые танцовщики и хореографы думают, что если они сделали что-то немножко неклассическое, то потом для полноты впечатления можно вставить фуэте, два тура и жете ан турнан… Но это все-таки не современная хореография. Существуют различные направления в современной хореографии, и надо их изучить, для того чтобы понять, что такое современная хореография и как ее надо преподнести на сцене. Для этого совершенно не надо увлекаться классическими па. Это совсем другая история.

— Марина Константиновна, две ваши ученицы, принимают участие в этом конкурсе. Вы вырастили такую балерину, которая сейчас считается одной из первых прим мира — Наталью Осипову, есть ли у ваших новых воспитанниц возможность в чем-то повторить ее успех?..

— У меня вообще-то девочек много: это и Светлана Лунькина, которая танцует в Канаде, Наташа Осипова в Лондоне, Ксюша Рыжкова в Цюрихе. Мне жалко, конечно, что они не танцуют в Большом театре. Но есть и другие девочки: они танцуют и в Большом театре, и в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко… Те девочки, которые приехали сюда, обе очень талантливые и способные. Они просто еще очень маленькие, им всего по 16 лет. Сейчас у нас начало октября, до этого они были на каникулах, и то, что мы успели за месяц с ними сделать, мы, собственно, и показали на конкурсе. 1 сентября они мне сказали: «Мы записались на конкурс». Поставили, что называется, перед фактом. Я ответила: «Ну что же, давайте попробуем»…

— А что в Академии с мальчиками? Почему они не принимают участие в конкурсе?

— А мальчики просто поняли, что в сентябре уже надо ехать на конкурс и что никто из них не успел подготовиться. Это произошло не потому, что нет мальчиков. И последние выпуски они как раз показали, что в Москве, в нашей Академии работает много хороших мужских педагогов… Бывает, конечно, что нет материала… И год может оказаться без мальчиков или без девочек… Так бывает. Таланты ведь не рождаются каждый год. И иногда некого просто учить! Да, был период очень трудный: четыре мальчика — и то, какие есть. Это не только у нас, кстати, происходит, и не всегда все зависит от педагогов. Но сейчас период этот проходит, и мы снова набираем очень хороших детей. И в этом году набрали замечательных девочек и полноценный класс мальчиков. Какое-то прошло перерождение, дети опять идут в балет, и это радует.

— Вы председатель жюри на этом конкурсе, и, поскольку привезли в Сочи своих учениц, могут быть какие-то разговоры, что «толкаете» своих… Хотя мы знаем, что московская школа одна из лучших в мире, но тем не менее…

— Вы знаете, я не должна была быть председателем жюри. Это так сейчас решили члены жюри, и я, честно, не очень этим довольна. Бессменный председатель жюри в Сочи — Юрий Николаевич Григорович, и если он смотрит этот конкурс, он так должен им и остаться. Но бывают какие-то жизненные ситуации, от которых ты просто не можешь отказаться… И когда коллеги говорят, что ты должна быть председателем жюри в отсутствие Юрия Николаевича, приходится соглашаться. Но меня это не радует. И особенно когда выступают мои ученицы. Именно это меня и смущает.

— Но говорят, что система голосования здесь такая, что вы повлиять на его исход никак не можете…

— Это правда: я не могу повлиять. Я не голосую за своих девочек, и в пользу их я правом своего двойного голоса, как председатель, не воспользуюсь. Это я точно для себя уже решила. Вот сегодня не прошла на третий тур Полина Гасимова, ученица нашей Академии. А выступала она очень хорошо. Она отлично подготовлена нашим педагогом Ириной Пяткиной. И я была довольна. И вдруг я увидела, что она выбывает из конкурса и я ничего сделать не могу. Я была очень удивлена, потому что выступала она очень прилично. Легкая девочка, с хорошим прыжком и хорошей манерой. Но это конкурс — и ничего тут не поделаешь. Может, как и другие, недобрала сотых балла каких-то. Но ведь члены жюри даже не видят, кто на каком месте. Кто первый, кто второй, кто третий… Жюри до конца ничего не знает. Мы знаем только цифры, и номера, кто прошел. Проходной балл — 18, и существует определенное количество участников, которые могут пойти: остаться на втором туре и потом перейти на третий. На третьем туре должно остаться пять девочек и пять мальчиков. Таково количество учрежденных премий. У остальных членов жюри вообще нет на конкурсе своих учеников, только я здесь со своими девочками. Так что все честно.

— А насколько вам комфортно пребывать в Сочи?

