Рубрики
Больше Культура

В Москве и Петербурге прошел фестиваль авторских хорроров — Российская газета



На недавно прошедшем в обеих российских столицах фестивале авторских ужастиков «Дикие ночи» экзотики хватало: гости смотра увидели, например, чешский боди-хоррор, первый тунисский опыт в жанре, причудливую аргентинскую мистику. Фильм ужасов легко вступает в союз с другими жанрами — от комедии до детектива, от научной фантастики до социальной драмы. Тем жанр и интересен. Образцы такого «микса» — в двух бразильских картинах: сатирическом «Клубе каннибалов» и нестандартных «Голосах с того света», которые вышли в российский прокат 15 августа.

Фильм Деннисона Рамалью — зрелище, безусловно, прелюбопытное, имеющее в арсенале такие мощные (особенно для российского зрителя) козыри, как аутентичное пространство и остроумная сюжетная завязка.

Деннисон Рамалью бежит по граблям самых вздорных клише мистических хорроров

Последняя и вовсе могла бы сделать «Голоса» одним из самых ярких открытий лета, однако сворачивающий в сторону банального развития сценарий и множество, на первый взгляд, мелких, но существенных шероховатостей не позволяют назвать его просмотр чем-то большим, нежели в меру оригинальный способ досуга.

Работник морга Стенио — которого играет похожий одновременно на молодого Антонио Бандераса и Кристофера Эбботта (и, соответственно, чуть-чуть — на Кита Харингтона) Даниэль де Оливейра — обладает специфическим и крайне уместным для его профессии даром: он может разговаривать с мертвыми.

Визуально этот процесс реализован довольно своеобразно: трупы нескончаемым потоком — речь идет о районе повышенной криминализованности — поступают в его учреждение и «оживают» при помощи дешевенькой графики, вещая пропущенными через грубый фильтр голосами. Сделано это, очевидно, для большего эффекта, но скорее не нагоняет жути, а придает нелепости.

От знакомого «жмура» Стенио узнает о том, что он, увы, «рогат», в чем вскоре, проведя небольшое любительское расследование, убеждается наверняка. Воспользовавшись информацией, полученной от другого покойника, тесно связанного с одной из бандитских группировок, он при помощи обмана натравливает головорезов на любовника своей супруги. План, надежный, как швейцарские часы, срабатывает. Правда, с перебором. И в результате героя теперь преследует мстительный призрак убиенной супруги.

С этого момента сверхспособность Стенио, главная изюминка «Голосов с того света», проявляться почти совсем перестает и начинается довольно шаблонный и несколько тягомотный мистический хоррор о возмездии.

Собственно, зачем мертвецы изливают бедолаге, которому и так несладко в жизни приходится, свои отходящие в мир иной души, так и остается до конца загадкой. Вместо того, чтобы попытаться найти ответ на этот вопрос, как-то развить недурную, интересную идею, Деннисон Рамалью бросается вприпрыжку по граблям самых вздорных клише мистических хорроров. И скачет по ним усердно, ни в какую сторону конкретно не продвигаясь, до самой развязки.

Из-за этого сходит на нет и все впечатление от экзотического колоритного антуража.

Бразильская потусторонщина оперирует ровно теми же приемами, что и типичная американская, и какая угодно другая: хрустит суставами, прыгает из темных углов, насылает жуткие галлюцинации.

Разве только реакция персонажей на козни призрака выглядит чаще всего максимально неадекватно — то ли в силу особенностей менталитета, то ли просто из-за авторских причуд.

Скажем, когда ребенок на день рождения в присутствии многочисленных друзей-соседей получает в подарок якобы от папы окровавленный человеческий позвоночник, очевидцы принимают это за чересчур экстравагантную выходку.

На службе завал, супруга погибла — понятно, стресс, с кем не бывает. Чувство юмора отказало, надо же такое пацану подарить.

Подобных странностей здесь экскаваторный ковш с горкой — они даже играют на руку картине, обращая фильм ужасов ненароком в черную комедию с прибабахом. В таком разрезе даже те нелепо артикулирующие трупы уже смотрятся — как элемент абсурда.

И если этому абсурду отдаться, можно даже получить удовольствие.

Но и тут мешает упрямое следование проклятым шаблонам, согласно которым мистику необходимо загонять в рациональные рамки. Упрямое — и одновременно выборочное.

Грей с трупами разговаривает? Ну разговаривает и разговаривает. Героя преследует его мертвая жена? А вот тут нужно как следует разобраться и объяснить что-то заведомо необъяснимое. Он весь противоречивый, этот бразильский хоррор.



Source link