Рубрики
Больше Культура

Анастасия Вертинская: «Я вставляла вату в нос и уродовала лицо»


«Мне нравится ездить в метро»

— Вы давно не ездили в метро, Анастасия Александровна?

— Я все время там езжу. Тому есть две причины: первая, что я попала в аварию. Слава богу, жива и никого не убила. Это было какое-то странное явление, я на самом деле давно за рулем… Было очень рано, очень туманно.

— А когда это было?

— Месяца четыре назад, здесь, на кольце. А вторая причина заключается в том, что стоянок нигде нет. Когда у тебя машина, ты понимаешь, что тебя выживают из города. Знаете, это абсолютная дискриминация.

— Ну и как вам метро московское?

— Мне нравится, оно очень комфортное, можно доехать куда хочешь.

— У моей одноклассницы сломалась машина, она впервые за много лет спустилась в метро. У нее был шок: «Хмурые люди, не улыбающиеся, плохо пахнущие». Она больше никогда не спустится в метро.

— Да, машины, конечно, изолируют тебя от такого впечатления. Ты как бы находишься в своей атмосфере, можешь включить радио, не видеть лиц. Хотя на дорогах тоже очень много хамства. Но я не знаю, меня в метро ничего не напрягает. Я вижу много молодежи, они действительно сидят, погруженные в свои гаджеты.

— То есть вы такой толерантный человек, не сноб?

— Если касается метро, то толерантный. Но я не люблю хамства. Понимаете, любой человек может нахамить, даже интеллигент. У меня тоже так бывало, я срывалась… Сейчас уже этого нет. Но я всегда вспоминаю в таком случае Чехова. Однажды ему сестра Мария Павловна подала холодный суп. Он расшумелся, сказал: вот, я работаю, содержу всю семью, устал, а вы не можете мне даже суп горячий дать. Кинул ложку в тарелку, наорал на всех и ушел к себе в кабинет писать рассказ про хама.

— «Когда б вы знали, из какого сора…»

— Вот я всегда это вспоминаю, думаю: ну все-таки, если даже Антон Павлович был подвержен таким моментам, то не страшно.

— А другая сентенция Чехова о том, что нужно по капле выдавливать из себя раба, для вас тоже актуальна?

— Мне помогает выдавливать из себя раба характер. Я терпеть не могу рабство. Ну разве можно быть как все и не возражать? У меня был такой период в жизни, он касался студенчества и каких-то первых моих шагов в театре, потому что это как раз время, когда ты стоишь под одну гребенку со всеми и думаешь: только бы меня не заняли в этой роли, ведь я даже не знаю, как играть, у меня еще нет ни мастерства, ни навыков.

Кадр из фильма «Алые паруса»

— Так у вас в 15 лет началась такая карьера! Сначала «Алые паруса», потом «Человек-амфибия»… Ведь вы тогда уже были звездой, не меньше.

— А это ничего не значит, сцена — там все другое. И вот ты стоишь, сачкуешь, а потом в какой-то момент говоришь себе: так, минуточку, вот сейчас я на сцене. И ты это пространство раздвигаешь, делаешь этот шаг, страшный иногда, чтобы стать личностью. Так и в жизни, между прочим.

— Но в принципе театр — это рабство? Та самая зависимость, о которой все говорят?

— Вообще актерская профессия зависимая. Сейчас уже много таких профессий, когда человек годами ждет: дадут ему работу или нет. Но если в другой профессии это не так страшно, то для актера чрезвычайно важно: ведь могут уйти молодые роли, и ты уже никогда их не сыграешь.

Я всегда любила свободу и самостоятельность, и в этом отношении в профессии актера мне было в чем-то дискомфортно. По молодости я не замечала этого, роли сыпались одна за другой, и в советское время я только отказывалась от ролей. Все кинопробы я проходила без исключения, меня всегда утверждали.

Позже уже все поменялось сильно, но театр долгое время оставался как рабочая площадка для профессии, души, сердца, для постижения каких-то характеров. Ведь когда постигаешь чужие характеры, ты формируешь свою душу.

— Так в этом смысле она счастливая, ваша профессия?

— Конечно, она великая.

«Уберите ее, она мне мешает!»

