Рубрики
Общество

Искалеченной тетей ингушской девочке Аише ампутируют часть руки



Эту печальную необходимость признал консилиум

Консилиум, решавший вопрос об ампутации, прошел в стенах НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, где уже месяц находится на лечении маленькая Аиша. Помимо сотрудников и руководства института в консилиуме приняли участие главный внештатный детский травматолог-ортопед Москвы Дмитрий Выборнов, ведущий специалист отделения сосудистой хирургии института Вишневского Андрей Зотиков и другие специалисты, в том числе по протезированию. На совещании медиков присутствовали также представители Ингушетии — заместитель министра здравоохранения региона Зураб Маршани, главврач детской республиканской больницы Магомед Балаев, детский омбудсмен Зарема Чахкиева и ряд ингушских врачей.

Краеугольным вопросом консилиума стал вопрос о необходимости ампутации правой руки, получившей самые значительные повреждения, вплоть до прекращения кровоснабжения, связанного с длительным связыванием жертвы (сдавлением мягких тканей и сосудов рук тугими повязками).

Главный детский врач РФ Леонид Рошаль отметил, что за истекший месяц медиками проделан огромный путь:

— На сегодня угрозы ампутации левой руки нет, хотя повреждения еще остаются. Ожоги на ягодицах зажили. Что касается правой руки, состояние которой вызывало наибольшие опасения, врачи боролись за каждый ее сантиметр. Полностью конечность сохранить, увы, не удастся, да и за верхнюю часть предплечья еще придется побороться.

По оценке участников консилиума, состояние маленькой пациентки стабилизировалось, наметилась положительная динамика, и на сегодня прошло достаточно времени, чтобы определить истинные объемы поражения правой руки.

— Организм состоит из разных тканей, некоторые погибают очень быстро, некоторые в отдаленные сроки, — пояснили врачи. — Нам необходимо было время, чтобы понять их жизнеспособность, определить четкую границу между погибшими тканями и той частью руки, которая сохранила жизнеспособность. Решено, что на этой неделе пройдет первый этап хирургического лечения — удаление всех погибших тканей, то есть фактически ампутация. Но это не последний этап. Борьба за каждый сантиметр и даже миллиметр конечности продолжается, поэтому мы продолжим наблюдение за раной в целях возможного сохранения локтевого сустава. Работа предстоит еще долгая и упорная, но шансы есть. На консилиуме мы проработали много вариантов.

Главный внештатный детский травматолог-ортопед Дмитрий Выборнов назвал решение, принятое консилиумом, «драматичным»:

— Но мы с самого первого дня поступления Аиши в клинику знали, что оно должно будет состояться. Врачи добились значительной стабилизации общего состояния ребенка, благодаря чему стало возможным говорить о проведении радикальных хирургических вмешательств по реконструкции правой верхней конечности, которая имеет наибольшие изменения. Хочу напомнить, что с самого начала было известно, что уровень нарушения кровообращения в верхней трети правого плеча критичен. Выраженное нарушение кровообращения затрагивало фактически всю конечность, включая кисть, предплечье и нижнюю половину плеча. В результате проведенного комплексного лечения с использованием всех возможностей, которыми обладает НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, удалось добиться того, что сегодня мы практически полностью уверены в сохранении тканей плеча и частично верхней трети предплечья. Консилиум принял решение выполнить некроэктомию — то есть удаление всех омертвевших тканей — с возможностью формирования культи, которая впоследствии обеспечит функциональное протезирование данной конечности. В консилиуме принимали участие специалисты по протезированию, с которыми наш план хирургического лечения полностью согласован.

Выборнов отметил, что критическое решение об ампутации направлено на «дальнейшую стабилизацию общего соматического состояния пациентки и последующую реабилитацию по функциям конечности с учетом ее адекватного протезирования». Иными словами, удаление нежизнеспособных тканей руки улучшит общее состояние жертвы зверства и впоследствии даст возможность подобрать протез.

Чиновник от здравоохранения Ингушетии Зураб Маршани поблагодарил коллектив НИИ за профессионализм и чуткое отношение к маленькой жительнице республики: «Я уверен, что доктора сделают все возможное для ее эффективного лечения». Одновременно с консилиумом уполномоченный по правам ребенка при главе Республики Ингушетия Зарема Чахкиева, которая с первого дня трагедии принимала самое горячее участие в Аише Ажиговой, стала ее официальным опекуном и законным представителем. Леонид Рошаль и его коллеги отметили важность этого момента, так как «вопрос об ампутации можно решать только с опекунами».

— Три месяца, пока Аиша будет находиться в больнице, я буду представлять ее интересы перед законом, — заявила ингушский детский омбудсмен собранию врачей. — А после выписки будем решать вопрос с приемной семьей для нее.

В качестве опекуна Зарема Чахкиева дала свое согласие на хирургическое вмешательство в отношении правой руки своей подопечной и добавила, что уже на сегодня нашлось много желающих удочерить несчастную малышку.

Напомним, что семилетняя жительница Ингушетии Аиша Ажигова поступила в Московский НИИ неотложной детской хирургии и травматологии 5 июля, где ей диагностировали «краш-синдром правой и левой рук, множественные повреждения кожных покровов туловища, массивный ожог ягодиц, признаки интоксикации с высокими показателями маркеров воспаления». При обследовании у девочки также выявили старые переломы ребер, обеих рук, компрессионные переломы отдельных позвонков и нелеченый врожденный вывих левого тазобедренного сустава. Особенно насторожило врачей состояние правой руки: пальцы на ней были черного цвета, что говорит о некрозе (омертвение тканей), плечо и предплечье холодные, пульс не определялся. Медики сделали вывод, что причиной подобных изменений является длительное (более двух суток) сдавление мягких тканей и сосудов рук тугими повязками — иными словами, Аишу сутками держали связанной.

Известно, что семилетнюю Аишу после того, как ее отец уехал за границу, отдали в семью родной сестры отца — 33-летней жительницы ингушского города Сунжа Макки Ганиевой. Сейчас на эту гражданку заведено уголовное дело по статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в отношении малолетнего», Ганиева содержится в КПЗ ингушского города Карабулак. У тети, столь зверски покалечившей племянницу, имеются родные дети — 5-летние мальчики-близнецы. На время расследования их поместили в реабилитационный центр, где тщательно обследовали. Однако на телах кровных детей садистки ни единого повреждения не обнаружено.

Изначально предполагалось, что родная мать Аиши сама отдала дочку сестре мужа — правда, не оформив никаких официальных бумаг. Однако пока изувеченная девочка проходила лечение в столице, у следствия появились новые сведения, согласно которым не исключается, что ребенка у матери забрали силой. Неофициальные источники ссылаются на местные традиции, согласно которым в случае развода или смерти мужа дети остаются у родственников отца. А решения судов о месте жительстве детей с матерью, противоречащие древним устоям, не исполняются годами. Также появилась информация, что Макка Ганиева регулярно пьянствовала и периодически избивала собственного мужа — полицейского местного РУВД. Для Кавказа ситуация странная и необычная, однако с мужа Ганиевой подозрения в истязаниях племянницы жены действительно сняты: из СИЗО, куда он изначально попал вместе с супругой, он освобожден. Следствие продолжается, дело взял под личный контроль глава Сунжи. В Ингушетии говорят, что в республике «есть люди, готовые оплатить Аише любое лечение».



Source link