— Город Сочи замечательный, атмосфера для конкурса просто волшебная. Я вообще в Сочи в это время первый раз. Никогда в жизни в октябре не отдыхала. Я всегда работала в школе, в театре. И вдруг такой подарок: конкурс все-таки состоялся, и мы в Сочи. Конечно, более подходящее время проведения этого конкурса для его участников это июнь, когда уже прошел год, мы подготовились и идем на конкурс. Октябрь, с этой точки зрения, конечно, не время для конкурса. Но тем не менее я люблю Сочи. Погода прекрасная. Дай бог, чтоб и дальше на конкурсе было все так же удачно!



Source link

Рубрики
Больше Культура

В Дортмунде прошли гала-концерты петербургских звезд балета — Российская газета


Дортмунд не принадлежит к числу балетных столиц, но полгода назад на Международный петербургский фестиваль Dance Open он прислал «Алису», где артисты танцевали, пели, качались на качелях. Теперь ответный тур: на сцене Дортмунд Опернхаус прошли при аншлаге два гала-концерта звезд балета Санкт-Петербурга.

Формально событие примыкает к обширным «Русским сезонам» в Германии, но Dance Open и Дортмунд должны были сдружиться и без повода. Рурский регион, вовлеченный во все социальные процессы Германии и активно адаптировавший беженцев, сейчас озаботился поддержкой культурных традиций и готов в это вкладывать. В местную балетную труппу приглашают лучших хореографов с умным репертуаром. В рационально элегантном Опернхаус уживаются балет, опера и драма. Билеты на русских звезд смели мгновенно.

В рационально элегантном Опернхаус уживаются балет, опера и драма. Билеты на русских звезд смели мгновенно. Фото: Предоставлено пресс-службой Dance Open

Организаторы Dance Open собрали программу специально для гала, разумно решив, что обычным джентльменским набором па-де-де сегодня не удивишь. Все исполненное звездами главных театров Санкт-Петербурга расширяло представления и о русской классике, и о советской, и о способности российских артистов ужиться с любым автором. Так, солисты Театра балета имени Леонида Якобсона Софья Матюшенская и Андрей Сорокин превратили в экзотику революционный настрой «Пламени Парижа» Вайнонена и необычность «Хореографических миниатюр» Якобсона, а их коллеги по театру сблизили русско-германские культурные реальности «Венским вальсом».

Взрослые звезды Мариинского и Михайловского удивляли по-взрослому, для верности — дважды: в современной хореографии и в классике. Денис и Анастасия Матвиенко танцевали о странностях любви в «Пер Гюнте» ныне модного Эдварда Клюга и «Корсаре» вечно модного Мариуса Петипа. Другие любимцы публики, теперь и дортмундской, Марат Шемиунов и Ирина Перрен, удивляли нестандартным адажио из «Спартака» привычного им Георгия Ковтуна.

Героику и кураж предоставили Елене Евсеевой из Мариинского и Игорю Цвирко из Большого, показавших вызубренных балетоманами всего мира па-де-Диан из «Эсмеральды» и Гран-па «Дон Кихота». Пафос, блеск, пламенные мужские прыжки и неизбежные 32 фуэтэ с фирменными сложностями (дело балетной чести — свертеть по два оборота подряд) ответили ожиданиям зала.

Пока мир разбирается с политикой и экономикой, в балетной жизни все люди братья

Но картину дополнили еще и две российские балерины Анны, Цыганкова и Тихомирова, ныне постоянно танцующие в Дортмунде, в том числе показанную на гала отечественную хореографию Леонида Лавровского («Ромео и Джульетта») и Михаила Фокина («Видение розы»). То есть дружба Санкт-Петербурга и Дортмунда в этой сфере скреплена человеческим фактором. В финале местная труппа хорошего стандарта поддержала условно своих и условно чужих, подчеркнув: пока мир разбирается с политикой и экономикой, в балетной жизни все люди братья. Потому что век тут краток и травмоопасен, и надо успеть порадовать друг друга.



Source link

Рубрики
Больше Культура

Самая яркая супружеская пара балета раскрыла секреты взаимоотношений


Виктор Лебедев: «Когда выхожу на сцену с женой, выкладываюсь вдвойне»

— Нас очень хорошо принимали в Москве, свободных мест в зале не было. На первых двух спектаклях «Спящей красавицы» еще чувствовалось, что публика приглядывается, оценивает постановку, труппу, солистов, но потом, на «Лебедином озере», уже и овации, и цветы, что было очень приятно. Для меня эти гастроли стали, пожалуй, самым ярким событием года. Но на сцену Большого я выходил и раньше: танцевал здесь па-де-де из «Лебединого», и с женой танцевали адажио из балета «Ромео и Джульетта», тоже в концерте.