— Вы такая чеховская, шекспировская, булгаковская актриса, о таких ролях, которые вы сыграли, можно только мечтать. Но какую роль вы не сыграли, не смогли, не успели?

— Я вообще не отношусь к людям, которые о чем-то сожалеют, тем более у меня такой пройденный путь, что мне сожалеть не о чем. Все-таки я работала с великими режиссерами: с Козинцевым, Эфросом, Ефремовым, Волчек… Для меня это был подарок жизни. Так зачем сожалеть, что я у кого-то не занята.

— У Эфроса была единственная актриса, для которой он делал все, — Ольга Яковлева. Остальные, даже великие, — массовка. Но вы для Олега Ефремова разве не были такой единственной?

— Да, он выбирал меня, но я никогда не слышала по отношению к себе завистливых голосов. Я ограждаю себя от всевозможных разговоров за спиной, потому что прекрасно понимаю, что много недовольных. Но Ефремов не брал спектакли специально на меня, это было созвездие блестящих актеров. Я никогда себя не ощущала как прима-балерина.

фото: Геннадий Черкасов

— Еще говорят: эта труппа может съесть любого режиссера. Вот на «Таганке» в свое время «съели» Эфроса, да так, что его не стало. Вы видели это на самом деле, участвовали?

— Когда я была на «Таганке», то все видела, но, конечно же, не участвовала. Я знала, что люди недовольны Эфросом, они привыкли к Любимову. Эфрос был гением. А в других театрах — в «Современнике», в Пушкинском, в Вахтанговском, во МХАТе — работали такие режиссеры, что их «съесть» было невозможно, и никто не пытался.

— А когда в 1987 году Ефремов решил разделить МХАТ, вы же пошли за ним слепо, без вопросов. Ну, как когда-то точно так же ушли к нему во МХАТ из «Современника». Сейчас как вы считаете, он был прав?

— Он был нашим учителем, вождем…

— Фюрер — такая у него была кличка.

— Ну да. Мы все шли за ним — Евстигнеев, Лаврова, Калягин… Мы ему доверяли. Там такое созвездие: Смоктуновский, Мягков, Любшин, они имели право, чтобы на них ставить спектакли. Но Ефремов почему-то никогда не приглашал сильных режиссеров, разве что только Льва Абрамовича Додина, который поставил «Кроткую» на Олега Борисова.

— А потом Ефремов Борисова вообще убрал из спектакля «Дядя Ваня».

— Это была очень трагическая история, потому что тут-то и стало понятно: если есть у кого ревность к успехам, то у Ефремова. Ефремов неудачно заменил Борисова в «Дяде Ване». Дядя Ваня, как мы знаем, выпивает, и Ефремов считал, что там должен быть другой тип, ближе к нему. Но ничего не вышло из этого, затмить Борисова в этой роли не получилось. Борисов — феноменальный актер, это было блистательно, как он играл.

— Получается, что Ефремов, разделив театр из благих намерений, к концу жизни оказался у разбитого корыта?

— Понимаете, не всегда режиссер может работать с новым поколением, обновить труппу совсем не просто. Ефремов очень хотел работать со своими артистами.

— Поэтому он так легко освободился от своего друга Евстигнеева, сказав ему «не можешь — уходи» из-за его здоровья?

— Он был советский режиссер, а тогда был принцип: незаменимых нет. Мы все для него были заменимы, чувствовали себя как в картотеке, когда ты находишься под номером на этой полке, но если надо, ты можешь быть передвинут на другую полку под другим номером.

— Но когда вы в «Голом короле» выходили в массовке, а зрители тем не менее смотрели и замечали только вас, Евстигнеев, игравший короля, воскликнул: «Уберите ее, она мне мешает». И вас убрали.

— Я так расстроилась, потому что это для меня был замечательный повод сачковать.

— Обиды на Евстигнеева не было?

— Ну что вы, какая обида! Я его обожала, он играл «Голого короля» гениально. И мне так хорошо было в массовке. Я боялась, комплексовала, была зажата.

Когда я еще училась в театральном училище, мы бегали в «Современник», и с галерки я их видела, великих: Табакова, Казакова, Евстигнеева, Дорошину… И потом вдруг я оказалась среди них. Я так робела, думала, что никогда не выйду из этого своего страха. Поэтому я была счастлива, когда маршировала в качестве гвардии Евстигнеева-короля в числе других, но, к сожалению, меня моментально узнавал зал. И Евстигнеев правильно сказал «убери ее», у него же был выход после меня. А хлопали мне.

