Рубрики
Больше Культура

Большой театр впечатлил англичан балетом «Светлый ручей» — Российская газета



В Лондоне продолжаются гастроли балета Большого театра. После привычных «Спартака» и «Лебединого озера» публика ахнула от «Светлого ручья» Алексея Ратманского.

При всей лояльности к бренду «Большой балет» и всей объективной продвинутости публика Лондона, как и любая другая, любит узнавать, а не познавать. Так комфортнее, да и российский балет она справедливо считает гораздо более консервативным, чем собственную труппу Королевского балета Ковент Гарден (ROH). Все попытки обозримых сезонов экспортировать в Москву британскую хореографию либо проваливались (отказ приехать хореографа-резидента ROH Уэйна МакГрегора), либо были удачны, но слишком похожи на традиционную продукцию современного сюжетного балета (прекрасная «Зимняя сказка» хореографа-резидента ROH Кристофера Уилдона).

Неудивительно, что гастроли, посвященные памяти первого импресарио Большого балета в Лондоне Виктора Хоххаузера, включают семь «Спартаков», восемь «Лебединых озер» и четыре вечнозеленых «Дон Кихота». Удивительно, что в список все-таки протиснулись два «Светлых ручья» Алексея Ратманского 2003 года на либретто репрессированного Адриана Пиотровского и гонимого Федора Лопухова. Вдова и верный соратник Виктора Хоххаузера, Лилиан, слегка рисковала, но именно слегка.

История про культурный десант классической балетной труппы в советский колхоз выглядит в Лондоне такой же экзотикой, как пляски рабов Спартака и чуть ближе к жизни, чем идеальные полеты лебедей. Это для российского зрителя балет Ратманского мгновенно вызывает в памяти «Кубанских казаков» с их сытым деревенским рынком да примиряющей с фальшью лирикой. Транспарант «Привет артистам от колхоза «Светлый ручей»» непонятен уже и новому российскому поколению, а уж вне пределов отечества тем более экзотика.

Русские суперзвезды привезли в Лондон тайное сокровище… Выпросите, украдите или займите билет — спектакль покажут еще только один раз, и все

Между тем в анналы истории «Светлый ручей» вошел как повод к знаменитому постановлению партии и правительства 1936 года, после которого добили все, что оставалось живым в искусстве танца. «Изображаются завершение уборочных работ и праздник урожая. По замыслу авторов балета, все трудности позади. На сцене все счастливы, веселы, радостны», — строки постановления, выводящего «балетных лукавых» на чистую воду. Дальше: «Музыка Д. Шостаковича под стать всему балету… и она решительно ничего общего не имеет ни с колхозами, ни с Кубанью. Композитор так же наплевательски отнесся к народным песням Кубани, как авторы либретто и постановщики к народным танцам. Музыка бренчит и ничего не выражает. Авторы балета рассчитывают, что публика наша так нетребовательна, в действительности нетребовательна лишь наша музыкальная и художественная критика. Она нередко захваливает произведения, которые этого не заслуживают».

Теперь, 83 года спустя, «не наша» критика захваливает балет Большого театра «Светлый ручей». «Русские суперзвезды привезли в Лондон тайное сокровище, ослепительное чистой радостью и мастерской подачей. Выпросите, украдите или займите билет — спектакль покажут еще только один раз и все. Могу понять, почему Сталин этот балет запретил. Слишком уж он веселый, от начала до конца. Не будь там собаки на велосипеде и частого кокетства с безбожием, получилась бы затяжная (и совершенно божественная) пародия на «Лебединое озеро» с переодеваниями. Вдобавок действие происходит в советском колхозе, но отказывается принимать что-либо связанное с ним всерьез», — Стефан Кириазис из Express ставит балету пять звезд из пяти.

Хвалят Екатерину Крысанову и Дарью Хохлову, актерский дар Руслана Скворцова, Анны Балуковой и Игоря Цвирко.

Дебра Крейн поделилась своими впечатлениями в Times: «Нечасто доводится видеть, как Большой балет полным ходом идет в комический разнос. «Светлый ручей» дает артистам возможность подурачиться всласть. И с какой же охотой они это делают. Никогда не слышала, чтобы балетная публика хохотала громче, чем во втором акте».

Итог любопытен: казавшиеся беспроигрышными — и действительно беспроигрышные по аншлагам — спектакли Большого для критики и продвинутой публики стали предсказуемым образцом исполнительского искусства, «Светлый ручей» — примером искусства живого, вписанного во время, позволяющего артистам выпрыгнуть из привычных схем.

До окончания гастролей осталось меньше недели, и уже ходят слухи, что в следующий приезд Большой театр покажет больше «Светлых ручьев». Может, балет-веха нашей истории поможет пробиться и новым эксклюзивам Большого — грядущему «Мастеру и Маргарите», тройчатке одноактных спектаклей, что покажут будущей весной Слава Самодуров, Антон Пимонов, Артемий Беляков, да технически трудному для тура но обреченному на успех «Нурееву».



Source link