— Вы уже почти 10 лет, как окончили Вагановское училище, танцуете ведущие партии, наверное, с опытом уходит и волнение?

— Признаюсь: я волнуюсь всегда. Степень волнения к тому же зависит от того, кто моя партнерша. Сейчас я чаще танцую с женой, и, когда выхожу на сцену с ней, понимаю, что мне надо выложиться вдвойне — не только самому станцевать, но и ей помочь станцевать свою партию. С другой стороны, Настя для меня на сцене — большая поддержка. И ненужные волнения уходят сами собой. Им на смену приходит уверенность, что вот сейчас мы с Настей выйдем и сделаем все максимально хорошо, как мы умеем.

— Вы больше любите классику? Может быть, хотели бы поучаствовать в какой-нибудь авангардной постановке?

— Я об этом как-то не задумывался. Начинал я танцевать классику, потом танцевал что-то более современное, а вот в прошлом сезоне мы танцевали «Тему с вариациями» Баланчина, так что репертуар у меня разнообразный. Вообще — вот как у меня все идет, пусть так и идет. Мне нравится, как складывается моя карьера. Я, конечно, очень люблю постановки Михаила Григорьевича Мессерера, а это чистая классика. «Лебединое озеро», «Золушка», «Коппелия» — это те спектакли, которые обязательно должны быть в репертуаре ведущего танцовщика театра, без классики просто нельзя. Но, пожалуй, самая любимая — партия Принца в «Золушке».

— Виктор, а как же судьба вас свела с балетом, вы ведь, кажется, не из артистической семьи?

— Да, просто моя старшая сестра занималась художественной гимнастикой, и мама часто заставляла ее брать меня с собой на занятия, ведь мама работала, а за мной, маленьким, нужно было приглядывать. И вот я сидел, смотрел, как занимается сестра, мне стало интересно, и я тоже решил что-то такое гимнастическое сделать. Тренер увидела, что у меня неплохо получается, что хорошая растяжка, что могу высоко поднимать ножку, и она сказала сестре: «Есть хореографическое училище, где с детьми занимаются балетом. Попробуйте отдать туда вашего мальчика. У него способности». Сестра передала эти слова маме, и мама отвела меня в Академию русского балета имени Вагановой. Причем мне никто не объяснял, что такое балет, что за учеба меня ждет. А пришлось нелегко. Я, когда был маленьким, не совсем понимал, что делаю, для чего и ради чего. Понимание пришло с возрастом. А тогда, признаюсь, у меня даже было желание уйти из училища. К счастью, я этого не сделал.

— Вас после училища приняли в Мариинку, но вы практически сразу перешли в Михайловский театр. Ваша жена, отработав 3 года в Большом театре, тоже перешла в балетную труппу Михайловского. И вас, и Анастасию пригласил Михаил Мессерер. Это так?

— Да, так. В балетном мире Михаил Григорьевич, можно сказать, мой «папа». Он всегда меня поддерживал и Настю. Мы и женаты благодаря ему. Сначала Михаил Григорьевич каждого из нас пригласил в театр, потом стал ставить вместе. Когда у нас с Настей на репетициях бывали какие-то недопонимания, он нас мирил, убеждал, что надо только постараться и тогда у нас все получится, потому что мы вместе, мы пара. Помню, Михаил Григорьевич ставил «Тщетную предосторожность», это такой романтический балет, и в третьем акте надо целоваться. Так вот наш любимый балетмейстер нам говорил: «Ну, давайте, целуйтесь убедительно, по-настоящему!» (Смеется.)

— Признайтесь: вы любимчики у Мессерера?

— Михаил Григорьевич очень корректный человек. Он никогда особо не выделяет никого из танцовщиков. У него, кроме Виктора и Насти, есть и другие артисты, которых он любит, кого тоже в свое время приглашал в театр, с кем репетирует. Просто так получается, что именно мы чаще всего с ним работаем.

Я благодарю Владимира Абрамовича Кехмана (одновременно худрук Михайловского и Новосибирского театров) за то, что дает нам с Настей возможность работать еще и в Новосибирске. Скажем, в сентябре мы с Настей опять будем в Новосибирске танцевать его «Класс-концерт», Михаил Григорьевич приедет, будем с ним репетировать. Он и в Михайловский театр приезжает на репетиции, когда может.

— Несложно «жить» на два театра?