«Ум не нужен в нашей профессии»

— А ведь вы совсем не тщеславны: столько людей вокруг, а вы не хлопочете лицом — смотрите, это я, Вертинская!

— Нет, я всегда была тщеславна, потому что без тщеславия актер не может состояться. Я перешагивала и фамилию свою, которая принадлежала моему отцу, а не мне, я и внешность свою перешагивала, она тоже была не моей заслугой, а маминой. В «Современнике» вставляла вату в нос, делала веснушки, уродовала лицо, потому что «Современник» — социальный театр, я не вписывалась туда и чувствовала это.

Но я хотела в этот театр. А того тщеславия, о котором вы говорите, у меня не было никогда. Я считаю, что это качество бескультурных людей.

Кадр из фильма «Алые паруса»

— Не очень умных, да. Но я думаю, что вы таких навидались будь здоров.

— В актерской профессии да. Но ум не нужен в нашей профессии. В театральном училище ты четыре с половиной года занимаешься своим «я». «Я» в предлагаемых обстоятельствах. Я, я, я… Наконец это «я» у тебя вырастает до таких размеров, что белого света не видно.

Только очень редкие актеры расширяют свой интерес к жизни и имеют какие-то другие таланты, возможности. Но самое великое «я» было у Смоктуновского, он был великой скрипкой, на которой мог сыграть любой, даже плохо обученный режиссер.

— А помните, как он в «Гамлете»: «Но играть на мне нельзя»?

— Он был тонкий очень. Когда я начала сниматься у Бондарчука в «Войне и мире», спросила у Иннокентия Михайловича: «Скажи, как мне играть мою княгиню Лизу?» Я ему все рассказала о ней, о том, как она рожает и умирает. И он, который не читал роман Толстого, разобрал эту роль так, что ни один толстовед не смог бы сделать лучше. Великий был актер.

— Но Михаил Козаков, еще один близкий вам человек, довольно сложно относился к Смоктуновскому. Хотя почему он должен к нему относиться просто?

— Все были сложными: и Смоктуновский, и Козаков.

— Но Козаков так в себе сомневался до последних дней, ел себя поедом.

— Как партнер он был очень высокопрофессиональный, как артист он себя не поедал. И это хорошо, что он сомневался! Сейчас, когда ты видишь режиссера, который не сомневается в себе и нагло прет, просто смешно смотреть. Это рефлексия, которая должна быть и у интеллигентного человека, и у актера.

— Ну а вы? Так, кажется, легко отошли от театра и живете своей частной жизнью. Это возможно в принципе — артист на пенсии? Разве бывает такое?

— Я прекрасно себя чувствую в зале, а не на сцене. Я не покидаю театр в этот момент, смотрю и радуюсь хорошим спектаклям. Ну вот, например, Грета Гарбо… Она же ушла рано, отгородилась…

— Да, 50 лет она потом нигде не выступала.

— И прекрасно дожила свою жизнь. И не перестала быть для публики Гретой Гарбо.

— Сэлинджер написал свое великое произведение, а потом уединился, стал отшельником.

— Я не отшельник, понимаете. Уланова тоже рано ушла со сцены, а Плисецкая танцевала долго, это зависит от твоих потребностей. Я с 15 лет актриса. Я школу не заканчивала, как все, сидя за партой, а на лету сдавала уроки и одновременно с этим работала в Пушкинском театре. Поэтому и сцену знаю рано, и камеру.

Кадр из фильма «Человек-амфибия»

— Простите, вы пресытились?

— Это не так. У меня такая школа была театральная: если играешь драматическую роль, то играешь на разрыв. Я очень долго восстанавливалась после Нины Заречной в «Чайке», например. Мне казалось, что нужен год, чтобы накопить эту энергию опять. Это надрыв души, понимаете. Я устала все время быть в состоянии этого диагноза.

Грянула перестройка, дух свободы пьянил, невероятно хотелось вырваться из этой структуры рабства, как вы говорите. Я поехала преподавать с Сашей Калягиным за границу. Потом появились внуки, а теперь вот и правнуки, требующие внимания. Одновременно с этим я занималась наследием Александра Николаевича, отца, для меня это чрезвычайно важно.

— Простите, когда отца не стало, сколько вам было лет?

— 12 лет. Это была большая потеря, потому что он оказался единственным питанием творческим для меня. Бабушка занималась хозяйством, мама была молодая и училась в институте, мы ее почти не видели, а папа приезжал редко, он был на гастролях, но он создавал такой мир… Каждый вечер, когда он был в доме, он нам рассказывал сказки. Он был невероятно щедрым человеком и потрясающим рассказчиком. Порой не нужно, чтобы родители были все время с детьми…

— Вы так его ждали! Я представляю.

— Да, невероятно. Это было событие, его ждали все: и бабушка, и мама, и дом готовился. А уж как мы с Марианной ждали! Он был такой личностью! Один только вечер, проведенный с ним, давал очень много.

фото: Из личного архива

«Для меня Никита остался добрым человеком, отзывчивым». С первым мужем Никитой Михалковым.

«Я с оппозицией на улицу не выхожу»

— Вы следите, что происходит по жизни с вашими бывшими мужьями — Никитой Михалковым, Александром Градским? Вот Градскому недавно было 70 лет, вы его поздравили?

— Нет. Понимаете, с мужьями складываются разные отношения, с одним одни, с другим другие. Никиту Сергеевича я всегда поздравляю, он меня тоже. Все-таки у меня сын от него, поэтому это другое что-то: человек становится родственником, родным, в ближнем круге. Что касается Градского… мы очень разные с ним.

— А вы программу «Голос», где он блистал, смотрели?

— Смотрела, но не считаю, что он блистал.

— Всегда были интересны его реакции, мудрость.

— Этой мудрости, как вы называете, было бы недостаточно в шоу, не будь рядом еще трех веселых кресел. Когда это все вперемешку с другими типажами, тогда, наверное, интересно.

— Про Никиту Сергеевича… На мой взгляд, он был гениальным режиссером до определенного момента, до «Утомленных солнцем». В советское время это был свободный, независимый, смелый человек, а сейчас, когда ему уже ничто не угрожает, стал прислужником власти. Что с ним случилось?

— Я его так не оцениваю. Если мы все будем оглядываться на то, какими мы были, поймем, что все были свободными и менее свободными стали, потому что свобода измерялась другими категориями.

Для меня Никита остался добрым человеком, отзывчивым. Я знаю, как много он делает для фонда благотворительного, отдает свои деньги, собирает деньги, помогает актерам в Союзе кинематографистов. Если к нему обращаются с серьезными проблемами, всегда помогает. Его душа осталась отзывчивой и доброй. Он никогда об этом не говорит.

— Он еще делает «Бесогон», ну и замечательно. А вы как-то выражаете свою гражданскую позицию, ходите на митинги за нашу и вашу свободу? Что-то я вас там не видел.

— И не увидите. Я с оппозицией на улицу не выхожу и никогда не выйду. Для меня это неприемлемо категорически. Я считаю, что все революции в России были вредны.

Кадр из фильма «Безымянная звезда»

— Когда вы были счастливы на съемках? С Козаковым в «Безымянной звезде»?

— Да, именно так. Там все совпало: и мой возраст, и пьеса, и то, как мы понимали друг друга. Такое же родство душ у меня было и с Игорем Костолевским.

— Возраст? Но, простите, когда вы снимались в «Мастере и Маргарите», вам было почти 50.

— Ну и что, разве это важно?! Там просто фильм не получился, да и с Карой, режиссером, мы не совпали. Нужно было сыграть ведьму. В таких случаях многие актрисы начинают пучить глаза, кривить рот…

— Зачем так примитивно?

— А для меня была важна жертвенность Маргариты, то, что она свою любовь поставила на алтарь. И самая главная фраза: «Не подавайте больше Фриде платок». Понимаете?

— Как вы относитесь к Кириллу Серебренникову, Константину Богомолову?

— Я их плохо знаю, хотя фильм Серебренникова «Изображая жертву» мне нравится. Но мой любимый режиссер Дмитрий Крымов, вот.