— НОВАТ тоже, можно сказать, наш родной театр. Сибиряки нас тоже принимают очень хорошо. И если какой-то спектакль не идет в Михайловском, а его приглашают станцевать в Новосибирске, это всегда приятно. Там вообще потрясающая сцена — очень большая, красивый зрительный зал, и танцевать в НОВАТе одно удовольствие.

— В этом сезоне вас ждут две премьеры — «Драгоценности» в НОВАТе и «Баядерка» в Михайловском. «Баядерку» ставит Начо Дуато. Кстати, как вам с ним работается?

— Он, конечно, талантливый человек, прекрасно ставит современные балеты. Я думаю, «Баядерка» будет очень красивый спектакль, а «Драгоценности» Баланчина — шедевр мирового балетного искусства, и мне бы очень хотелось пополнить свой репертуар этими постановками.

— Вообще, неважно, сколько тебе лет, какое у тебя звание, всегда есть куда расти. Техника в процессе работы улучшается, и мне всегда интересно делать что-то новое даже в том спектакле, который танцую давно. Конечно, мне есть куда расти, и надеюсь, что будут новые радостные премьеры.

— И желательно, чтобы рядом была и Настя?

— Конечно. Это даже не обсуждается. Я без своей жены никуда!

Читайте также: Евгений Миронов рассказал о планах Театра Наций на новый сезон



Source link

Рубрики
Больше Культура

В Пермском театре оперы и балета открывается новый сезон — Российская газета



Впервые за восемь лет новый сезон Пермского театра оперы и балета открывается без знаменитого Теодора Курентзиса. Его переезд в Санкт-Петербург летом нынешнего года повлек весьма существенные изменения как внутри театра, так и вне его.

Официальные изменения отражены в новом уставе, о котором рассказал накануне открытия сезона новый (старый) генеральный директор театра Андрей Борисов. Должность Художественного руководителя упразднена, вместо этого появилось понятие художественного совета, или как торжественно назвал его Андрей Борисов — «ареопага творческих людей». Кроме того, введена должность главного дирижера, которым стал Артем Абашев. Новым главным хормейстером назначен Евгений Воробьёв. Главным балетмейстером и директором оперной труппы по-прежнему остаются Алексей Мирошниченко и Медея Ясониди.

Перед новой командой стоит непростая задача — максимально быстро залечить «прорехи», которые так или иначе появились с уходом Теодора Курентзиса, восстановить необходимую для творческого коллектива устойчивость и сохранить истинный интерес зрителей, что совсем непросто, учитывая имеющуюся турбулентность. А зритель в Перми, как правильно заметил Андрей Борисов, у нас знающий, и даже привередливый.

Разработкой такой творческой стратегии и должен заняться худсовет. Причем, в кратчайшие сроки.

Пока журналистам были представлены лишь некоторые события, которые уже точно занесены в календарный план. Откроется сезон балетом «Лебединое озеро» и оперой «Евгений Онегин». Из крупных событий традиционный конкурс «Арабеск», который состоится в апреле. Накануне его открытия состоится премьера балета Валерия Гаврилина «Анюта», в которой ожидают участия Владимира Васильева в роли Петра Леонтьевича, отца Анюты.

— За эти годы мы накопили богатый репертуар, часть которого планируем показывать в этом сезоне, — сказал Алексей Мирошниченко. — Таким образом мы приведем во баланс бюджет театра и вернем на сцену любимые зрителем спектакли. И первым таким возобновлением будет вечер одноактных балетов «Зимние грезы», который пройдет на сцене уже 6, 7, 8 декабря.

Оперная труппа к новому сезону пополнилась еще одним молодым солистом. Это баритон Энхбат Тувшинжаргал, который уже 4 сентября выступит в заглавной партии в «Евгении Онегине». За дирижерским пультом новый главный дирижер театра Артем Абашев.

Вообще, молодых и новых артистов в театре теперь достаточно много. Пришлось значительно обновить коллектив музыкантов. Собрать оркестр мирового уровня было непросто, однако, по словам Артема Абашева, это удалось.

— Уже первые репетиции показали, что мы набрали достойный коллектив, — подчеркнул он. — Причем, он может играть не только репертуарные произведения. В плане стоит 10 симфонических концертов.

Такое же существенное обновление идет в составе хора пермского театра. По свидетельству нового хормейстера Евгения Воробьёва, оттуда ушло немалое количество артистов, но в театр приходят новые голоса.