фото: Геннадий Черкасов

— А к нынешнему времени как относитесь? Вам комфортно сейчас?

— Я рада за молодых, за их свободу, за то, что они ходят и все, что хотят, читают в своих гаджетах. Ну и пусть читают! Только знаете… Почему-то многие из них считают, что прошлое — это Сталин и Берия, больше ничего. А Серебряный век? Там же была такая свобода творчества, поэзия. Там был мой отец…

— Да вы сами как будто из Серебряного века. Но если бы на машине времени вам бы позволили унестись, куда бы вы захотели?

— Только не в прошлое. Мне интересно то, что будет, понимаете. Я по гороскопу Стрелец, а Стрельцы натягивают тетиву и стреляют точно в цель, всегда достигая ее. Вот я такая. Мне сейчас хорошо, легко и ничто не мешает. Я свободна. Меня интересует только будущее. Моя жизнь абсолютно гармонична.

Читайте также: «Возвращение Ветлицкой сравнимо с возвращением Солженицына»



Source link

Рубрики
Спорт

Сахалинка Анастасия Парохина взяла бронзу на Кубке России


В Чебоксарах прошел открытый Кубок России на призы главы Чувашской республики по вольной борьбе среди женщин. В соревнованиях приняло участие около 130 спортсменок из 31 региона России, из Киргизии и Азербайджана. Сахалинскую область представляла воспитанница спортивной школы Корсаковского городского округа, мастер спорта России Анастасия Парохина, выступившая в весовой категории до 62 кг. С Анастасией соперничали 14 спортсменок, в числе которых мастера спорта международного класса.

Фото: http://stimol.admsakhalin.ru

В схватке с чемпионкой международного турнира «Гран-При Иван Ярыгин» и чемпионкой России 2019 года МСМК, которая в последствии стала чемпионкой Кубка России, Настя уступила с минимальным счетом 3:2. В борьбе за бронзу со спортсменкой из Брянской области Анастасия одержала победу. Таким образом, сахалинка Анастасия Парохина завоевала бронзу Открытого Кубка России среди женщин, сообщает пре-служба министерства спорта Сахалинской области.



Source link

Рубрики
Больше Культура

Детский поэт Анастасия Орлова открывает собственное издательство



Писать запоминающиеся стихи для самого раннего возраста, от колыбели до «дошколы» — невероятно трудно и ответственно. Потому что именно эти немудреные на первый взгляд текстики остаются с человеком на всю жизнь и определяют, что это вообще значит — «думать на родном языке». В XX веке в русской литературе это удавалось, пожалуй, только Агнии Барто. А в XXI веке удается очаровательной жительнице Ярославля Анастасии Орловой. Получившей, что радует, за это Государственную премию.

Еще больше радует, что после этого нашлись серьезные люди, оказавшиеся готовыми «под нее» организовать новое детское издательство. Первые книги «Книжного дома Анастасии Орловой» будут представлены уже в эти выходные на Фестивале детской книги в РГДБ и в следующие — на ярмарке «Нон/Фикшн» в Гостином Дворе. А пока что мы задали Анастасии несколько вопросов.

Когда мы читаем в новостях: «Известный детский поэт Анастасия Орлова открывает собственное издательство» — что эта фраза значит?

Анастасия Орлова: Это значит, что я работаю главным редактором в издательстве «Книжный дом Анастасии Орловой».

И какие будут первые книги?

Анастасия Орлова: Наше новорожденное издательство выпустило первые книжки для «первого возраста» — это серия «Читатель родился!». Я собрала стихи и потешки для самых маленьких, самые нежные, самые любимые, как уже знакомые, так и самые новые, современных авторов, которые пишут для малышей. Их, на самом деле, не очень много.

Это оригинальные русские, ранее не публиковавшиеся книжки?

Анастасия Орлова: Какие-то тексты уже публиковались, а какие-то вы увидите впервые, например, стихи Кристины Стрельниковой или Надежды Шемякиной. Для них это одни из первых книг. Я не исключаю, что в будущем издательство будет выпускать другую литературу. Но я буду заниматься детскими книгами. Серию нон-фикшн планируем.

Тоже для самых маленьких?

Анастасия Орлова: Нет, для тех, кому больше шести. И художественные книжки будут.

Вы собираетесь заполнять всю линейку возрастов? От самых маленьких до..?

Анастасия Орлова: До младшего и среднего школьного возраста.

Собираетесь ли вы работать с книжками переводными?

Анастасия Орлова: Собираемся, но несколько позже. Сейчас много времени занимает налаживание процесса. Но первые книжки уже вышли из печати. Мне нравится то, что у нас получилось! Но, конечно, мечтаю, чтобы и читатели их полюбили.

А собираетесь ли вы работать со всякими визуальными книжками без слов, с тем, что сейчас называется silent books? С комиксами, с графическими романами?

Анастасия Орлова: Я в этом году была на Болонской книжной ярмарке. Это, конечно, расширение границ возможного. Я привезла оттуда целый чемодан необычных книг. В том числе и книжки без текста. Пусть книжки будут разными — с текстом, без текста, круглые, квадратные, толстенькие, худенькие… Я открыта для экспериментов, все возможно. Хорошо, если бы и читатели в России научились их принимать и ценить разнообразие.

Когда читатели смогут познакомиться с новинками «Книжного дома Анастасии Орловой»?

Анастасия Орлова: Наши книжки уже в продаже в книжном магазине «Лабиринт». Приглашаю вас на презентацию издательства на Фестивале детской книги в Российской государственной библиотеке 30 ноября в 12:00. И на ярмарку «Нон-Фикшн» 7 декабря в 13:00. Там мы уже будем с нашими первыми книжками и нашими любимыми авторами и художниками.



Source link

Рубрики
Общество

Анастасия Заворотнюк погасила многомиллионные долги перед банком


Актриса Анастасия Заворотнюк, несмотря на свою болезнь, смогла погасить все свои долги перед банком. Ранее это стало причиной наложения судебными приставами запрета на выезд актрисы за границу. Теперь такой запрет снят.

По данным информационного агентства «ФАН«, долги Заворотнюк образовались семь лет назад, когда она взяла крекдит в банке на сумму в 435 тысяч долларов. Актриса намеревалась купить землю. в Подмосковье. Однако грянул кризис и курс доллара резко подскочил и актриса не смогла вовремя собрать необходимую сумму для погашения кредита.

Банк обратился в суд, который частично удовлетворил требования кредитной организации. В этом году актриса погасила весь долг. Кроме этого ее близкие доказали в суде неправомерность требования с Заворотнюк 37 тысяч долларов исполнительного сбора. В середине сентября суд принял решение, что приставы больше не должны запрещать актрисе поездки за рубеж. 

Читайте материал: «Сибирский целитель пообещал вылечить Заворотнюк от рака «.



Source link

Рубрики
Спорт

Сибирячка Анастасия Пастух стала своей и незаменимой в «Ставрополье»



В команде из краевого центра опытный игрок проводит уже пятый сезон

– Настя, где ты родилась?

– В городе Новокузнецке, в Сибири.

– А как в гандбол попала?

– У меня старшая сестра Надежда занималась ручным мячом, а я занималась плаванием, и все смотрела, что она разъезжает по соревнованиям, по городам, мне тоже так захотелось.

– То есть, тебе понравилась такая жизнь кочевая?

– Да, и мама сказала, ну давай переходи уже в гандбол. Это было в пятом классе.

– Совмещать не получилось?

– Нет, хотя и занималась плаванием с первого класса, но гандболом совмещать, тем более еще и учебу, это было нереально. Пришлось что-то выбирать. А потом получилось так, что мою сестру позвали в Волгоград. Следом за ней и меня пригласили после девятого класса. Я в чужом городе оказалась не одна, и это было очень хорошо. В дубле «Динамо» я отыграла несколько сезонов, и оказалась в Ставрополе, где уже команда выступала в суперлиге.

– Получается, что ты за «Ставрополье» проводишь пятый сезон? Сегодня команда по сравнению с той, когда ты только пришла, изменилась сильно?

– Обновилась практически полностью, да. Когда я пришла, играли «старички», в том числе, моя сестра. А я осталась.

– В статусе ветерана, выходит?

– Да (смеется).                    

– А в Новокузнецке первую встречу с гандболом помнишь? Это была любовь с первого взгляда?