— У коллектива есть сложности: им нужно привыкнуть ко мне, мне — к ним, — сказал он. — Но мы вместе готовы формировать именно то качество, которое необходимо. Скажу сразу, что коллектив способен на очень многое. У тех людей, которые остались, не всегда была возможность показывать то, на что они способны. Но если им эту возможность дать, то мы получим большое удовольствие.

В целом создается впечатление, что в каком-то смысле пермский Театр оперы и балета возвращается к своим корням, пытаясь в то же время сохранить традиции, которые были до Курентзиса и которые принес маэстро.

Но насколько это получится пока непонятно. Поскольку главный вопрос художественной славы города, которой Пермь пользовалась последние годы, так и не разрешен. Будущее пермского Дягилевского фестиваля и отношения Теодора Курентзиса с городом — пока достаточно туманно. И тут очень важна позиция власти, поскольку, по словам Андрея Борисова, он-то сам готов подписать договор о сотрудничестве прямо сейчас, но маэстро хочет, чтобы документ был заверен не директором театра, а конкретно министром культуры.

Есть у него и еще одно требование — чтобы Дворец культуры Солдатова, в котором прошло открытие нынешнего Дягилевского фестиваля, было передано под его резиденцию и площадку будущего мероприятия. И Теодор хочет, чтобы эти пункты были занесены в договор, а не остались лишь устными договоренностями.

Сами же власти, в лице губернатора края Максима Решетникова и министра культуры Вячеслава Торчинского, выражают полную готовность к общению. На общем собрании труппы, посвященном открытию сезона, они оба подтвердили, что все договоренности насчет использования ДК им. Солдатова и финансирования театра, данные Теодору Курентзису, сохраняются.

— У вас приоритет в использовании Дворца им. Солдатова, потому что вы вообще для нас в приоритете, — сказал губернатор.

Однако тут тоже все не так просто, поскольку на ситуацию накладывается история с «дележкой» бренда Дягилевского фестиваля, разыгравшаяся в последнюю неделю месяца. А это может серьезно осложнить переговоры о пермском будущем фестиваля и, как написано в официальном сообщении пресс-службы musicAeterna, подтолкнуть «к отказу от проведения фестиваля в Перми».

Между тем

Пресс-секретарь коллектива Теодора Курентзиса musicAeterna Оксана Гекк прокомментировала для прессы сложившуюся с брендом Дягилевского сезона ситуацию:

— В ответ на письмо Пермского театра оперы и балета, касающееся прав на использование бренда «Дягилевский фестиваль», о котором мы узнали из массмедиа, сообщаем, что бренд «Дягилевский фестиваль» был создан Теодором Курентзисом и его командой в 2012 году. До этого времени фестиваль назывался «Дягилевские сезоны: Пермь, Петербург, Париж». Бренд создан для Перми, и команда musicAeterna не использовала и не собиралась использовать его в других городах. А что касается проекта в парижском театре Шатле, который будет проходить под руководством Теодора Курентзиса с 2021 года, то он не будет называться буквально «Дягилевский фестиваль», хотя в его названии, безусловно, будет фигурировать имя человека, который именно сцену Шатле выбрал для первого представления своих знаменитых «Русских сезонов».

Но главное — можно любое название дать фестивалю, как пермскому, так и французскому. Не от названия зависит успех, а от содержания. Поэтому лучше было бы закончить игры с массмедиа, подталкивающие нас к отказу от проведения фестиваля в Перми, и сесть за стол переговоров, чтобы решить принципиальные вопросы, касающиеся будущего фестиваля. Время идет, а переговоры с Министерством культуры Пермского края, по сути, еще не начались.



Source link

Рубрики
Общество

На театре оперы и балета в Донецке появился барельеф с Кобзоном


На здании Донецкого театра оперы и балета установлена мемориальная доска народному артисту СССР Иосифу Кобзону. Артист неоднократно выступал там.

Как сообщается на сайте театра, барельеф появился на здании «Донбасс Оперы» 23 августа, в ходе мероприятий, посвященных 150-летию города. Отмечается, что это дань памяти человеку, который «искренне любил родной Донбасс».

Фото: Минобрнауки ДНР

Там напомнили, что Кобзон часто выступал на сцене театра. Также он поддерживал жителей региона и местных артистов в сложное военное время.

Торжественную церемонию открытия мемориальной доски посетил председатель правления Региональной общественной организации «Землячество донбассовцев в Москве», депутат Госдумы Геннадий Онищенко. Он отметил, что Иосиф Кобзон был «искренним патриотом многонациональной семьи народов, живущих в Российской Федерации».



Source link