– Ощущения поначалу были непонятные. Я же раньше плавала. А потом быстро понравилось, влилась, и без этого жизнь стала не та.

– А вот эта спортивная база плавательная помогла тебе? Это вообще хорошо, что ты и раньше занималась спортом и была подготовка определенная?

– В принципе, да. Потому что я уже понимала, что такое спорт, дисциплина. Когда ты с нуля приходишь, тяжелее процесс идет. Тем более, что до гандбола я еще и легкой атлетикой занималась. У нас вообще – семья спортивная, мама занималась плаванием, а папа – легкой атлетикой.

– Ты помнишь свои ощущения сразу после переезда в Ставрополь? Как команда приняла?

– Хорошо, как семья. Здесь замечательный коллектив, тренеры очень добрые. По-настоящему семейная обстановка – уютная, теплая. И сам город мне понравился.

– Успел тебе родным стать?

– Конечно! Раньше я думала, что Волгоград красивый, а когда увидела Ставрополь, поняла, что он гораздо красивее. А за последние годы еще сильнее преобразился. Очень нравится гулять по парку Победы.

– У команды «Ставрополье» есть какая-то своя фишка? Как игрок опытный, ты уже можешь об этом судить. Как тебе кажется, в чем особенность этого коллектива?

– Мне кажется, что мы очень дружные. Мы друг другу всегда помогаем. Если какие-то проблемы, решаем.

– Учитывая, что коллектив время от времени обновляется, получается, что это – во многом заслуга тренерского штаба.

– Видимо, да.

– В этом году команда в пятый раз выиграла «золото» чемпионата России по пляжному гандболу. Можешь несколько слов об этом своем опыте сказать?

– Как приехала в Ставрополь, я все время в пляжный гандбол играю. Мне этот вид ближе, чем классика. Он эмоциональнее, красочнее, динамичнее. В доли секунды все может измениться.

– А волгоградская школа гандбола, ты же ее тоже успела понять. В чем ее особенность?

– Скажу так, там очень сильная школа, такая боевая, на характере. И тренеры очень сильные.

– Неслучайно у нее реноме кузницы кадров, много девчонок разъезжается в команды других городов. А какой для «Ставрополья» самый неудобный соперник?

– Не скажу. На каждого надо максимально серьезно настраиваться. Нет такой четкой градации – сильные, слабые, у любой команды можно выиграть, и любой проиграть. Поэтому надо настраиваться на соперника и уважать его.

– А ты помнишь первые игры «Ставрополья» против таких мастеровитых и титулованных команд, как «Ростов-Дон», к примеру, и можно ли их сравнить с нынешними встречами? В чем разница? Мандраж ушел?

– Они (ростовчанки) более быстрые, олимпийские чемпионки у них в составе, защита мощная. Но теперь я понимаю, что можно с ними сражаться.

– Вопрос не о гандболе. Домашние животные у тебя есть?

– Я всегда мечтала о кошке, и мечта сбылась. У меня – мейн-кун.

– Это такие большие котики, почти в рост человека?

– Да, мне эта порода очень нравится, Миле годик.

– И она еще расти будет?

– Возможно, но она уже весит шесть килограммов.

– И как такое счастье на руках носить?

– Она очень тяжелая! Я когда уезжала домой на три недели, и у родителей поднимала обычных кошек, то потом сильно удивлялась габаритам Милы в Ставрополе. Было непривычно. Но она такая ласковая и игривая!

– А как ты организуешь свой досуг?

– Я люблю гулять с родными, близкими.  Стараюсь проводить с ними больше времени в перерывах между тренировками и играми.

– Есть точка на планете, где ты мечтаешь побывать?

– Да, мечтаю увидеть Париж. Хотя все равно для меня лучшее – это поехать домой, к маме, папе и сестре.



Source link

Рубрики
Больше Культура

Анастасия Заворотнюк вышла из комы — Российская газета


Долгожданная хорошая новость для поклонников российской актрисы Анастасии Заворотнюк, все эти дни искренне переживавших за «прекрасную няню».

Как только что передала KP.RU, ссылаясь на свой источник в медицинских кругах, артистка вышла из комы и начала сама дышать.

Ранее, напомним, сообщалось, что 48-летняя актриса была введена медиками в медикаментозный сон — на фоне ухудшения состояния, — и подключена к аппарату ИВЛ.

Официальных комментариев от семьи Заворотнюк, придерживающихся политики глубокого молчания, по-прежнему нет. Представителю артистки также было запрещено отвечать на вопросы о состоянии Анастасии.

Перед этим сообщалось, что в элитной клинике, где находится артистка, в связи с участившимися вылазками папарацци была выставлена круглосуточная охрана — на этаже и около палаты Заворотнюк.



Source link

Рубрики
Больше Культура

Анастасия Заворотнюк впала в глубокую кому — Российская газета


Состояние заслуженной артистки России Анастасии Заворотнюк, госпитализированной в реанимацию и накануне введенной врачами в медикаментозную кому, оценивается как крайне тяжелое.

При этом вопрос об оперативном вмешательстве все еще не решен. Как уточняется, на фоне неуклонно ухудшающегося состояния 48-летней Завротнюк операцию делать опасно.

Введение пациента в медикаментозную кому подразумевает подключение к аппарату ИВЛ, однако теперь, передает канал РЕН ТВ, «это состояние Заворотнюк уже не обусловлено лекарствами».

Заворотнюк, звезда ситкома «Моя прекрасная няня», уже более двух недель находится в больнице. До этого актриса проходила лечение в Польше.

Ранее нейрохирург Александр Тушев поделился прогнозом в отношении Анастасии — весьма неутешительным.



Source link

Рубрики
Общество

Певица Анастасия Приходько обвенчалась с мужем



Певица Анастасия Приходько спустя шесть лет после свадьбы обвенчалась с супругом. В соцсети артистка опубликовала фотографии с церемонии.

На фото муж и жена предстают в традиционных для таинства нарядах: она — в белом платье, он — в строгом костюме.

Фанаты певицы помнят, что во время ее с Александром свадьбы оба пришли в ЗАГС в спортивной одежде, решив не устраивать пышной церемонии. Теперь же супруги после церкви отправились на банкет в ресторан.



Source link

Рубрики
Больше Культура

Анастасия Стоцкая рассказала об испытанных острых ощущениях в открытом море


«Я — человек, который не любит экстрим ни в каком виде»

Артистка Анастасия Стоцкая была замечена на днях в Геленджике, куда отправилась поработать и отдохнуть в компании некоторых коллег. Поскольку певица не была обременена в этой поездке детьми и могла позволить себе любое времяпрепровождения, она решила освоить новый экстремальный вид водного спорта — катание на скутере. И если до этого актриса ездила исключительно в качестве пассажира, то на сей раз рискнула сесть за руль сама. К счастью для здоровья девушки, первый блин оказался не комом: Стоцкая не пострадала и даже уехала в открытое море, откуда вполне благополучно вернулась.

«Я впервые сам управляла водным скутером, — рассказала Анастасия во время пребывания на Международном арт-фестивале Star Wings. — На меня надели спасательный жилет, объяснили, где газ, как поворачивать. Еще мне сказали не наезжать на камни, не разворачиваться резко. Тормоза здесь, кстати, нет, так что сильно не надо разгоняться. Но вообще все очень просто. Кстати, я- человек, который не любит экстрим ни в каком виде, поэтому меня спокойно можно отпускать в подобные приключения. Я вот недавно, когда была с ребенком в аквапарке, три дня морально готовилась, чтобы прокатиться только на одной горке. Это был реально анекдот. В итоге я прокатилась и пожалела, что я не сделала этого раньше, потому что это было классно. Понимаете, я не люблю острые ощущения, я боюсь повредить руку или получить синяки. Мне, видимо, хватает адреналина по жизни, поэтому я не люблю искусственно создавать такие эксперименты. Но вот сейчас я покаталась, было классно, я разгонялась километров до пятидесяти в час, а когда я чувствовала, что дух захватывает, сбрасывала скорость. Тем не менее, несмотря на на то, что я не очень люблю острые ощущения, я испытывала кайф: ведь когда ты одна едешь в открытое море и никого на горизонте — это классные ощущения для того, чтобы обнулиться и таким образом переключить внимание от своих внутренних проблем и забот. Возможно я делаю это увлечение теперь постоянным», — заключила звезда.

Фото: Сергей Иванов.



Source link